click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Наша жизнь – это  то, что мы думаем о ней. Марк Аврелий




Весть о Книге Века

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/15578537_209574372834995_3441706525065054600_n.jpg?oh=d86d44cc6dfa8efb81661a4b72ab9f33&oe=58EAC8AB

Завершился многолетний труд – вышел в свет третий том трилогии «Свет Христов. Грузия». Название третьего тома – «Солнечная ночь. Патриарх». Трилогия – монументальное издание, которое потрясает своей масштабностью – и не только объемом, художественным и техническим оформлением, а главное – необычным содержанием.
Три тома с золотым обрезом в темнокрасном, цвета вина, переплете с золотым тиснением – «Свет Христов. Грузия». Это творение духа и разума человеческого повествует об истории древнейшей христианской цивилизации и уникального культурного наследия синхронно с историей страны, ныне называющейся Грузией, а в далеком прошлом известной под названием Иберии, той самой «страны Золотого Руна».
Сегодня, когда во многих странах предпринимаются активные, зачастую успешные попытки подмены истинных и непреложных ценностей, основ цивилизованного мира псевдо и лже-истинами и определенная часть человеческого общества усиленно пытается срубить ту самую ветку, на которой сидит, – сегодня Книга века «Свет Христов. Грузия», все ее три тома, эти потрясающие фолианты приобретают совершенно особое значение.
Обдумывая эту небольшую «Весть», я обратилась к калбатони Нестан (Елизавета) Киртадзе – автору проекта и главному редактору II и III томов, автору статей, доктору исторических наук, с просьбой рассказать, когда и как начиналась работа над трилогией. И вот что я услышала:
– Идея создания Книги века принадлежит Католикосу-Патриарху Илие II. Мысль эта зародилась давно. И в один прекрасный день он поделился ею со мной. В течение этой беседы – вернее, я сперва лишь слушала его, – я разволновалась до слез. «Это будет не одна книга, а трилогия», – сказал он. Начиная с глубокой древности, еще с дохристианских времен, когда в Иберию прибыли Апостолы, то есть с периода подготовки Грузии к глубочайшему и важнейшему изменению, по сегодняшний день. И моя миссия – осуществить эту идею. Я плакала. Я была просто потрясена. Не сразу я осознала, что именно хотел Патриарх: он хотел показать синхронный процесс развития духовной и материальной цивилизации Грузии.
Время, когда мы работали с Патриархом, это началось в 2000 году, – было счастливейшим, но и трудным – сомнения в собственных силах порой одолевали меня. Потом я вспомнила об Эрике Ахсахаляне – опытном специалисте, издателе, который всю жизнь посвятил служению грузинской книге. Менеджер проекта, он внес особый вклад в издание Трилогии. Вся творческая группа благодарит его за необыкновенную работу над Книгой века, которая восхищает всех. У нас сложилась замечательная команда, которая 16 лет трудилась над созданием Книги века, и, в итоге преодолевая немалые трудности, препятствия, сомнения издание состоялось. Грузия и международное общество получили достоверную историю духовности нашей страны в ее непрерывности, преемственности эпох и поколений, неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего. Долго мучило меня заглавие трилогии. Тогда я с Патриархом работали так: утро – молитва, потом работа, потом трапеза и снова работа. И в одно утро я спросила Патриарха – каково будет заглавие трилогии? «Я точно знаю, что там должно быть слово «Грузия», – сказал Патриарх. – Речь идет о древнейшей христианской цивилизации, которая зародилась в Грузии». Потом он стал на молитву. И произнес такие слова: «Свет Христов просвещает всех...» Так появилось название книги: «Свет Христов. Грузия».
Когда в 2000-м вышел I том, я думала поставить точку. Концепция была такая, что каждый том мог существовать самостоятельно. Но вскоре удалось продолжить работу и в 2006 году вышел второй том. Оба тома напечатаны в Москве. Спустя 10 лет мы издали третий том. Были различные трудности – и эмоциональные, и финансовые, конечно. Презентация первого тома состоялась в Тбилиси, в Патриархии. Но когда вышел второй том, презентация обоих томов состоялась в Москве, в Храме Христа Спасителя, присутствовал Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, члены правительства Российской Федерации и другие высокопоставленные лица. Позже, будучи в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО, я передала Генеральному директору раритетную Книгу об уникальной культуре и истории Грузии, и она сейчас занимает там почетное место. Кроме того, я передала ее Московскому, Киевскому, Одесскому, Лувенскому, Сорбоннскому, Колумбийскому и Афинскому университетам. Сам Католикос-Патриарх, Святейший и Блаженнейший Илия II послал ее на Святую гору Синай, в старейшую библиотеку монастыря Святой Екатерины и самолично поднял на Святую Афонскую гору.
Известный немецкий ученый Иост Гипперт и М. Тандашвили – профессор Франкфуртского университета Гете узнали о Книге века и специально приехали из Германии в Тбилиси. Мы встретились и определили наше сотрудничество на основе Трилогии. Это сотрудничество подразумевает презентации в Германии, лекции, книжные выставки, проекты грузинских и немецких ученых для популяризации грузинской христианской цивилизации. Книга века уже приглашена на Международную Франкфуртскую выставку 2018 года. Так что трилогия «Свет Христов. Грузия» уже начинает странствие по миру и популяризацию Грузии.
Приведу выдержку из выступлений Патриарха во время его международных визитов:
«...Мы из той страны, где еще на заре христианства – в I веке проповедовали Слово Божие святые апостолы – Андрей Первозванный и Симон Кананит, где покоятся мощи Симона Кананита, и где покоится великая христианская святыня – плащаница Господня...
...Мы дети той страны, чьи великие предки... с IV века в грузинских монастырях, находящихся за границей, на протяжении веков создавали и переводили общепризнанные духовные и светские труды...», – так представляет миру Грузию Католикос-Патриарх Илия II.
Эта история длиной в 2000 лет связана единой прочнейшей нитью христианской цивилизации.
Трилогия посвящена 25-летнему юбилею восстановления государственной независимости Грузии и эпохальной деятельности Католикоса-Патриарха Всея Грузии, Архиепископа Мцхетского и Тбилисского, Митрополита Пицундского и Сухумо-Абхазского, Святейшего и Блаженнейшего Илии II. Третий том – «Солнечная ночь. Патриарх» открывается вступлением Патриарха, за которым следует статья автора проекта Нестан Киртадзе «Сага об эпохальном Патриархе». Приведу несколько абзацев из этого вступления Илии II: «Грузинский народ достойно прошел путь от священного места хранения ризы Господней – первейшего храма Светицховели до Кафедрального храма Святой Троицы...
С одной стороны мгла и печаль, а с другой – Божья Благодать, которую я непрестанно испытываю на себе.
Тяжел крест каждого христианина, в особенности духовника. Но особенно тяжел крест Католикоса-Патриарха.
Период моего патриаршества можно назвать «Солнечной ночью»».
В издании III тома Трилогии века принимали участие Национальная Академия наук Грузии, Тбилисский государственный университет им. Ив. Джавахишвили и издательство Тбилисского университета, Тбилисская духовная академия и семинария, Международный благотворительный фонд Католикоса-Патриарха Всея Грузии Илии II, Грузино-абхазский и Грузино-осетинский дома.
Все, кому довелось участвовать в выпуске третьего тома, как и в двух предыдущих, внесли в Книгу века большую частицу своей души.
III том самый большой по объему: первые два тома содержат 970 и 990 страниц, «Солнечная ночь. Патриарх» занимает 1264 страниц.
Все три тома прекрасно иллюстрированы – для этого был собран колоссальный материал – фотографии храмов, церквей, монастырей, карт и т.д.
Трилогия «Свет Христов. Грузия» удостоена престижной награды – «Золотой пергамент».
Книга века «Свет Христов. Грузия» вышла при поддержке премьер-министра Грузии господина Георгия Квирикашвили и Правительства Грузии, при партнерстве Министерства культуры и охраны памятников.
Над трилогией работали выдающиеся ученые всех поколений. Проект уникален, поскольку осуществляли его светские и духовные ученые, которые прошли долгий путь по формуле «Вера и знание».
В заключение надо сказать, что автор проекта, профессор Нестан  (Елизавета) Киртадзе с честью выполнила свою великую миссию.

Камилла Мариам КОРИНТЭЛИ

 
ГУРАНДА ГАБУНИЯ. 60 ЛЕТ НА СЦЕНЕ

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/15056416_185257471933352_1826182219699845733_n.jpg?oh=567a0079c477e9707d59f817f9732271&oe=58910127

Один из недавних спектаклей Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова стал своего рода сенсацией. В сценической версии Андро Енукидзе по пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад» в роли Раневской на русскую сцену вышла Гуранда Габуния – актриса истинно грузинского темперамента и экспрессии.
Надо сказать, подобный опыт в истории Грибоедовского – не первый. Когда-то здесь блистали Верико Анджапаридзе и Отар Коберидзе. Гуранда Габуния продолжила экспериментальную линию соединения двух, казалось бы, несовместимых театральных школ. Но она не была бы собой, если бы не внесла свою ноту – яркую, неповторимую. А неповторимость ее в том, что она, как очень немногие, умеет сочетать трагизм и иронию, пафос и простоту. И во всей силе проявила это дарование в роли Раневской.
Рецензенты не скупились на восторженные эпитеты. Вот лишь несколько цитат из разных статей: «Гуранда Габуния органично вписалась в актерский ансамбль в роли первой скрипки, играя женщину, подводящую итоги собственной жизни. Ее гнетут мысли о немощной старости, сделанных ошибках, утраченных связях. О близких людях, которых давно нет рядом, о родине» («Экран и сцена»); «В центре спектакля – Гуранда Габуния в роли Раневской. Актриса продемонстрировала прекрасную творческую форму. Ударные сцены-монологи актриса проводит на гребне эмоций, на пределе отчаяния. Прощание Раневской – Гуранды Габуния с садом, домом трогает зрителей до комка в горле» («Тбилисская неделя»); «Гуранда Габуния приглашена на роль Раневской не случайно, без нее этот спектакль немыслим. Именно вокруг ее героини разворачивается все действие. Широкая амплитуда ее актерских средств раскрывается в «Вишневом саде» многогранно, разнообразно, иногда неожиданно. Раневская может смеяться, может улыбаться так, как это умеет делать только Гуранда Габуния, может быть тонкой и ранимой, как в сцене с Лопахиным, рассерженной и возмущенной, как в сцене с Петей Трофимовым. Но через весь спектакль она проносит нить безысходности. Мучительный прощальный монолог Раневской пронизан отчаянием и болью. Перед зрителями предстает подвластная ей вся глубина чеховской палитры» («Русский клуб»)…
У спектакля сложилась и продолжается счастливая судьба – он был триумфально представлен не только в Грузии, но и в Москве, в Театральном центре «На Страстном», на Международном театральном фестивале «Мельпомена Таврии» в Херсоне, где Г. Габуния была награждена призом в номинации «За преданное служение театру».
Естественно, что именно специальным показом этого спектакля и отметили в Грибоедовском 60-летие (можно ли в это поверить?!) сценической деятельности любимой актрисы.
Народную артистку Грузии, лауреата премий им. К. Марджанишвили, М. Туманишвили, В. Анджапаридзе поздравили директор театра им. Грибоедова Николай Свентицкий, министр культуры Автономной республики Абхазия Дмитрий Джаиани и, конечно, благодарная публика.
«Ставя этот спектакль, мы хотели внести очень светлую, красивую страницу в историю нашего театра, – подчеркнул Н. Свентицкий. – И это случилось. Мы счастливы, что сегодня на нашей сцене – Гуранда Габуния, выдающаяся грузинская актриса и при этом – человек русской культуры. Уверяю вас, что ее путь в театре имени Грибоедова будет долгим».
«Наша Гуранда – сухумчанка, – сказал Д. Джаиани. – Она – дочь выдающегося театрального деятеля Георгия Габуния. Говорят, он шутливо спрашивал – за кого, интересно, выйдет замуж моя дочь? Увы, он не дожил до того дня, когда Гуранда стала супругой величайшего актера Отара Мегвинетухуцеси. И то, что рядом с таким гением она не осталась в тени, смогла проявить себя и занять свое место в искусстве, говорит о ее огромном таланте».

Соб. инф.

 
А МУЗЫКА ЗВУЧИТ…

https://scontent-fra3-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/14358863_117566782035755_5161594073994750174_n.jpg?oh=30e1165183dfd58cb61c9b0c32b8a6cc&oe=586F3A88

Его музыка продолжает звучать, завораживать, влюблять в себя. Каждый день его мелодии кто-то слушает вновь и вновь, а кто-то открывает для себя впервые. С этой музыкой знакомится молодое поколение, и  у нее появляются новые верные почитатели, которые пронесут свою верность через всю жизнь.
Да нет, просто не верится, что его больше нет на белом свете. Наверное, Микаэл Таривердиев просто снова ушел в море, и стоит на любимой парусной доске, и несется сквозь волны... Как он любил повторять, «впереди, мне казалось, меня ждет только радость».
В эти августовские дни, когда исполняется 85 лет со дня рождения неподражаемого композитора, эксклюзивное интервью журналу дала Вера Таривердиева. К нашей чести и гордости – давний добрый друг «Русского клуба».

– Делится ли ваша жизнь на до и после Микаэла Таривердиева?
– Ну, это так очевидно! Конечно, да.   
– Как говорил герой Льва Толстого, «не может быть, чтобы в возу гороха две отмеченные горошины легли бы рядом». Видимо, ваша встреча с Микаэлом Леоновичем стала как раз таким случаем. Можно ли назвать вашу жизнь  с ним предназначением? И в чем был его смысл?
– Попробую ответить своей историей. Не знаю, я выбрала музыку, или она – меня. Скорее всего, это был обоюдный выбор. Случилась ли моя жизнь такой, как она случилась, если бы в пять лет  я не потребовала от родителей отдать меня учиться музыке?  Вряд ли. Музыка водила моей судьбой, музыка для меня радость, работа, утешение. И  любовь. Я окончила музыкальную школу в Алма-Ате. Музыкальное училище – в Воронеже. Академию имени Гнесиных – в Москве. Защитила диплом по музыке XIII-XIV веков во Франции, на кафедре полифонии и музыкального анализа. И пошла работать в газету «Советская культура». Это был парадоксальный выбор. Но это был мой выбор – я жаждала окунуться в музыкальный процесс, который происходит  здесь и сейчас. И я, практически не умея плавать, прыгнула в воду с крутой вышки. И, как ни странно, поплыла. Прямо в открытое море. Я никогда не читала до этого газет. Но я сразу стала писать в газете, единственной газете, освещающей культурные процессы Советского Союза, статья в которой могла быть приравнена к судебному приговору. Вот так, не зная правил, я прославилась довольно быстро. И, может быть, случайно. Или нет. Потому что писала, как могла, и то, что чувствовала. Мне было 13 лет, когда я попала в пионерский лагерь «Артек». В Крыму, на пригорке с видом на море, я сидела и мечтала, когда из радиоприемника услышала песню. Я помню это до сих пор. Ощущение мягкой грусти, светлой печали, которое доносилось  как будто бы издалека. Оно вошло в меня навсегда.  Это была песня «Маленький принц». Автором музыки был Микаэл Таривердиев. Но тогда я этого не знала. Через 13 лет я позвонила знаменитому композитору и попросила его написать статью о новом произведении Родиона Щедрина для газеты. Мне это было очень нужно. Без этой статьи я не смогла бы уехать на фестиваль, который готовил в Вильнюсе этот самый Родион Щедрин. А я очень хотела попасть на  фестиваль в Прибалтике, где я до тех пор не бывала. И откуда родом была моя прабабушка. Микаэл Таривердиев согласился не сразу. Но все-таки написал статью  о произведении своего близкого друга. Так я оказалась в Вильнюсе. Там я встретила  Микаэла Таривердиева, который шел мне навстречу и улыбался. Весь день мы провели вместе. Вместе ездили на церемонию возложения венков к памятнику Ленина (обязательный ритуал в Советском Союзе), сидели на концерте открытия фестиваля, были увлечены друг другом. А после концерта, в ресторане, на крыше гостиницы «Летува», Микаэл Леонович вдруг спросил, кивнув на стоящее в углу пианино: «Хочешь, я сыграю тебе?» «Нет», – ответила я, засмущавшись. Он встал, подошел к инструменту и сыграл прелюдию «Встреча с женой» из фильма «Семнадцать мгновений весны». Так начался наш роман. А потом была жизнь. В какой-то момент мы поняли, что не можем  жить, не можем дышать друг без друга… Я не сомневалась в своей вере. Я верила. И сейчас верю, что мое предназначение – просто любить. И я люблю. И еще, вы знаете, я поняла: люди не умирают…
– Когда у Блока, знаменитого еще и количеством романов, спросили, сколько у него было женщин, он ответил: «Две. Любовь Дмитриевна и все остальные». Это про вашу любовь, правда?
– Ну, об этом лучше бы у Микаэла Леоновича спросить. Он пишет об этом в своей книге «Я просто живу»: «У меня было много женщин. Осталась одна. И жены были двоюродные. Были или не были? Скорее, не были. Я не помнил никого, не помнил, как выглядели прежние женщины, как их зовут. Впервые я был не одинок».
– Вы были с ним одной крови, по вашим словам. Но все же вы были разными, похожими или очень похожими людьми? Например, он, это известно, не понимал людей, которые могут существовать в беспорядке, обходиться без ежедневной уборки, разбрасывать вещи. Тяжело с этим жить, если ты сам не такой? Как вы уживались?
– Мы не уживались. Мы просто жили. В замечательном ощущении близости, неразрывности. Конечно, мы разные. Но если любишь, то доставляет огромное счастье делать то, что нравится любимому человеку. А если пытаешься адаптировать его под свои привычки, свои представления – это уже какая-то борьба. Совершенно не нужная. У нас ни в чем не было расхождений. Ни в оценках, ни в ощущениях, ни в восприятии явлений. А спорить – конечно, спорили. Хотя у Микаэла  Леоновича была формула: в семье всегда должен быть прав один и тот же человек. Это был, конечно, он. Кстати, это удобно. Не нужно выяснять отношений. А тот, кто всегда прав, всегда будет снисходителен к тому, кто всегда неправ.
– Что Микаэл Таривердиев дал вам? И что вы дали ему?
– О том, что я дала ему опять же лучше бы спросить у него. А что он дал мне? Смысл жизни. Это лучшее, что один человек может сделать для другого.
– Вы говорили, что он был свободным человеком в лучшем смысле этого слова. А в чем выражалось его понимание свободы?
– Абсолютно во всем. Свободный человек – это тот человек, который сам делает свой собственный осознанный выбор. Микаэл Леонович сделал этот выбор, и его стиль в музыке не похож ни на чей. Он делал выбор в своей судьбе многократно. От женщин и друзей до независимости, в которой просуществовал всю свою жизнь. Он даже родственников выбирал себе сам. Назначал сестрой, теткой.  Вот, например, наша тбилисская тетя Анаида – вовсе не тетка по крови Микаэлу Леоновичу. У Сато Григорьевны, мамы Микаэла Леоновича, был жених. Звали его Иосиф. У Иосифа было три сестры. Младшую, Анаиду, он иногда брал с собой на свидания. По настоянию Сато Иосиф уехал учиться в Москву, где женился на Елене Христофоровне. А Сато вышла замуж за Леона Навасардовича. Анаида осталась в Тбилиси и всю жизнь дружила с Сато. И Микаэл Леонович был убежден, что она его тетка. Она ею и была. По факту.
– Известен случай, когда Микаэл Леонович школьником выступил против директора, заступившись за одноклассника. Сохранилось ли в нем это качество – защитника справедливости?
– Этот школьный случай очень показателен. Микаэл Леонович всегда был и оставался именно таким. Он был невыездным 12 лет. Мало кто знает об этом. Когда в 1961 году вышел фильм «Человек идет за солнцем», первая знаменитая работа Михаила Калика и Микаэла Таривердиева, их пригласили в Париж на фестиваль. Большую делегацию кинематографистов собрали ранним утром у гостиницы «Метрополь». Туда должны были привезти паспорта. Привезли все паспорта. А Михаилу Калику паспорт не выдали. Потому что его не пропустили органы. Он ведь провел в сталинских  лагерях четыре с половиной года, его забрали 19-летним мальчишкой с первого курса ВГИКа. Микаэл Леонович сказал, что без Калика не поедет. Глава делегации Пырьев, тогдашний Председатель Союза кинематографистов, уговаривал Микаэла Леоновича, предупреждал, что для него это просто так не может закончиться. Сам Миша уговаривал Микаэла Леоновича поехать. Но он наотрез отказался и без Калика не поехал. И стал невыездным на 12 лет. И так было всегда. Это была норма поведения. Не предать. Ни друга, ни женщину, ни себя. Исходя из принципов, которые он в себе ощущал и по которым жил.
– Выдержав конкурс в 7 человек на место, Таривердиев, единственный с оценкой «5+», поступил в класс Арама Хачатуряна и стал его любимым студентом. Важно ли для него было быть первым? Был ли он равнодушен к хвале и к хуле?
– Ему совершенно не важно было быть первым или не первым. Он всегда очень хорошо понимал, насколько распределение по местам относительно. Вот кто первый, Бах или Моцарт? Для Микаэла Леоновича важно было оставаться самим собой. Искать себя, обрести себя, оставаться собой. А хула или хвала? Смотря от кого они исходят. Вообще Микаэл Леонович любил справедливость.
– В его книге рефреном повторяются слова  «впереди, мне казалось, меня ждет только радость». Он действительно жил с этим ощущением?
– Для Микаэла Леоновича ощущение надежды было одним из ключевых. Можно даже так сказать – веры, надежды, любви. Он не мог жить без любви. А ощущение надежды  связано с его верой в возможность сделать мир лучше. В одном из последних интервью он сказал: «Я был наивным и полагал, что музыка может изменить мир». Вот это очень важно для него: стремиться к лучшему, надеяться преобразовать мир, надеяться на то, что мир может быть лучше. И пока он надеялся, он жил.
– Он нередко повторял такую фразу: «Не люблю режиссеров и иностранцев». Почему?
– Ну, это, конечно, шутка! Просто ему приходилось много общаться с режиссерами. Шла тяжелая работа, ее было много. Как он говорил Сереже Урсуляку: «Ну что, опять пришли кровь пить?». Но это говорилось с любовью и иронией. А лучше всего было Микаэлу Леоновичу, когда он, осененный каким-то новым замыслом, оставался один на один с нотной бумагой и собой, со своим миром. И он был счастлив, как ребенок. При условии,  конечно, что письменный стол был свободным, на месте стояла любимая точилка японская, автоматическая, и карандаши были нужной мягкости – ТМ2.
– Был ли Микаэл Леонович аполитичен?
– И был, и не был. Он был аполитичен в самом лучшем смысле слова, когда человек существует в пространстве человеческого. Человеческого с большой буквы. Ведь что такое политика? Попытка  установить правила между людьми. Они же необходимы! Но к каким правилам приходят люди – большой вопрос, и это для Микаэла Леоновича было не безразлично. А политиков он вообще-то недолюбливал. Знаете, когда мы в 1996 году жили наши последние два месяца, и провели их в Сочи, в России шли выборы. По-моему, в июне. Было два кандидата в президенты – Зюганов и Ельцин. Микаэл Леонович уже почти не ходил. Так он послал меня на избирательный участок, чтобы я проголосовала и за него, и за себя. За Ельцина, конечно. Не любил он коммунистов. Очень.   
– Помните, у Пушкина: «Ты царь, живи один. Дорогою свободной/ Иди, куда влечет тебя свободный ум,/ Усовершенствуя плоды любимых дум,/ Не требуя наград за подвиг благородный./ Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;/ Всех строже оценить умеешь ты свой труд»… Это про Микаэла Леоновича?
– Да, и про него, и про всех людей, в которых  моральный, Божеский закон – превыше всего.
– Он был невероятно стильным мужчиной. Как вам кажется, это врожденное или воспитанное в себе свойство?
– Это и врожденное, и воспитанное – ведь он из семьи, где положено было переодеваться к обеду. И когда мы по-свойски иногда ужинали вдвоем, он говорил: «Видела бы нас моя мама». Один из дядюшек его мамы был знаменитым тбилисским франтом. Он выезжал на трех экипажах. На первом ехала его трость, на втором – шляпа, на третьем – он сам. Но вообще-то в Микаэле Леоновиче была какая-то удивительная элегантность. Самые простые пиджаки на нем смотрелись как дорогие. Но все равно это не внешняя стильность. Это нечто, связанное с внутренним состоянием, с тем, что из себя представлял.  
– «Фотография стала для меня частью жизни, может быть, даже в какой-то мере продолжением моего творчества», – писал он. Расскажите об этом его увлечении.
– Фотографировал Микаэл Леонович с детства. Есть даже его детская фотография с фотоаппаратом, подаренным отцом. Он ходил в кружок во Дворце пионеров, тот, что был во Дворце наместника Воронцова, на проспекте Руставели. Он даже говорил: вы можете назвать меня плохим композитором, но не называйте меня плохим фотографом. Микаэл Леонович без фотоаппарата никуда не ездил. И очень любил пойти гулять вдвоем с фотоаппаратом. Меня очень много снимал. У него была своя маленькая фотолаборатория в квартире. Мне туда запрещено было входить. В шутку, конечно. Но он даже  убирался там сам.   
– Микаэл Леонович подробно написал об этом в своей книге, но я не могу не затронуть эту тему – Таривердиев и Тбилиси. Что ему вспоминалось чаще всего, какие люди и места в Тбилиси вызывали у него ностальгию? Что, на ваш взгляд, в нем от тбилисца?
– Тбилиси… Вы знаете, само это слово вызывало в нем какое-то особое чувство. Он мне его передал. Люди… Мама, конечно, в первую очередь. Соседи из их двора. В Москве мы общались со Львом Александровичем Кулиджановым, Евгением Максимовичем Примаковым. Тбилисская компания собиралась… Всех даже не буду перечислять. Лучше первую главу из его книги прочесть – «Тбилиси – полифонический город». Только тетушку вспомню. Младшую сестру Сато Григорьевны, которая пела всегда только Шуберта и считала, что ее голос лучше всего звучит в туалете. Вообще Микаэл Леонович – очень тбилисец. Я это остро чувствую. У нас есть старый, очень старый чемодан. Там лежат детские рукописи Микаэла Леоновича, Гарика, как его называли в Тбилиси. На нем рукой Сато Григорьевны написано: «Старые ноты».  Я очень люблю рыться в этом чемодане из Тбилиси. Нашла там, например, такую записку: «Дорогая мамочка, приезжай скорее и привези насос». Совсем детским почерком. Мне всегда очень хотелось поехать в Тбилиси. Но вместе нам сделать это не удалось. Когда я впервые сюда попала, мне даже стало казаться, что я родилась именно здесь, в Тбилиси. Может быть, Тбилиси вернул мне ощущение ЭТОЙ жизни, стал возвращать меня из пребывания в ДРУГОЙ? Не знаю. Попала я  сюда в сентябре 1996 года, когда казалось, что приземление уже невозможно. Марк Рудинштейн пригласил присоединиться к «Кинотавру», который постелил звездную дорожку ко входу во Дворец спорта, и по ней шли наши звезды вместе с неподражаемыми грузинскими актерами и режиссерами. Это было. И я шла по этой дорожке. И думала. И не знала, что сказать, представляя его музыку трем тысячам человек, сидящим в зале и живущим в городе, где родился Микаэл Таривердиев. Где его всегда помнили и любили. Полифоническом городе Тбилиси. И я сказала. Что он мечтал вернуться в Тбилиси на «Мерседесе». И чтобы в нем сидела Лолита Торрес. Тбилиси меня понял. И принял. И вошел в меня. И никогда не отпускал.
– А как часто вы приезжаете в Тбилиси? К кому, по каким поводам?
– После 1996 года я приезжала в Тбилиси часто, не меньше двух раз в году. Или были концерты, или я просто приезжала пожить на улице Давиташвили, в Сололаки, неподалеку от дома Микаэла Леоновича. А потом как-то так получилось, что я долго, очень долго не была в Тбилиси. Хотя я знаю и видела, какие чудесные вечера проходили в театре имени Грибоедова, и огромное спасибо за это Николаю Свентицкому. Умерла наша тетушка Анаида. И как-то не было точки приземления, что ли. Теперь же, снова побывав в Тбилиси, я поняла, как была не права. Ведь я всегда приезжала в Тбилиси к Тбилиси. Прежде всего. И к Микаэлу Леоновичу тоже. И я буду приезжать, несмотря ни на что.
– Как складывается сегодня ваша жизнь? Расскажите о Фонде творческого наследия Микаэла Таривердиева, о музыкальной школе и конкурсе органной музыки его имени.
– Вот так и складывается – с Международным конкурсом органистов. Он проходит раз в два года в Канзасе, Гамбурге, Москве, Калининграде и уже расширился до крупного международного проекта. И нужно трудиться постоянно, не покладая рук. Конкурсы даже стали моим летоисчислением.  Кроме этого – концерты в разных городах и странах. Выпуск дисков.  Недавно вышло изумительно изданное англичанами издание трех винилов, трех дисков и альбома и вызвало огромное количество отзывов по всему миру. Над этим изданием мы работали вместе с замечательными людьми, ставшими моими близкими друзьями. А началось с того, что композитор и исполнитель Стивен Коутс услышал в Москве, в каком-то кафе, музыку, которая его пронзила. Он попросил отдать ему диск, который звучал. Он не знал, что это и кто это – диск был издан по-русски. Уже из Лондона послал фотографию обложки и спросил, что это. Это оказался диск музыки Микаэла Леоновича. И он стал его изучать. А через четыре года подготовил большой проект, о котором я упомянула. Вот это и составляет мою жизнь. Конкурс, люди, которые иногда сваливаются как будто с неба, исполнители, музыканты, концерты.
– Вы знаете, что Тбилиси помнит Микаэла Таривердиева, гордится своим великим соотечественником. Может быть, стоит подумать о музыкальном конкурсе имени Таривердиева на грузинской земле?
– Мне очень дорого то, что в Тбилиси Микаэла Леоновича не просто помнят, а любят. Потому что он такой тбилисский! Он такой свой! Еще один конкурс… Я  не знаю... Это должно быть очень продуманно, естественно и осмысленно. Но юбилей Микаэла Леоновича мы обязательно будем отмечать в Тбилиси! 24 октября в Большом зале консерватории состоится концерт органной музыки, 25 октября на юбилейном концерте в Тбилисском театре оперы и балета выступят Алексей Гориболь, трио «Меридиан», Термине Зарян, Сандро Небиеридзе, за дирижерский пульт встанет Александр Поляничко. Вы знаете, концерт в Тбилисской опере был моей мечтой. Я прямо так и видела: люди входят в театр и  видят детскую фотографию Микаэла Леоновича, где ему лет пять. Я ее просто обожаю. У него такие глаза!  И афишу 1949 года, где среди участников концерта «Балетный дивертисмент» значится композитор Микаэл Таривердиев – тогда еще Гарри Таривердиев. Ведь это был дебют Микаэла Леоновича, официальный дебют. И у него случился первый настоящий роман – с балериной. И он получил свой первый гонорар. И купил свою первую шляпу. А вы спрашиваете, что нас связывает с Тбилиси! Я хочу прочитать вам мое стихотворение о Тбилиси. Называется «По дороге в Грузинское посольство». Просто вдруг пришло в голову, как воспоминание. Как-то раз в Москве я шла на улицу Палиашвили, где в Посольстве Грузии в тот день был концерт и выставка фотографий Микаэла Леоновича. И этот текст свалился на меня, как будто сверху.


Нина Шадури-Зардалишвили


Нет электричества.
Тбилиси. Мрак.
Лишь призрак города
Слоняется без дела
По старым  мостовым.
Как безнадежно
Его желанье набрести на свет
В кромешной тьме почивших улиц.
Тбилиси,
Разожги свои костры.
Пусть тысячи свечей
Тебя согреют, призовут на бал,
И тех, кто умер,
И кто выжил
В надежде,
Что  вспыхнут
Голоса грузинских певчих.
Тбилиси,
Одари вином
Всех,
Кто изнемог от жажды
По тебе,
Тбилиси.

 
ЮБИЛЕЙ

https://fbcdn-sphotos-a-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xfl1/v/t1.0-9/14199672_790062514468989_6236294471901977873_n.jpg?oh=23901e8e8bc1c7bf9d1cfecbee037495&oe=583E3CAC&__gda__=1481662382_8070558ff20f5a227796522c0cf6d466

Александр Калягин
Народный артист России,
Председатель СТД РФ

Многоуважаемая Нани Георгиевна!
Я с радостью присоединяюсь ко всем самым добрым и теплым пожеланиям в честь юбилея, которые звучат сегодня в Ваш адрес от близких, родных, друзей, коллег и многочисленных поклонников Вашего таланта.
А поклонников Вашего творчества в Грузии и на всем огромном постсоветском пространстве – не счесть, романсы в Вашем исполнении знают и любят люди всех возрастов и интересов и для многих из них с Вашим именем связаны светлые, душевные воспоминания о прекрасном безмятежном времени. Вы обладаете голосом удивительной красоты, Вашу мягкую, напевную, интеллигентную манеру исполнения нельзя перепутать ни с чьей другой. И дай Бог, чтобы еще долгие годы Вы дарили нам всем свое искусство.
Дорогая Нани Георгиевна!
Я желаю Вам доброго здоровья.
Пусть никакие трудности не омрачают Вашу жизнь, а радость и счастье сопровождают Вас повсюду!
Пусть рядом всегда будут родные и близкие Вам люди, и пусть они дарят любовь, окружают вниманием и заботой!
И пусть неизменной остается любовь и признание зрителя!
Всего Вам самого-самого доброго!
Искренне Ваш
Александр Калягин


Алиса Фрейндлих
Народная артистка СССР

Я нежно люблю Нани. Она одна из очень немногих артистов и человеков, которых я крепко люблю. Нани – высшего сорта и женщина, и человек, и актриса, и певица. Желаю ей сил, здоровья, и присущего ей ощущения детства, которое она сохранила. Такие люди не подчиняются возрасту!


Олег Басилашвили
Народный артист СССР

Дорогая Нани! Любимая Нани! Ты не просто замечательная певица, ты не просто великолепно поешь! Когда я слышу твои песни, я получаю наслаждение не только от музыки, не только от твоего голоса, но я слышу в нем голос Грузии, родины моей, которая подарила нам твой талант! Будь счастлива! Влюбленный в тебя
Олег Басилашвили


Маквала Касрашвили
Народная артистка СССР

Нани для меня уникальная личность. Повторить ее невозможно. Несравненная, я всю жизнь являюсь поклонницей, восторгаюсь ей. Для меня большой подарок судьбы и честь быть ее другом. Желаю ей всегда оставаться молодой и жизнерадостной. Я рада, что у нее есть внучка, которая, я уверена, добьется мировой оперной славы. Нани занимает такое же место на эстраде, как Мария Каллас в опере. Нани создала целую эпоху, так же, как и Каллас.


Любовь Казарновская
Оперная певица

Дорогая и глубокоуважамая Нани! Радуюсь возможности поздравить Вас с днем рождения и пожелать здоровья, вечной молодости тела и Духа! Для всех нас Вы – олицетворение замечательного интеллигентного и творческого человека-музыканта! Так хочется слушать романсы и песни с Вашей очень особенной и задушевной интонацией... Пусть оптимизм, красота, порода артиста, так свойственные Вам, будут примером молодым!!!
Люблю Вас! Ваша Любовь Казарновская


Тамрико Гвердцители
Народная артистка Грузии,
Народная артистка России

Коленопреклоненно поздравляю нашу великую Нани с днем рождения! Оставайтесь такой же прекрасной! Желаю, чтобы жизнь была полна вашими замечательными  песнями. Счастья и процветания вам и вашей большой семье!


Полад Бюльбюль оглы
Народный артист
Азербайджана

Уважаемая Нани Георгиевна!
В этот знаменательный день Вашего славного юбилея для меня огромная честь и радость выразить свои самые сердечные поздравления и присоединиться к многочисленным искренним пожеланиям любящих и почитающих Вас друзей.
Далеко не каждому, и даже талантливому, музыканту суждено стать знаком эпохи. Вы им стали! Но Вы стали еще и символом целого жанрового направления – сам дух романса, его восприятие миллионами слушателей связано с Вашим индивидуально-неповторимым исполнением, служащим примером для каждого нового поколения певцов.
Дорогая Нани!
Я благодарен судьбе за знакомство с Вами! Вспоминаю 60-е годы, когда мы все были на старте: моих добрых друзей – прекрасный ансамбль «Орэра», замечательные концерты, встречи, «посиделки» после концертов, ночи напролет разговоры, споры, надежды и мечты... Незабываемое время! Как хорошо, что все это было в нашей жизни!
Ваше присутствие на моем прошлогоднем юбилейном концерте в Тбилиси осталось одним из самых дорогих моему сердцу впечатлений. Всякий раз встречаясь с Вами, я испытываю неподдельную радость. А последние киносъемки в Тбилиси, где мне довелось сыграть роль Вашего мужа (хотя бы в кино), доставили мне истинное удовольствие.
Вас очень любят, ценят и почитают в Азербайджане, где Вы стали олицетворением самых достойных качеств Грузии.
Сейчас самое главное – это здоровье! Желаю Вам еще много-много лет радовать нас всех своим замечательным искусством. И пусть Вас всегда радуют Ваши родные и друзья!


Ансамбль «Песняры»

Дорогая Нани! Бог дал нам, к сожалению, немного времени для совместной работы, но его хватило для осознания встречи с гениальной певицей, великолепным музыкантом, Человеком с большой буквы. Ваше творчество принадлежит не только Грузии. Оно – достояние всей мировой культуры! Крепкого вам здоровья и долгих лет жизни!

С уважением и любовью

Директор ансамбля
Анатолий Щелоков
Заслуженные артисты
Белоруссии  
Владислав Мисевич
Валерий Дайнеко
Игорь Пеня
Анатолий Кашепаров
Леонид Тышко


Бадри Майсурадзе
Заслуженный артист РФ

Всеми любимая и дорогая Нани! Грузия гордится Вашим безграничным талантом, обоянием, профессионализмом и красотой!
Вся моя жизнь пропитана Вашим искусством и творчеством. И желаю Вам много, много лет быть такой же обворожительной, звучать так же солнечно и быть окутанной любовью народа! Искренне Ваш поклонник и почитатель.


Эльвира Узунян
Народная артистка Грузии,
Народная артистка Армении

Нани, дорогая! Как светлые праздники вспоминаю наши встречи в Тбилиси, в Ереване, в Москве. Пусть всегда Вас греет мысль о том, что Вы щедро дарили людям любовь и доброту через свои романсы и песни. Мои наилучшие Вам пожелания! Искренне Ваша Эльвира Узунян


Вахтанг Кикабидзе
Народный артист Грузии

В первую очередь, Нани моя подруга, мы дружим уже очень много лет. Я глубоко убежден, что она звезда международного уровня. Хочу, чтобы она жила долго и радовала людей. Люблю Нани как человека, как певицу, как друга. Она замечательная личность. Крепко ее обнимаю и желаю счастья!


Зураб Церетели
Академик,
Президент Российской
академии художеств

Грузия, счастливая страна, что неизменно рождает талантливых людей. Мы, грузины, гордимся, что у  нас есть Нани Брегвадзе – выдающаяся певица современности.
Ее уникальный голос своей красотой и чувственной палитрой завоевал весь мир. В нем звучит истинная душа Грузии. По-особому сплелись в мощный синтез вековые традиции и пульс современности. О Нани Брегвадзе можно говорить много, но особое счастье слушать ее и наслаждаться истинным искусством.
Желаю всего самого наилучшего и море вдохновения!
Искренне Ваш Зураб Церетели


Зураб Абашидзе
Специальный представитель премьер-министра Грузии по вопросам взаимоотношений с Россией

Дорогая Нани, сердечно поздравляю с юбилейной датой!
Ваше неповторимое творчество является неотъемлемой частью не только грузинской культуры, но и жизни каждого из нас. Ваш голос – целая эпоха.
Вы не раз покоряли сердца многомиллионных слушателей во всем мире. Вы являлись и являетесь настоящим Послом Мира и визитной карточкой нашей страны.
Желаем многих лет счастливой жизни в окружении всеобщей любви и уважения!
Зураб Абашидзе



Роберт Стуруа
Народный артист СССР

В юности мне казалось, будто она поет обо мне, только обо мне и, может быть, немножко о себе; потом она пела о Моем любимом городе, о Моей Грузии, словно это пел я! Потом она пела про мою боль и, наверное, и о своей боли тоже. Неожиданно я услышал ее «Калитку» и понял: она, как грузинка, грузины вообще (не в обиду будет сказано) лучше россиян споют вам о любовном томлении, задевая самые сокровенные уголки вашего сердца – и снова казалось, что Нани поет о нас. Нани не пела только советских песен, а ведь все лирические певцы и певицы должны были исполнять с эстрады положенные на ноты передовицы, указы партии, даже великой Шульженко приходилось их петь, и мы гордились Нани – словно это мы не пели те безобразные песни. Она пела для простых, но обязательно красивых и добрых людей, она потрясающе исполняла песни Маленького Бродяги. Что говорить, Нани всю жизнь обращалась к нам, как ангел-хранитель, напевая нам про нас же, про наши радости и невзгоды, и про себя, счастливую и немножко грустную, с печальным юмором, великую Нани Брегвадзе!


Роин Метревели
Академик

Поздравляю Народную артистку Грузии, признанную певицу, выдающегося общественного деятеля и личность с юбилеем! Нани Брегвадзе – поистине исполнительница мирового масштаба. Я не раз слушал ее выступления за рубежом, и она всегда покоряла иностранных слушателей. Нани обладает уникальным тембром голоса. Она несравненная исполнительница русских романсов. Всем своим творчеством она подает пример молодому поколению. С пожеланиями долголетия и благополучия, с любовью и уважением.



Эльдар Шенгелая
Народный артист СССР

Моя дорогая Нани!
Поздравляю с замечательным юбилеем. Твоя жизнь и творчество – пример для всех нас. Слушаю твои песни, сколько себя помню, и продолжаю получать от них огромное удовольствие. Бог одарил тебя чудесным голосом, потрясающим вкусом и прекрасной внешностью, поэтому ты одна такая, единственная и неповторимая. Наряду с этим, ты неповторимая мать, бабушка, что самое главное, верный и надежный друг. Оставайся с нами очень долго и продолжай делать этот мир прекраснее. Я горжусь тем, что я твой друг.
Твой Эльдар Шенгелая



Нино Ананиашвили
Народная артистка Грузии,
Народная артистка России

Дорогая Нани!
От всей души поздравляю Вас с юбилейной датой.
Вы всегда были для меня яркой звездой, светящейся на небосклоне мирового искусства.
Вы были, есть и будете примером женственности, профессионализма и утонченного вкуса.
Всегда Вам преданная и любящая
Нино Ананиашвили


Нуну Габуния
Заслуженная артистка Грузии

Хочу пожелать дорогой Нани всего наилучшего. Она по праву – певица номер один в нашей стране. Нас связывает многолетняя дружба. Я помню ее замечательную маму, помню, как все друзья собирались в их гостеприимном  доме, где всегда звучали песни и царила радость. И я хочу пожелать, чтобы эта радость длилась вечно.  Кроме того, хочу пожелать больших успехов Эке и Наталье – талантливым продолжательницам династии.



Важа Азарашвили
Народный артист Грузии,
композитор

Я горжусь, что мы учились с Нани Брегвадзе на одном курсе – она на фортепианном, а я на композиторском отделении. Это певица всемирного масштаба, высочайшего уровня! Ее прекрасно принимают всегда и повсюду! Она популярна во многих странах мира, особенно в России.  Все песни, которые я написал для Нани, стали хитами благодаря ее необыкновенному, глубокому, проникновенному исполнению. Например, «Дни идут», «Солнце, мой добрый друг», «Дороги». Вместе с ансамблем «Орэра» она исполнила «Метехи», «Песня – все мое богатство». Нани Брегвадзе умеет, как никто, передать микронюансы, у нее большой исполнительский вкус, она поет с большим чувством. Певица исполняет русские романсы не хуже, если не лучше, чем сами русские певцы.



Нанули Абесадзе
Народная артистка Грузии

Поздравляю Нани с днем рождения! Этот день для меня самый красивый и незабываемый. Этот день для нас украшала всегда мама Нани, калбатони Цабу. Я могу сказать многое, но сейчас я скажу одно. Нани – королева песни XXI века, ее голос лучший из лучших. Красивое вибрато придает ее песням хрустальное звучание и нежность. Она величайший профессионал, а ее аристократическая внешность всегда украшает сцену. Мы – представительницы одного поколения, родившиеся в один год и один месяц. Нани! Я люблю тебя и преклоняюсь перед тобой!


Лиза Багратиони
Певица
Для девушек многих поколений Нани была и остается эталоном красоты. Все девочки мечтали стать певицами именно из-за Нани Брегвадзе. И я не исключение. Моя мечта сбылась, и я имею честь и право стоять с ней на одной сцене. Но это и большая ответственность, и это всегда очень волнительно. Потому что Нани задает нам всем высокую планку, к которой нужно постоянно тянуться. Она неповторима, другой такой нет.
Желаю Вам любви, долгих лет и счастья, наша дорогая Нани!


Тамрико Чохонелидзе
Певица

Нани Брегвадзе и Вахтанг Кикабидзе – это то поколение, на творчестве которого мы выросли. Прежде всего хочу выразить им бесконечную благодарность. Они внесли много нового в современную грузинскую эстраду. Они – лицо грузинской эстрады.
Спасибо Бубе за каждую его песню. С удовольствием слушаю до сих пор и даю слушать своим детям. Он научил нас, как надо работать в киномузыке.
Нани – кумир миллионов. Для меня она кумир с детства. Грузия счастлива тем, что у нас есть Нани. Я желаю, чтобы она была долго!


Давид Кинцурашвили
Художественный руководитель Тбилисского государственного театра оперы и балета им. З.Палиашвили, дирижер

Дорогая, любимая госпожа Нани!
Примите от Тбилисского государственного театра оперы и балета им. З.Палиашвили и от меня лично самые теплые и сердечные поздравления с 80-летним юбилеем. Ваш вклад в развитие грузинской культуры безграничен. Мы все искренне любим Вас за уникальный талант, неустанный творческий труд и преданность искусству. Желаем Вам крепкого здоровья, счастья и оставаться такой же очаровательной, чем Вы всегда отличались от всех.


Ирма Сохадзе
Заслуженная артистка Грузии

Долго думала, как поздравить нашу единственную, неповторимую, феноменальную артистку с юбилеем, как пожелать всего самого наилучшего и при этом не быть слишком трафаретной. Ведь так трудно выразить свое искреннее отношение к человеку, которым всю жизнь восхищаешься, и не только ты, а буквально все кругом. Но одно очевидно – это огромное счастье быть соотечественником Нани, быть ее современником, знать лично, иметь возможность общаться, слушать ее, лицезреть. Это счастье, которое еще нужно осознать и оценить. Это действительно счастье и я хочу, чтоб оно длилось вечно!
Люблю, обнимаю, всегда Ваша Ирма Сохадзе


Тенгиз Джаиани
Заслуженный артист Грузии, композитор

Нани, дорогая моя! Вот уже почти век мы знакомы и дружим, но моя любовь к тебе от этого не уменьшается, а наоборот, становится все сильней! Я горжусь тем, что наша юность прошла вместе, что мы вместе начинали наш творческий путь. Желаю тебе крепкого здоровья, успехов, хотя трудно представить больший успех, чем ты имеешь! Счастья и добра с твоими близкими! Обнимаю! Твой Тенгиз (Беби)


Николай Свентицкий
Директор театра имени А.С. Грибоедова, Президент МКПС «Русский клуб», заслуженный деятель искусств РФ,
заслуженный артист РФ


СОКРОВИЩЕ НАЦИИ

По сегодняшний день во многих странах мира правят королевы. В Великобритании – Елизавета Вторая, в Швеции – Сильвия, в Бельгии – Матильда, в Дании – Маргрете Вторая.
В Грузии – своя монархия. И своя королева. Первая и единственная. Нани Брегвадзе.  
Королева романса. Императрица вокала. Или, как ее назвала сама великая Тамара Церетели, «царица эстрады».
Так, как поет Нани Брегвадзе, спеть не может никто.
Ее манера и стиль – уникальны, совершенно своеобразны. Конечно, ей пытаются подражать. У нее учатся. Ее копируют. На нее равняются. Но тщетно – она и в самом деле неповторима.
С Нани Георгиевной мы знакомы более 40 лет. И это знакомство, эту дружбу я считаю для себя знаком отличия. Если угодно – королевской наградой.
Нани – человек редкой породы. Она благородна. Очень умна. Удивительно легка на подъем. У нее прекрасное чувство юмора, и это – то качество, которое я особо ценю. С ней никогда не бывает неинтересно – ни секунды, ни полсекунды. Ее наблюдения – точны, замечания – остроумны, умозаключения – неожиданны. Впрочем, об этом я уже сказал – Нани очень умна.
Я могу сказать, что она для меня – родной человек. Как и для каждого в нашей  стране. Песни в ее исполнении звучат больше полувека.  И продолжают звучать. Это эпоха. Жизнь нескольких поколений.
Мы говорим романс – подразумеваем Нани.
У меня есть мечта: чтобы в Грузии наконец-то был проведен Конкурс исполнителей русского романса имени Нани Брегвадзе. Чтобы он стал ежегодным. Международным. Так поступают во всем мире, в любой стране, в которой живет персона такого масштаба и значения, как Нани. Это Школа с большой буквы, и ее потерять нельзя.
Не скрою, мы не сидим сложа руки и уже многое сделали для того, чтобы такой конкурс состоялся. Верю, что в следующем году так и произойдет.
Знаете, японцы не раздают званий своим великим соотечественникам. Избранным из избранных они присваивают один-единственный титул – Сокровище Нации.
Нани Брегвадзе – как раз тот самый случай. Про нее лучше сказать нельзя.


Автандил Варсимашвили
художественный руководитель театра имени А.С. Грибоедова

Недавно в Киеве, на большой сцене концертного зала «Украина», проходил концерт с участием Нани Брегвадзе, Вахтанга Кикабидзе, Эки Мамаладзе и Лизы Багратиони. Слушал их и любовался ими за свой век много раз, и поэтому пошел на концерт, руководствуясь чувством патриотизма и солидарности. Зашел перед началом концерта в кулисы с намерением «поболеть» за моих любимых артистов, но в последнюю секунду вдруг решил и спустился в зал, хотелось увидеть, как встречает публика моих земляков…
Когда вышла Нани, огромный зал «Украины» взорвался аплодисментами, зал приветствовал любимую певицу стоя, она еще даже ноту не взяла, а зал уже кричал: «Мы вас любим». Она стояла на сцене – соткана из теплоты, доброты, спокойствия и скромно улыбаясь, ждала, когда стихнет зал. На сцене стояла народная артистка в прямом смысле этого высокого звания, так как имя Нани Брегвадзе народно уже по самой своей сути. Потом она заговорила своим бархатным голосом и запела. Переполненный зал с умилением слушал ее, а я не уставал поражаться, насколько простым и по-человечески теплым было ее выступление. В нем был и юмор, и легкость, и увлекательность. Это была работа большого профессионального артиста со зрителем. Все, что говорила и пела Нани, шло из глубины ее души, поэтому время пролетало незаметно. Никто не ждал от нее шоу, представления. Она воздействовала на зрителей другими способами – сердечными. Я слушал знакомые мне с детства песни и видел на сцене особенного человека, без наигранности, свойственной эстрадным артистам. Она несла культуру пения великих, таких, как Тамара Церетели и Кето Джапаридзе, как сестры Ишхнели. Передо мной стояла не просто певица, мы, грузины, певчий народ, нас не удивишь умением петь, перед мной стояла великая певица, которая была олицетворением грузинского духа. Именно грузинского, даже тогда, когда пела русские романсы, она была носителем грузинского духа, грузинской культуры, грузинского достоинства, в ее песне боль и радости грузинской женщины, в ее песнях история нашего народа.
Дорогая Нани, поздравляю Вас с юбилеем, я счастлив, я горд, что вы есть у моего народа!



Коллективы театра имени А.С. Грибоедова и журнала «Русский клуб» сердечно поздравляют Нани Брегвадзе с замечательным юбилеем, желают крепкого здоровья, творческого долголетия и семейного счастья!

 
ПЕТЬ И ЖИТЬ ПО-БРЕГВАДЗЕВСКИ

https://fbcdn-sphotos-g-a.akamaihd.net/hphotos-ak-xfp1/v/t1.0-9/14212577_790062507802323_8277262581744995016_n.jpg?oh=cadf26bc32c9c54019dd0c3cca6ea85b&oe=584753AE&__gda__=1481327655_05fd3402a3659efd876116083ff62804

Для всей Грузии она – просто Нани. Какие ей нужны эпитеты? Она – единственная и неповторимая, наша Нани.
Между тем у Нани Брегвадзе есть и другие имена: при крещении ее нарекли Ниной – поэтому дома обязательно отмечали два праздника – день рождения в июле и именины в январе. Ласково, по-братски – «Шалико» называли Нани «ее мальчики» – артисты прославленного «Орэра», с которыми певица колесила по континентам без малого пятнадцать лет, разделяя триумф в блестящих столицах мира и тяготы длинных переездов по бесконечным просторам Союза.
Свое же знаменитое имя певица получила отнюдь не случайно. Отец  будущей королевы романса – Георгий Брегвадзе принимал участие в съемках фильма «Золотистая долина». Главных героев картины звали Георгий и Нани. Так уж сложилось, что во время съемок знаменитые Нато Вачнадзе и Верико Анджапаридзе, а также супруга Брегвадзе – Олико были на сносях. Режиссер картины Николай Шенгелая, супруг красавицы Наты Вачнадзе, предложил дать имя  Нани девочке, которая родится первой, а мальчика назвать Георгием. Первой родилась Нани Брегвадзе, у Нато Вачнадзе вскоре появился сын Георгий. Верико Анджапаридзе родила Софико. Все трое новорожденных стали гордостью грузинской культуры. Георгий Шенгелая, известный режиссер, женился на Софико Чиаурели. Нани Брегвадзе и Софико были близкими подругами. Яркой страницей в их биографиях стало участие в фильме «Мелодии Верийского квартала», режиссером которого был Георгий Шенгелая, роль главной героини исполнила Софико, а Нани озвучила за нее песни.
Но вернемся к истокам. Появление на свет Нани сгладило несколько напряженные отношения в семье. Дело было в том, что дедушка был недоволен, что дочь вышла замуж за Брегвадзе и почти три года не разговаривал с зятем, считая его брак с дочерью «мезальянсом». Ничего не поделаешь, в родстве по материнской линии Нани сплелись две ветви княжеских родов Лордкипанидзе и Микеладзе.   
Дедушка Нани окончил юридический факультет Петербургского университета, был глубоко образованным человеком, в его тбилисском доме собиралось изысканное общество. Одним из главных отличий семьи были врожденные вокальные данные женщин:  прабабушка Нани была профессиональной певицей, все шесть тетушек прекрасно пели, а одна из них – Кэто Микеладзе – являлась солисткой Грузинского народного хора. По вечерам родня располагалась вокруг круглого стола, и начинались импровизированные концерты, в которые  маленькая Нани вносила немалую лепту, исполняя под гитару «Калитку», «Караван» и другие романсы. Спустя много лет Нани Брегвадзе вспоминала, что уже тогда во время пения по телу ее пробегали мурашки. Тетя Кэто утверждала, что это верный признак того, что девочка поет с душой и станет певицей. Однако мудрая мама говорила: «Твое пение никому не нужно, в первую очередь ты должна быть порядочным человеком!» Конечно, и она мечтала о том дне, когда Нани прославится благодаря своему врожденному таланту.
Детство Нани прошло в типично сололакском дворе, в котором звучала речь на нескольких языках, и все понимали друг друга с полуслова. Дети часто устраивали спектакли, во время представлений открывали дворовые ворота, чтобы обитатели  соседних домов тоже могли насладиться концертом. Наверно, эти спектакли и стали первым публичным успехом Нани.
Кстати, и  большой успех долго не заставил себя ждать. Нани поступила в консерваторию, а в свободное от учебы время пела в самодеятельном эстрадном оркестре ГПИ, которым руководил  Константин Певзнер. ВИА «Рэро» быстро завоевал популярность. Достаточно сказать, что в нем начинали свои звездные карьеры такие популярные солисты, как Лили Гегелия, Нази Думбадзе, Сулико Корошинадзе, Вахтанг Кикабидзе, Гиули Чохели, Ирма Сохадзе, Медея Дзидзигури.
Однако именно Нани Брегвадзе, солистка «Рэро», стала лауреатом VI-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году. Выступление дебютантки отметил Леонид Утесов: «Если эта девочка продолжит заниматься пением, из нее получится хорошая певица».
Оценка была лестной, но для Нани петь было так же естественно, как и дышать, без пения она не мыслила своей жизни. Окончив консерваторию по классу фортепиано, она  продолжала выступать в «Рэро». В ее исполнении романсов было столько глубины и чувства, что импресарио и директор самого престижного парижского  концертного зала «Олимпия» Брюно Кокатрикс включил молодую солистку в свою шоу-программу «Московский мюзикл-холл», для которой отбирал артистов со всего Советского Союза. Выиграв конкурс, Нани поехала на гастроли в Париж. К тому времени певица уже вышла замуж и родила ребенка. Дома с маленькой Экой осталась мама Нани.
Парижские гастроли длились два месяца и проходили с аншлагом. Нани жила в одном номере с Людмилой Зыкиной, оказавшейся очень милым и спокойным человеком. Брюно Кокатрикс приобрел всем советским артистам красивые сценические костюмы, только элегантной молодой грузинке он разрешил выступать в собственном – бирюзово-зеленом шифоновом платье, предварительно велев сузить его и вырезать декольте. В роскошной парикмахерской на Елисейских Полях Нани ежедневно делали прическу «а-ля Катрин Денев» из нашумевшего фильма «Шербурские зонтики». Но насладившись обстановкой салона, Нани возвращалась в гостиницу и разбирала высокую башню из волос, которая никак не вязалась с обликом исполнительницы «Калитки», «Московских окон», «Песни о Тбилиси». Уже тогда певица не желала идти на поводу у модных веяний, стараясь сохранить свой имидж – сдержанный и изысканный одновременно. Эти качества с годами позволили ей стать иконой стиля, всегда  роскошной, но никогда не вычурной.
После концертов в «Олимпии» с певицей  стремились встретиться грузинские эмигранты, отсеченные от родины «железным занавесом», но общаться с соотечественниками  запрещалось категорически, что очень огорчало Нани.  
Начав творческую карьеру с высокой парижской ноты, Нани в течение всей своей карьеры только поднимала планку. Пожалуй, точнее всех о ее манере исполнения высказался известный композитор и неординарный человек – генерал-майор милиции Алексей Экимян, автор песен «Вся жизнь впереди», «Вот и весь разговор», «Берегите друзей», «Подари мне платок» и других хитов советской эстрады. Написав «Снегопад», он предложил Нани включить песню  в свой репертуар. Но Нани долго отговаривалась, мол, не знает, как ее исполнять. Возможно, слова ей казались чересчур банальными. Экимян не отступал и сформулировал задачу кратко: «Как исполнять? По-брегвадзевски!».Нани сдалась и не прогадала, песня стала одной из ее визитных карточек. При этом Нани «по-брегвадзевски» постоянно умудряется петь «Снегопад» так, что никто не сомневается, что «если женщина просит», то все желания ее должны быть исполнены, иначе снег засыплет землю, и наступит ледниковый период.  Впрочем, все свои песни она постоянно обогащает новыми тонкими переживаниями, движениями души, неповторимыми нюансами и модуляциями богатого голоса. Нани никогда не поет под фонограмму. Однажды на сольном концерте певица забыла слова песни. Пришлось остановиться и попросить извинения у зрителей. Зал ответил громом аплодисментов, оценив, что Брегвадзе поет вживую.
Расцвет популярности Нани пришелся на время оттепели, которое стало своеобразным ренессансом для Грузии. Именно в это время  торжественно отпраздновали 1500 лет основания Тбилиси, 800-летие Шота Руставели. На всех континентах с триумфом выступал  танцевальный ансамбль Сухишвили-Рамишвили, о Грузии заговорили благодаря феномену шахматных королев, филигранной игре футболистов, победам борцов, атлетов, гимнастов. В столице открыли первую линию метро. Пользовалось всенародной любовью Грузинское телевидение, тбилисцы воспринимали дикторов – Лию Микадзе, Джульетту Вашакмадзе, Тенгиза Натадзе, Сашико Мачавариани – чуть ли не как членов своих семей. Открыто стали возвращать бывшие десятилетиями  под запретом имена грузинских ученых, писателей и просветителей. Были на подъеме культура, наука, искусство.
Разнообразный репертуар ансамбля «Орэра», включавший песни на 22 языках, был одним из звеньев этого мощного прорыва Грузии в большой мир. Нани Брегвадзе и ее коллег по ансамблю воспринимали как посланцев  прекрасной страны.  
Зрители восторженно принимали «Орэра» в 80 странах. Десять красавцев-плейбоев, певшие и танцевавшие, как боги, непринужденно переходили от грузинской полифонии к песням на слова Есенина, и зал вместе с ними воспарял ввысь «на розовом коне», парни заводили зал бешеными ритмами и джазовыми импровизациями. А потом  на сцену  выходила царственная Нани и  зрители замирали, переживая  задушевную  страстность русских романсов.
Некоторые поклонники ее таланта выражали свою признательность изысканными подарками.  Какой-то тайный воздыхатель регулярно присылал букеты в три сотни роз. Иногда почитатели ставили певицу в неловкое положение, делая щедрые подношения – драгоценности и прочие шикарные «сувениры». Насколько трогательным выглядит  в этой связи подарок Сергея Параджанова, который во время совместного концерта в Тбилисской филармонии Нани Брегвадзе и Беллы Ахмадулиной преподнес двум великим женщинам – таким несхожим внешне и так  духовно единым – огромные веера собственной работы.
Среди элиты советской эстрады Нани всегда занимала особое место – никто и не оспаривал ее права на трон королевы романса, бессмысленно было соперничать не только с ее талантом, но и с врожденным аристократизмом, чувством собственного достоинства, с которым она неизменно держалась.  
Интересный факт: в 1983 году Нани Брегвадзе на несколько лет раньше Иосифа Кобзона и Эдиты Пьехи получила звание Народной артистки СССР.  Удостоиться самого престижного звания в сорок пять лет – случай необычный для советского времени. Статус «народной» давал разные преимущества, однако для Нани по-прежнему было главным оставаться собой: петь и радовать зрителя. Приходилось идти ради творчества на семейные компромиссы – какому супругу понравится, что жена в постоянных разъездах? Семейная жизнь в результате ряда обстоятельств была загублена, но Нани никогда не позволяла себе расслабиться. Она работала, скрывая свои сердечные раны. Только один раз в жизни она прекратила свои выступления на целый год – не могла петь после скоропостижной кончины мамы, которая всегда была для нее опорой и самым надежным другом. Для Нани всегда было важно мнение мамы об ее исполнении, поскольку калбатони Олико обладала безупречным музыкальным вкусом, и никогда не делала скидок на обстоятельства – Нани всегда должна была быть безукоризненной.  
Одним из самых ярких воспоминаний остался для Нани ее первый творческий вечер в Московском театре эстрады. Ведущим был Мэлор Стуруа, который и объявил ее выход. Нани вышла на авансцену, посмотрела в партер и чуть не потеряла дар речи: в зале сидели самые близкие и дорогие ей люди. Оказалось, что родственники и друзья прилетели из Тбилиси на специально зафрахтованном для них самолете. Нани пела старинные русские романсы, подготовленные вместе со своим  постоянным аккомпаниатором Медеей  Гонглиашвили. Апофеозом вечера стал выход на сцену Ивана Семеновича Козловского, великий тенор преклонил перед Нани колено и поцеловал ей руку. После этого триумфа Медея уговорила Нани давать только сольные концерты.  Действительно, они стали готовить сольные программы, и собирают аншлаги по сей день. Правда, в последние годы прославленная певица все чаще появляется на сцене в обществе двух талантливых певиц – дочери Эки Мамаладзе и внучки Натальи Кутателадзе.
Нани сознается, что требовательна к своим девочкам. Кроме того, Нани настаивает на соблюдении выработанного годами семейного девиза  благополучия: «Здоровье, порядочность и ум». Иными словами, следует следить за своим здоровьем, не стыдиться  своих поступков, а поступать – по уму. И тогда – все у тебя будет.
Увенчанная всевозможными наградами Нани до сих пор боится  зрителей. По ее убеждению, если она перестанет трепетать перед выходом на сцену, то перестанет быть артисткой и превратится в статую.
А это совсем не входит в ее планы. Случались ли с Нани курьезы? А как же иначе! В Одессе, выходя за кулисы,  она  провалилась в люк. На том концерте присутствовал большой друг Нани кинорежиссер Георгий Данелия. «Мне очень понравился момент, когда ты вдруг исчезла со сцены. Прекрасный номер!» – похвалил он певицу после концерта. Нани честно призналась, что упала, испугалась  да в придачу сломала каблук.
Во время гастролей Нани часто спрашивали, как давно они женаты с Вахтангом Кикабидзе, сколько у них детей. Когда поклонники узнавали, что артисты добрые друзья и коллеги, то искренне расстраивались. Наконец, несколько лет назад к радости народа Нани и Буба «поженились». Произошло это на съемочной площадке фильма режиссера Резо Гигинеишвили «Любовь с акцентом». Молодые герои ленты видят в батумском ресторане красивую пару, отмечающую золотую свадьбу. Роли юбиляров сыграли Нани Брегвадзе и Вахтанг Кикабидзе.  
Нани согласилась на этот эпизод, потому что Резо Гигинеишвили – сын ее подруги, которого она знает с детства. Когда режиссер сказал, что Нани предстоит свадьба с Кикабидзе, она воскликнула: «Слава богу, наконец, выйду замуж за Бубу!  Весь Советский Союз хотел, чтобы я была его женой, и не верил, что у меня ничего такого нет с ним, кроме большой любви и дружбы. Хоть в кино пусть увидят, что я вышла за него замуж!»
Трудно поверить, что эффектная, всегда элегантная Нани, словно сошедшая со страниц парижского журнала мод, уже прабабушка. Она не собирается терять форму. Однако никогда не сидит на диетах, не занимается фитнесом. Правда, в молодости под влиянием супруга увлекалась йогой. Не полнеет, потому что не переедает, не любит сладости, не курит и не употребляет алкоголь. Хотя с удовольствием может выпить бокал киндзмараули или хванчкары.
Свой голос никак специально не поддерживает,  просто поет каждый день. «Пение – это мое второе я, моя внутренняя потребность», – утверждает певица.
Чего Нани не любит, так это концерты, похожие на дискотеку, где есть все, кроме музыки. Певица не может понять, почему скачущие под фонограмму полураздетые артисты называют себя вокалистами.
Многие ждут от певицы откровенных мемуаров, интересуются, возьмется ли она за перо? Нани Брегвадзе неизменно отвечает, что никогда не будет выдергивать из своей жизни по ниточке воспоминания и описывать их на потребу читателей. Приукрашать события или быть неискренней ей несвойственно, а вдаваться в откровения для широкой публики она не считает возможным.  
Так что мемуаров пока не предвидится.
Все, с чем певица хочет поделиться с другими, она выражает своим пением, отворив для нас «потихоньку калитку» в пьянящий мир романсов. И ключ от этой магической «калитки» Нани надежно хранит в своем сердце.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ

 
«СЛОВНО СЕРДЦЕМ УКОЛОТЬСЯ…»

https://lh3.googleusercontent.com/i02iSNFT2tGrAw9KQRV-sS0nEc2CFWJYkTsmK_t4x8owIU8Scp0I-r3Vf70n1TSWvhcp4CSaOLYqpxAZrvqbjtw65eQoLi7FuptbjPAjJu5ISC67lXEQMEC8SKvdLd8AfdYSq9XjV_XvjnHxvctOJmpeCRrQSK23ZflCbIwcTLKO6qIR_2maoKsDQF2RN84uKbkZ-Dm08ixFolOgWqlg6tsivIgp1_9iy-ZxbN0FG1J1O66o31P8-IsQGdOIN9KPX9n_xNB0MEDABIncAWPH2VFhbW07DGhB0kopAnPi7Qggsdw2_Pmy_XND0cgTr_u56IllfyN8WNDP5NnqXW5pNJnaDZ1nENvU9nkdYSnaqGKIRalvAEdoBDEgpX39GbUDXRUoTsjOGYwd_y4fPLMmoas3n-I64GLWh10pAcMpO5xkmNuW5WXpXLmP8Amg1OyKIbqDnJxVd4EUWHWgjLcv8S15cET5IWRmJcWHAZI0pjcfhjkTtARa0SEuiXHgckLG-qF9V4ol8YTGM-55QfXM5-drWwXbFlBLJtWEboS0AwjYZTDrzgDBB6G69F4jfLbxOKY4rg3Sl6kH4EJeBwccBCreWH655XU=s125-no

Даниил Чкония – поэт, прозаик, переводчик, литературный критик. Родился 19 февраля 1946 г. в Порт-Артуре. Учился на филфаке Тбилисского университета. В 1973 г. окончил Литературный институт им. Горького. С 1996 г. живет в Кельне. Автор 11-ти книг с предисловиями А.Цыбулевского, Ф.Искандера, С.Чупринина, М.Гарбер и др. Лауреат Премии имени В.Сирина (Набокова) 2015 г. «За непрерывный творческий поиск и приверженность русскому поэтическому слову». В 2016 г. за книгу «Стихия и Пловец» поэту присуждена Русская премия.

Этот поэт не криклив. Вы не отыщете в его стихах строчки, (даже слова!), исполненных шумного пафоса, оголенных эмоций. Кажется, что его печаль – сдержанна, ностальгия – спокойна, воспоминания – безболезненны. Конечно, это только кажется. Просто таковы его поэтическая метода, авторский художественный стиль. Даниил Чкония не раскрывает свои раны на всеобщее обозрение (разве что прихватишь взглядом мелькнувший рубец), но хранит их глубоко в себе. А чашу страдания не выплескивает безоглядно, а несет терпеливо и бережно, стараясь не уронить ни капли. Потому-то плотность страдания у Чкония выше, чем у многих, а кристалл радости – ярче.
Если бы мне пришлось выбирать одно-единственное слово для того, чтобы охарактеризовать поэтический мир Даниила Чкония, я бы выбрала слово «достоинство». Поэту одинаково чуждо как самолюбование, так и самоуничижение. Он не позволяет себе ни впадать в отчаяние, ни ударяться в панику, ни раскисать. Хотя (это так ясно!) ему знакомо любое из этих состояний. Но – достоинство мужчины обязывает. Он один из немногих по-настоящему мужественных и благородных мужчин в современной поэзии, где истериков не счесть, а имя страдающих комплексами – легион. Он снисходителен и великодушен, а это и есть главные признаки подлинной силы.
Даниилу Чкония удается сочетать в своей поэзии душевную боль (да уж какая поэзия без боли, так просто не бывает) и душевное здоровье. Поэтому его стихи целебны. Они, если и не утешают, то врачуют.
Он очевидный последователь классической золотой линии русской поэзии ХХ века. В числе его предшественников и учителей – Давид Самойлов, Арсений Тарковский. Он следует в заданном ими направлении. Но своей дорогой. Он не навязывается в попутчики никому. И никого не зазывает в дорогу с собой. «Простота» его, как и полагается, «неслыханна». Стихи Даниила Чкония узнаешь сразу, запоминаешь надолго, хочешь читать и перечитывать вновь.
А еще – хочешь поговорить с тем, кто эти стихи написал.

– Поэзия – дело элитарное?
– Знаете, Нина, у меня нет однозначного ответа. Мне уже доводилось размышлять на эту тему, давая интервью различным изданиям. Поэзия потеряла массового читателя – процесс расхождения читателя и поэзии носил объективный характер: люди вынуждены были бороться за существование, стало не до стихов. Кроме того, свобода прессы в 90-е привела к невостребованности прямого публицистического высказывания в стихах и «эзопова языка» поэзии. Объясните сегодняшнему 20-летнему человеку, о чем поет Окуджава в «Песенке о московском метро»? Кто справа, кто слева, почему одни стоят, другие идут? «Возьмемся за руки, друзья!» – это о ком? И пока прежний читатель боролся за кусок хлеба или занимался бизнесом, в смысле, воровал (а иначе, какой мог быть бизнес?!), а новый потенциальный читатель недоумевал, поэзия, обретя свободу от цензуры и стандартов «соцреализма», стремительно усложнялась и эстетизировалась, становилась в прямом смысле «искусством слова». Это оттолкнуло массового читателя еще больше, а поэзия загерметизировалась, читатель и поэзия «обиделись» друг на друга. И, пожалуй, ответ такой: поэзия сегодня все чаще – дело элитарное.  Но грустноватую интонацию я бы осветил позитивным явлением: читателей поэзии стало совсем немного, зато они – настоящие!
– Как вам кажется, зачем человеку читать стихи? Простите за наивный вопрос.
– Чтобы стать человеком! Чтобы развивать в себе личность, гуманизироваться (несколько неуклюже звучит, но пускай), воспринимать мир не только умом, но и чувствами, сердцем, как я настойчиво повторяю, «умным сердцем»!
– Есть ли люди, которых невозможно приучить читать стихи?
– Ну, конечно, есть! Я даже рассуждать на эту тему не стану, разве что выражу им свое сочувствие. Но они в меньшинстве. До революции в гимназии на уроках словесности учили не только читать стихи, но и писать их. Гусар, явившись в дом на званый ужин, оставлял дамам в альбомах какие-никакие стишки.  Нынешние «гусары» чаще существа примитивные.
– Как сочетаются в поэте ремесло и дар свыше? Надо ли учиться писать стихи?
– Учиться надо. Всю жизнь. У великих, у мастеров. Приобретать опыт, умение. В этом смысле можно говорить о ремесле, о профессионализме. И тут же замечу: душа-то спит, на ремесленном посыле творчество не происходит. А вот привычка писать, не испытывая «вдохновения», подарила нам уже столько умозрительных сочинений в стихотворной форме, что у некоторых молодых авторов возникает мысль: существуют технологии создания текстов, ими нужно овладеть. И они – правы: технологии существуют, тексты создаются. К поэзии это никакого отношения не имеет.
– А как вы относитесь, например, к пособию Владимира Маяковского «Как делать стихи»?
– Тут есть проблема – читано столь давно и, признаться, с недоверием, но с огромным интересом! Во-первых, провокационное название: «… делать стихи», оно для иных читающих-пишущих – соблазн поверить, что «делать стихи» можно. Стихи – можно! Поэзию – нет! И сам Маяковский в своей статье все время оговаривается, то, что он сам делает, не является универсальным правилом. Да и не делал он стихи своей молодости, кровью писал. Поэтому «Облако в штанах» – шедевр, за которым «я себя под Лениным чищу» – пошлятина. А вот то, что стихи можно и нужно редактировать, уже написанные, «отделывать стихи», это – верно. Тут лучше за образец взять книгу Бонди «Черновики Пушкина». Замечательный пример: каким рядовым был первоначальный вариант стихотворения, которое после пушкинского редактирования превратилось в знаменитое «На холмах Грузии лежит ночная мгла».
– У кого и как учились вы?
– Учился я в Литературном институте имени М.Горького. Семинары творческие вели выдающийся литературный педагог Лев Адольфович Озеров, феноменальный Фазиль Абдуллаевич Искандер (куда смотрят остолопы из Нобелевского комитета!), восхитительная умница и красавица, не по годам серьезная и ответственная, мастер художественного перевода Анаида Николаевна Беставашвили. Позже, работая консультантом СП Грузии, я подружился с Александром Семеновичем Цыбулевским, замечательным поэтом, который стал не только литературным, но и моим духовным наставником. Он, кстати, был инициатором издания в «Мерани» моей первой книги «Звук осторожный». Его влияние на становление моей личности и формирование творческого лица было определяющим. Он придал мне чувство большей уверенности в моих способностях, «расковал» меня.
– А можно поподробнее об Александре Цыбулевском? Что вам вспоминается о нем?
– Для меня Шура, как его звали все, независимо от возраста и приближенности или отдаленности знакомства, навсегда останется Александром Семеновичем – старшим другом, наставником. Впервые я открыл для себя поэта Цыбулевского, купив его книжку «Что сторожат ночные сторожа», уезжая из Тбилиси, где какое-то время проучился на филфаке ТГУ, в Москву, в Литинститут. Книжка эта, совершенно неординарная, в силу «эстетических расхождений с советской властью» невозможная для издания в Москве, только и могла выйти в тбилисском «Мерани» – на грузинском островке свободы для русской поэзии. Она была моей настольной книжкой в общежитии Литинститута. А когда я вернулся в Тбилиси после окончания института и был принят на работу консультантом правления СП Грузии, многих своих новых друзей-литераторов расспрашивал о нем, делясь своими впечатлениями от его поэзии. И все в один голос восклицали: «Шура? Конечно, знаю! Я тебя с ним познакомлю!» Так не менее двух десятков тбилисских поэтов обещали мне это знакомство, но случая, видимо, не представлялось. Прошло месяцев восемь. Сижу однажды в библиотеке Союза писателей на Мачабели. Входит человек и спрашивает меня. Представляюсь. Он говорит: «Я – Цыбулевский. Мне многие говорят о том, как вы обо мне отзываетесь и что хотите познакомиться со мной, так вот я и зашел». Не могу сказать, кто из нас при этом был больше смущен. Так началось знакомство, быстро переросшее в человеческую дружбу. И вот что было дальше. Мы часто виделись в доме у Цыбулевских, часто гуляли по Чугурети, по Майдану. Говорили о поэзии. Я больше слушателем был, благодарным! О жизни! Он – о своих историях, я – о своих, в основном, отвечая на его расспросы. И периодически он напоминал, что я должен показать ему свои стихи. Я тянул, сколько мог, оправдывался, что никак не найду времени отпечатать какое-то их количество. На самом деле, это был панический страх разочаровать его, провести трещину в дружбе. Но он настаивал. И однажды я принес три десятка стихотворений, отпечатанных на машинке. Забежал и откланялся: в Тбилиси проходили какие-то очередные всесоюзные дни литературы, прибывали гости-писатели из Москвы, из других республик (мы это в СП Грузии называли «шашлычным десантом»), надо было заниматься ими. На следующее утро, часов в восемь, спешу в гостиницу «Иверия», перед входом кто-то из сотрудников правления говорит мне: «Тут минут пятнадцать  назад тебя Цыбулевский искал, пошел в Союз писателей». Освободившись поздним вечером, прихожу все же к нему домой, с замиранием сердца! И первые его  слова: «Что же вы, Даня, прятали от меня стихи, это же уже книжка готовая! Ее нужно издавать!» А дальше – больше. Пока я размышлял о том, что нужно делать, Цыбулевский отнес рукопись в «Мерани», убедил Марка Златкина и Михаила Заверина в необходимости самым скорым временем издать книгу и вызвался быть ее внешним редактором. Мы приступили к работе над рукописью. Это была школа! И Маечке Бирюковой, штатному редактору издательства, работы уже не осталось. А для меня и по нынешний день многие подходы к тексту базируются на том опыте. Книжка уже была в плане издания, уже ушла в типографию, когда Миша Заверин позвонил мне и сказал: «Имей совесть. Приди, напиши заявку от автора на издание книги, а то она выйдет, а элементарные правила не соблюдены». Златкин, Заверин, Михаил Лохвицкий, Отар Нодия и его Коллегия – это легендарные люди, благодарное чувство к которым сохраню до конца жизни. А об Александре Семеновиче еще многое напишу, ибо в памяти его образ, его поступки протянуты, как в его строчках:
Гостеприимства шепот ветхий,
И лень узнать, при чем тут мы…
Всю ночь протягивают ветки
К окну фонарики хурмы.
– От каких поэтических строк вы испытали самое большое наслаждение, потрясение?
– Ну и вопрос! Вы, Нина, меня озадачили! Их множество, таких строк! Я бы не назвал конкретные строчки, а скорей – имена. Серебряный век русской поэзии. Анненский, Ходасевич, Георгий Иванов. Особенно выделю имя Осипа Мандельштама. Названия двух моих первых книг «Звук осторожный» и «Подводный камень» уже говорят о моем отношении к этому поэту. Следующим потрясением стал Иосиф Бродский. Что интересно, ни эти двое, ни Пастернак, Цветаева не имели на меня прямого влияния. Просто любил эту поэзию. Влияли Самойлов, Тарковский.
– Тарковский писал: «Не описывай заранее/ Ни сражений, ни любви,/ Опасайся предсказаний,/ Смерти лучше не зови!/ Слово только оболочка,/ Пленка жребиев людских,/ На тебя любая строчка/ Точит нож в стихах твоих». Сбываются ли ваши строчки?
– О, Арсений Александрович абсолютно прав. Слово способно материализоваться. И лучше бы не рисковать. Но если слово родилось в конкретном стихотворении, деваться некуда, страх надо преодолеть. Пророчества? Некоторые сбылись, но говорить об этом не стану – все равно, что злорадствовать. Но вот такой пример – стихотворение написано лет 8-9 назад:
Ботинки сбивая, стираю булыжник Европы,
Стираю столетий незримые ныне следы.
Спаси эту жизнь от падения и катастрофы,
Даруй нам надежду глотком
животворной воды.

Фронтоны и арки, и всадники
в бронзовом свете,
И древние стены, поросшие вечным плющом,
И времени ветер, усталый от времени ветер,
И путник, укрытый суровым
и мрачным плащом…

Послушай, Европа, пока оказалось не поздно,
И в жилах струится, как прежде соленая,
кровь,
Очнись, пробудись, и под небом пронзительно
звездным
Еще устыдись, что презрела Господню
любовь.

Я книгу столетий сегодня с тревогой листаю.
Отринь свою спесь и трусливость свою не таи
Сама от себя,
ведь сбиваются варвары в стаю,
И в жалкие толпы собьются народы твои!
Оно публиковалось в трех моих книжках, начиная с 2007 года. Я его трижды выставлял в фейсбуке, но только после трагедии в Брюсселе его в фейсбуке «увидели».
– Как пишутся ваши стихи? По Бродскому: начиная писать, поэт зачастую не знает, что напишется и бывает удивлен результатом? Стихи сочиняются или откуда-то диктуются?
– Бродский абсолютно прав. Подписываюсь под каждым его словом, произнесенным по этому поводу. Иногда просто физическое ощущение, что тобой движет неведомая сила. А потом удивляешься – откуда взялись у тебя эти слова?
– Похожи ли вы на свои стихи? Вы живете, как пишете, или пишете, как живете?
– Мне кажется, что стихотворение похоже на автора своим духовным строем. С позволения замечательного поэта Ильи Фаликова, приведу несколько слов из его письма ко мне в связи с выходом моей новой книги «Стихия и Пловец». Илья пишет: «Знаешь, что лучшее в тебе? Абсолютное соответствие написанного тобой тебе самому. Это редкость. Это имеет отношение к естественности, о которой Межиров говорил мне как о базе поэзии». Мне, конечно, лестно это услышать от многолетнего друга, который достаточно сдержан в своих оценках. Надеюсь, что толика правды в этом есть. С другой стороны – классическое: «пока не требует поэта…» имеет место быть.
– А какой вы, «пока не требует поэта…», как вам кажется?
– Ой, Нина! Ленивый. Безалаберный. Мне повезло в жизни! Кем и где бы ни работал, чем бы ни занимался, мне было интересно, и лень на время отступала. А если говорить о главном в себе: радующийся жизни – опять же – во всех ее проявлениях! Это моя строчка, о себе: «Я радость из печалей выплавляю»…
– Как вам кажется, какие времена переживает сейчас русская поэзия?
– На мой взгляд, русская поэзия на подъеме, несмотря на множество сложных и противоречивых процессов литературной жизни. Есть имена. Есть тексты.
– Некоторые считают, что интеллигент вообще и художник в частности обязан быть в оппозиции к власти. Вы согласны?
– Мне эта формула не кажется универсальной. К дурной власти – да! К диктатуре – да! Но если власть действует разумно, если человек является предметом заботы власти, почему нужно быть в оппозиции? Но сервильность в любом случае мерзостна.
– Что такое свобода в вашем понимании?
– Право свободно высказывать свое мнение, независимость от государства, которое может предъявлять свои требования исключительно в рамках закона, свобода творчества, наличие гражданского общества, поведение человека, не ущемляющее другого индивидуума.
– Какой и чей поступок вас восхищает?
– Теряюсь – в жизни множество ситуаций, в которых люди совершали поступки, требующие мужества, героизма, высокой нравственности, жертвенности… Но я бы все-таки назвал Януша Корчака!
– Что делает вас счастливым?
– Сам факт жизни, как бы она ни складывалась.
–  С кем, из живших ранее, вам хотелось бы поговорить?
– С двумя своими дедами, которых я не знал, так как одного уничтожили в 1937 году большевики, а другого – в 1941 – фашисты.
– Чему вас успела научить жизнь?
– Терпению, когда наступает черная полоса жизни, вере, что за черной опять придет светлая.
– И напоследок. Думая о Грузии, что вы вспоминаете в первую очередь, по чему скучаете?
– Я просто очень люблю эту страну! Люблю этот народ с его мужеством, благородством, достоинством, умением дружить, с его неутолимой верой в себя, с ярким артистизмом… Странным образом в грузинах наряду с мудростью живет детская наивность, с достоинством – умилительное бахвальство, с восточной безалаберностью и ленью – способность упорно трудиться и достигать больших успехов в разных сферах человеческой деятельности! Скучаю по близким, по друзьям, по дружеской посиделке…
Все – Тбилиси, Тбилиси, Тбилиси!
Это имя звучит без конца.
Эти улочки, вывески, выси,
Многоликое чудо лица.

Все сплелось, перепуталось, спелось,
Все смешалось, навек обнялось.
Это – словно усталость, и спелость,
И веселая юная злость.

Это – совесть, и это – дыханье.
И дышу.
И пока не умру, это – листьев моих колыханье
На последнем, на вечном ветру.


Нина ЗАРДАЛИШВИЛИ-ШАДУРИ

 
ЖИВОЙ КЛАССИК

https://lh3.googleusercontent.com/E4BXJfXD5DilcOIDJl31RDC14GVrqV0ZC-UYJ1EVmCMY8gTfNAbvYkTpBbLU7_6N688-Nj0CnYINU0x9UPtxo3vicpDt-zdKirsTnsVklDz9aDbVE7LYocmmc5UqX75KJ8_TcAUjelra_Utf8Vt1Y9MJiTUK4gEcbq83bc8S7OmDuBgYO8L2P8QD79EaP219DKmXazTp-koqKoLhRkd-drz9OxhhSj8DY-6o8RTFSkzN0d92hL9tJQI1H8VYyCCFhmZdhlcCch-ekJxm6aXNmJhOVSTpDBoymHgFrSLiIPbULXoWbkxlWCZoTszsXKQSO0atkE0aiFGTxpwgIIirPYf9PJuHQlBX0K6UtEDZnMpwn2RLl009MHP9lpS01OMnWEhL0ds5Gha9svE-hkQck_7-ZJplfgzUxmK0d8jdRXid1Fh0BeI1GVyxosDR40R4_J_IGWhGR5fxn36noRxzMg1xEAYhSKdsiw9dO4UyvfwCoIH9Mzb2UTI01W2-3CCAEtt8TlEOvNen2S2zDgngt93hm8-e7Jqd_ozTeMhO1074BwgqadwsVOMobLAoPrK4RPO2=s125-no

Тамазу Чиладзе – 85
Называя так смело свое скромное посвящение моему старинному другу и любимому автору, я вкладываю в это привычное словосочетание множество смыслов. Живой – не только потому, что жив и здравствует, но еще и потому, что открыт всем ветрам  непредсказуемой современности, любит, ненавидит, страдает, борется. Главное тому доказательство – поразительное родство сочинений более чем полувековой давности с теми, которые созданы совсем недавно. Это совсем не значит, что Тамаз Чиладзе за все эти годы не развивался, не становился мудрее, не отшлифовывал свой редкостный талант, не углублял своих знаний. Просто он всю свою жизнь прислушивается к той пронзительной ноте, которую лично я услышала, прочитав его раннюю и совершенно зрелую повесть с таким необычным для прозы тех лет названием «Прогулка на пони». Возможно, эта же снайперская точность попадания в самое сердце поразила и нашего выдающегося режиссера Роберта Стуруа, когда он совсем недавно поставил на сцене театра Руставели подряд две пьесы Тамаза. Я могла бы сказать три пьесы, если бы между первой и последующими не прошло достаточно долгое время. А первой была «Роль для начинающей актрисы», имевшая огромный успех в Тбилиси и не меньший в Москве.
Тамаз Чиладзе – бесспорный новатор и формы, и содержания. Он пишет и всегда писал так, как будто за ним не стояли многовековые традиции грузинской литературы, хотя он является истинным продолжателем этих традиций. Он окидывает мир взглядом современного человека и замечает в нем мельчайшие детали, возможно, неописанные до него, находит для своих открытий совершенно новые стилистику, тональность, форму. Его всегда считали новатором и даже авангардистом. Когда я, будучи выпускницей Литературного института имени Горького, предложила к защите в качестве дипломной работы перевод повести Тамаза «Полдень», она не была принята. Как сказал председатель экзаменационной комиссии, признанный классик соцреализма Всеволод Иванов, это слишком далеко от традиций двух наших литератур. И это не удивительно, ведь эта проза была прорывом в новое, а скорее в будущее время. Однако очень скоро романы, повести и рассказы Тамаза Чиладзе, поначалу казавшиеся «странными», были признаны не только грузинской, но и русской критикой. Напомню только одну статью Евгения Сидорова, которая так и называлась «Странные люди Тамаза Чиладзе». Герои таких шедевров, как «Пятница» или «Журавль» стали понятными и любимыми для читателей многих стран, на языки которых сочинения Тамаза были переведены, а таковых несколько десятков.
Тамаз Чиладзе начинал свой творческий путь, как и многие писатели, со стихов, которые он продолжает писать всю жизнь. Они тоже сразу обратили на себя внимание искренностью и простотой наряду с глубиной и тонкостью. В моем восприятии поэзия Тамаза продолжает высокую ноту, взятую в нашей литературе великим Николозом Бараташвили. Это стон мятущейся души, взывающий из бездны, души, стремящейся к божественной истине. Стихи последних лет привлекают сочетанием зрелости и мудрости с почти юношеской страстью и мятежностью. Конечно, здесь очевиден почерк опытного Мастера, продолжающего свой вечный поиск. Поэтическое творчество Тамаза Чиладзе всегда привлекало внимание таких разных русских поэтов, как Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Наталия Соколовская и недоживший до 20 лет Владимир Полетаев, а также многих других известных поэтов. Ниже мы предлагаем подборку новых стихов Тамаза в переводе его давнего друга, крупнейшего поэта современной России Юрия Ряшенцева, в нынешнем же году отмечающего свое 85-летие. Встреча знаковая и символическая.
Особое место в творчестве Тамаза Чиладзе всегда занимала и продолжает занимать столь редкая в наши дни эссеистика. В этом жанре в полной мере раскрывается блестящая эрудиция автора, его поразительная образованность и редкостные знания в области родной и мировой культуры. Даже мало осведомленный о грузинской литературе читатель, к которому попадет опус эссе, может проникнуться неподдельным интересом к древнейшему шедевру Якова Цуртавели («Мученичество Шушаник»), к поэме предвестника эпохи Возрождения Шота Руставели, к целым пластам достижений прозы и поэзии Грузии XIX – XX веков. Именно объем и многообразие сочинений Тамаза Чиладзе позволяют мне считать и называть его классиком. По сей день он творит под надежным девизом – опираясь на прошлое, вдыхая воздух настоящего, смотреть в будущее.
Я познакомилась с братьями Чиладзе, уже ныне ставшими легендой для современников и не только среди соотечественников, в конце 50-х годов в редакции журнала «Цискари», где собирались самые яркие представители так называемой «новой волны», захлестнувшей в те прекрасные годы не только Европу, но и Грузию, и Россию. Это был период абсолютного обновления языка, литературы, музыки, живописи, театра и кино. Мне кажется, что мы до сих пор живем кислородом, полученным в те не такие уж далекие неповторимые, к сожалению, времена. Чуть позже мне посчастливилось бывать с мужем и даже с детьми в доме, где ореолом любви и уважения были окружены родители Тамаза, Отара и Тины – благородный и деликатный отец батони Иванэ и добрейшая красавица его супруга Тамар. Я до сих пор дружу с умницей Тинико, участницей и создательницей того бесценного и душевного уюта, который царил и царит в этом доме и в этой семье.
Несколько лет назад Тамаз попробовал себя в новом образе автора биографической прозы. Я имею в виду небольшую книгу «Вместе с Отаром», создающую двойной портрет братьев, чей вклад в родную литературу невозможно переоценить.
Мне трудно поверить, что моему доброму и давнему другу 85, но даты – вещь упрямая, и остается только поздравить и пожелать Тамазу Чиладзе несокрушимого здоровья, ибо литература – тяжелый труд, новых свершений и счастья, для настоящего писателя неразрывного с благополучием его Отчизны.


ТАМАЗ ЧИЛАДЗЕ


***
Та наша встреча
Была как рука провиденья,
А ведь расстаются обычно –
Друг другу осточертев.

Явленье твое подобно
Молнии,
Вдруг обернувшейся
Женщиной – да какой!

Перед тобой
Подъемы, спуски – дороги жизни.
Передо мной –
Волненье
Высохшей глуби морской.

Та наша встреча, пусть в ней заметно Божье участье,
Разве позволит нам этот напиток медленно пить,
Между зарницей и человеком – странное счастье.


***
«Живу здесь как лишний гость»
(Ван Вей)
На заре голубая дымка реки
Розовеет – не вмиг, постепенно.
А в камине нетленной мечты огоньки
Вновь меня согревают нетленно.

Смолк сверчок. Время бденья царит на земле.
И - не скрыться, не стоит пытаться.
И очки мои тихо лежат на столе
Рядом с мудрою книгой китайца.
Между зарницей и человеком... Может ли быть?


***
«Это означает полет без крыльев во мраке»
(Отар Чиладзе)
Ты, как будто назло провиденью,
Время опередил и судьбу,
В одиночку стремительной тенью
За глухую скользнув городьбу.

Вспоминаю былое сегодня я,
Как без крыльев над тучей полет.
Речь небес, столь внезапно свободная!
В ней хоть тень утешенья живет.

Там привычно тебе, где лишь звездочки
Разговаривают во мгле –
Ведь, как птица, земли ты ни горсточки
Никогда не имел на земле.

Как от жизни хмелели, по чести, мы!..
Хоть глоток на двоих бы испить,
Чтоб из этого мира да вместе бы
На пароме Харона уплыть...


***
Кто поверит – никто, наверное: вдруг умолкла морская раковина,
Что лежит на столе транзистором,
Позволяющим слушать молчание
Океанских глубин порой.

Голос моря исчез, и, стало быть,
Тайна жизни его ушла.

Да, ракушка лежит, безмолвная,
Что ни делаю – толку чуть.

И глазами ищу невольно я
Телефон, чтоб услышать голос твой,
Голос,
Голос,
Похожий, мне кажется,
На живую и говорящую
Тишину морской глубины.
Но – жужжание одиночества,
Вместо голоса твоего.

Мир пустеет. Что-то закончилось.
Что-то... Только-то и всего...

Да, оказывается и раковина,
И раковина не пуста.
Вот что-то внезапно угасло в ней, и – полная немота...

***
Он как будто задремлет. Но живо
Станционный разбудит трезвон.
И покатит приют пассажира,
Полный старческой боли вагон.

Как беглец добровольный, навстречу
Тьме дорог устремляет он взгляд.
Пепел жизни покрыл его плечи...
Путь к себе, возвращенье назад.

Так в бездушной железной машине
Молча старости мчит колыбель.
Одиночество,
Гребень всей жизни,
Приглушают привычную боль.


***
В городе ветер не умещался,
Бился о двери в приступах лютых,
Словно ворваться к людям пытался:
То ли разведал что-то им сверху,
То ли надежду, тлевшую в людях,
Думал задуть он, словно бы свечку.

Эта надежда, данная свыше,
То угасает, то вдруг пылает.
То, что Господь нам в судьбах напишет,
С нашим рожденьем сам и стирает.

Что написал он, то не изрек он.
Только надежду нам он оставил.
Но не за это ль Бога мы славим,
Дом наш украсив светом из окон?
Мы их открыть готовы. Но прежде
Ждем тишины пред вихрем, потоком
В мире, где нету места надежде.

Перевод с грузинского Юрия РЯШЕНЦЕВА

 
ЮБИЛЕЙ

https://lh3.googleusercontent.com/2xwS8vjCGmxn4N9AB9PmaCuFJRrtPz4BbIEztXwU680bgXJuczYcSt_6I37IyJee6t6PckMHnowAkj6Dh9vcvIgY7AYMg_COftu_fl9-XTxKKAemW-j39X3y2jhu9BK54wUIZfbQpv_xSGyEm74JWXPOO493oo0m89P-oZI99fJKBOXmIn8WtZYstmf6UD13MUPelCs--3Su9UfET_ywp_kPXtH89eROjcKeTE3-yH-kTSaDVCMhUkc1-HNGrunLQLhrlg7ja5RZfakc6rjINY1KsgxNl9fBbyYF-JjBbwgK1f2qdRxqQVby2kUu33A72HGAtDNScpduE_HO1Ho2vkRd3GJWWBGNEqjM9MgnvbV1X3URcg1AkI96UfkwJ787aY6q9nJy7Q56PBN3I371afcEtARe6H8PjqPdVjRd9OeACgNr4R-FJfUsiy-fZV8SfOJav-A7iicsbDJm9BJxjli8Mphlok2YNIeB1aq-F94z7fzs1yWH_zs_Nj7N2zSLaJSkkqewIGq_N_GiTFatjKj3H3zWDGBvU15dOwsQLtrLJrVKd9Fu0zKuZltmc-GqU2kO=w125-h124-no

Моя дорогая Наташа

Все, что я попытаюсь объяснить ниже, я поняла сразу – к тому времени уже научившись различать на редких лицах печать призвания и вдохновения. «Господи, подумала я, да ведь это молодая Цветаева!» Про такие сияющие дивным светом глаза галантные кавалеры задолго до рождения Наташи восторженно спрашивали: «Сколько карат в Вашем взгляде?!» С благословения мудрого наставника Льва Озерова и при моей горячей поддержке Наташа была зачислена в грузинскую группу Литинститута. Института, о котором давно принято спрашивать: разве можно научить человека быть писателем? Отвечаю, опираясь на собственный опыт учебы и преподавания в стенах Дома Герцена: можно и нужно, если у студента есть такая малость как талант. У Наташи талант яркий, страстный, движимый нервом. А знания она получила, как говорится, из первых уст – лучшие специалисты Грузии по истории, искусству, фольклору, классической и современной литературе читали лекции горстке счастливчиков. Конечно, можно сказать, что в известной степени Наташе повезло: она проходила практику, стажировку, а потом сотрудничала и работала в таких уникальных культурных структурах, как русская редакция издательства «Мерани», руководимая легендарным М.И. Златкиным, и Главная редакционная  коллегия по художественному переводу и литературным взаимосвязям, возглавляемая умницей и интеллигентом О.Ф. Нодия. Именно в Тбилиси увидела свет первая книжка стихов и переводов, убедившая читателей в том, что у старших коллег Б.Ахмадулиной, В.Леоновича и других наших друзей, увы ушедших из жизни, появилась надежная смена. В небольшом по объему сборнике Наташи Соколовской уместилась целая плеяда грузинских поэтов, в том числе Тамаз и Отар Чиладзе, Джансуг Чарквиани. Нет нужды оценивать эти переводы. Они признаны практически всеми. Поделюсь только цитатой из однокурсника и большого друга Наташи – Александра Златкина-Браиловского, который много лет не устает повторять, что самую неприступную красавицу и недотрогу можно соблазнить, декламируя ей лирику Отара Чиладзе в переводах Соколовской. Да, последние годы Наташа пишет прозу, и прозу замечательную – рассказы, повести, романы, и здесь она тоже получила заслуженное признание. Но я все равно не верю, что она не вернется к поэзии и переводам. Ведь она уже приняла ответственность за грузинско-русские связи и продолжает служить им по сей день, как составитель и редактор поистине уникальных проектов. Это ее стараниями увидели свет такие раритетные книги, как подстрочный перевод поэмы Руставели с бесценным научным аппаратом (два издания), роман-исследование Галины Цуриковой о Тициане Табидзе с корпусом стихов Тициана (издание приурочено к юбилеям Тициана и Бориса Пастернака). Ранее были осуществлены «Запретный дневник» трагической Ольги Бергольц и знаменитая «Блокадная книга» Даниила Гранина. Работая в Санкт-Петербурге, Наташа снискала прочный авторитет прекрасного редактора, инициатора серьезнейших изданий. Уроженка этого удивительного города Наташа унаследовала его заметные черты – несгибаемость, интеллигентность, культуру. Такое впечатление, что Наташа, начиная свой творческий путь, поклялась говорить правду, только правду и ничего, кроме правды. В современной России – это едва ли не большая редкость, чем самый «навороченный» талант. Мало кто посмел писать так открыто и прямо о событиях в Грузии (от 1989, включая 2008, и по сей день), о которых принято по общему согласию умалчивать. Она же говорит и пишет об этом постоянно. Работая в Лениздате, Наташа как ведущий редактор не побоялась поддержать и выпустить в свет книгу выдающегося азербайджанского писателя Акрама Айлисли, едва не поплатившегося жизнью за свой роман «Каменные сны», в котором он описал ужасы армянских погромов в 1988-90 годах. Если Наташа и «изменяла» родному Питеру, то только с таким же родным Тбилиси и немного, совсем «платонически» с Парижем. В Тбилиси она давно уже «наша Наташа». Какую-то из публикаций она даже подписала калькой своей фамилии Миминошвили («мимино», как всем известно, означает «сокол»). Звучит естественно! В Тбилиси она жила у Ниты Табидзе, потом с любимым мужем, талантливым поэтом-переводчиком Тенгизом Патарая, там же родился ее единственный сын Ника, уже проявивший себя как одаренный переводчик. К своему юбилею молодая и красивая Наташа стала бабушкой пока еще совсем маленького Марка. Пожелаем им всем здоровья, счастья и успехов. Я счастлива повторять еще и еще раз, что сегодня Наталия Соколовская известный и признанный поэт, прозаик, серьезный литературный и общественный деятель. Есть чем гордиться. Поздравляю, моя дорогая Наташа!

Анаида Беставашвили



Вечная тайна

Мне хочется сначала же вспомнить одну строчку из Наташи Соколовской, которую я почему-то представляю как ее автопортрет: «Всю волю соберя в кулак, сидит с закушенной губою». Это словно штрих настоящего художника-графика, но дело как раз в том, что такая многозначительная точность подвластна только слову, и мы видим не только до крайности напряженное лицо поэта, но и сжатую в одну горсть всю его жизнь, полную боли. В данном случае мы говорим об одном из лучших поэтов, который в эпоху сегодняшнего лже-авангардизма отличается некой «странностью», заставляющей преданно следовать жесточайшим законам классического стиха, чтобы еще раз напомнить нам о том, что чем больше мы преданны неприступности канонизированных традиций, тем чаще и вернее обнаруживаем неожиданную новизну, ту самую, которой именно неожиданность придает облик подлинности. Наташа Соколовская, действительно, на редкость привержена классической поэзии, которую великие петербургские поэты превратили в своеобразный волшебный ларец, пополняющий существующую реальность совершенно новыми и в то же время удивительно знакомыми мирами. Я убежден, что для Наташи Соколовской жизнь в этом городе уже стала своеобразной обязанностью и стимулом и, главное, силой преодолевать то одиночество, которое издревле и совершенно справедливо стало синонимом поэтического творчества. «Господь оставил меня живой, чтобы я услышала свое имя, произнесенное тобой», – эта удивительная, эмоциональная фраза, которую именно эмоциональность превращает в музыкальную тайну. Ничто так точно не выражает, не определяет или, если угодно, не раскрывает своеобразие лирики Соколовской как строка Мандельштама, вынесенная Наташей эпиграфом к одному из ее стихотворений: «И женский плач мешался с пением муз». И вправду, главным двигателем лирики Наташи является печаль женщины, которой Господь даровал огромную любовь, только… приговорил нести эту непомерную ношу одной! И мы видим, словно очнувшуюся в незнакомой обстановке, потрясенную женщину, уже вообще не помнящую, существует ли соловей, цветет ли акация, поют ли дети, и все равно продолжающую бороться, чтобы как-нибудь вырваться из заколдованного круга монотонного бытия. В литературе не много жанров, столь сильно заряженных противоречиями и жаждой борьбы, как, на первый взгляд, безобидная, изящная лирика. Достаточно обратиться к наследию великой сооте-чественницы Наташи Соколовской Анны Ахматовой. Лирику вообще характеризует еще и та особенность, что она может объявиться в самом неожиданном месте, оставаясь при этом доминирующей интонацией произведения. Я имею в виду настоящую прозу, а не так называемую «прозу поэта», тот самый термин, который литературоведы часто используют для оправдания слабости сочинения (если это вообще можно оправдывать!), но используют, разумеется, тщетно. Я не понимаю, каким образом появился этот термин в мире, где поистине великие прозаические творения созданы поэтами. Чтобы не уходить далеко от России (хотя в мировой литературе существует масса подобных примеров), напомним, что никому в голову не пришло называть прозу Пушкина или Пастернака «прозой поэта», хотя, по моему мнению, в России нет поэтов лучше. Вспоминаю один такой пассаж из прекрасной прозы Наташи Соколовской: в душном от выхлопных автомобильных газов городе, в пространстве, тесно схваченном бетоном, асфальтом, камнем и железом, кто-то на чудом уцелевшем клочке земли сажает зеленый стебелек, не потому, что жаждет урожая, а по причине куда более значительной (впрочем, не ведомой автору или свидетелю этого сакрального действа) – человек ищет землю, им движет ностальгия по земле, подобно узнику, роющему лаз в своей камере для побега из тюрьмы, ибо его зовет на волю внешний мир, полный облаков, звезд, радуг, чего он, скорее всего, никогда больше не увидит. Это интуитивный порыв, устремленность к собственной, безнадежно забытой сущности. Наташа Соколовская – превосходный переводчик, понимающий, что перевод – это, правда, неосознанная, но активная попытка обнаружить родство или похожесть народов, иначе в литературе не появился бы этот жанр, не просто необходимый, но и обязательный. В ее переводах стихи грузинских поэтов приковывают внимание, и это не удивительно, поскольку она переводит поэтов разных, но интересных для всех, переводит их такими, какие они есть, будь то Тициан Табидзе или Отар Чиладзе. Вместе с тем, руку мастера дополнительно направляет великая сила, называющаяся любовью – разве возможно не любить родину своего ребенка или страну, где ты причастилась самому главному для женщины счастью в этом мире?! И наконец, лично я, даже если бы не имел никакого отношения к писательству, не слышал бы никогда имен равнодушных и недоступных муз, как обычный простой житель Грузии я выразил бы глубочайшую благодарность Наташе Соколовской, хотя бы за то, что она в наше крайне сложное и напряженное время стала инициатором и исполнителем уникального издания нашей национальной святыни «Вепхисткаосани» в Санкт-Петербурге. Несмотря на то, что я намеревался очень коротко сказать о творчестве Наташи Соколовской, все равно оказался невольной жертвой многословия – из чего следует, что я сказал о поэте меньше, чем собирался.

Тамаз Чиладзе
Перевод с грузинского Анаиды Беставашвили


Наталия Соколовская

Родилась в Ленинграде. Окончила Литературный институт им. Горького. Десять лет жила в Грузии. Автор поэтических сборников: «Природа света»; «Незапечатанные письма»; «Ангелы навсегда». Автор книг: «Литературная рабыня: будни и праздники», «Любовный канон», «Вид с Монблана», «Рисовать Бога».
Член Союза писателей Санкт-Петербурга, Российского Союза писателей, Международного Пен-клуба и творческого союза «Мастера литературного перевода».
Наталия Соколовская – автор идеи и координатор уникального совместного российско-грузинского проекта «Ш.Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Билингва». Редактор книги «Шота Руставели. Вепхисткаосани (Витязь в тигровой шкуре) Подлинная история». Редактор книги Г.Цуриковой «Тициан Табидзе: жизнь и поэзия».
Автор проекта «Ольга. Запретный дневник», посвященного О.Берггольц, и проекта «Я буду жить до старости, до славы... Борис Корнилов».
Ведущий редактор сборников блокадных дневников ленинградцев, а также нового издания «Блокадной книги» А.Адамовича и Д.Гранина.




Отар Чиладзе
перевод с грузинского НАТАЛИИ Соколовской

***
Листья за ночь усыпали двор,
словно сдернули вниз покрывало.
Неожиданно и небывало
перед нами раскрылся простор.
Даль проснуться никак не могла.
Мгла, как пальцы слепого, дрожала...
Ты уже расправляла крыла...
Что тебя на земле удержало?


ДАЧА
Раскрытые книги усыпала хвоя,
усыпала хвоя и плечи, и спины...
Но что-то сегодня творится с тобою:
грустишь и смеешься без явной причины.
А хвоя летит на столы и страницы.
И шахматы ею усыпаны тоже.
Ты тщетно пытаешься с чем-то смириться,
смятенье тебя безотчетное гложет.
Ты дачный роман разыграл как по нотам,
для дачниц прелестных плетя небылицы.
Но что-то тебя беспокоит. А «что-то» –
лицо, заслонившее прочие лица.
Ты встретил ее в городской суматохе.
Стояло такое же душное лето.
И ты обернулся и замер на вздохе.
И даже не понял, что значило это.
Как город, лицо некрасивое было,
прекрасное было, как город, и злое.
и в нем милосердие тайно сквозило,
и это тебе не давало покоя.
Не знаешь ты, что для тебя это значит...
...А книги, наверно, листают для виду.
И пусты кто не сведущ – ночами не плачет
и на мирозданье не копит обиду.
И вдруг – этот поезда крик на вокзале!
И город грохочущий – ближе и ближе,
как боль, что тебе на роду предписали,
и, стало быть, время ее не залижет.
А поезд кричит и кричит, протестуя.
И пот проступает на рельсовой стали.
...А ты вспоминаешь улыбку простую.
Такие встречаться уже перестали.


СНЕГ МАРИНЫ
Снег пошел, понимаешь, Марина!
Я просил. И к скончанию дня
снег лелеянный, снег лебединый
снизошел наконец на меня.

Ждал я долго. Как темная птица,
взгляд мой в небо летел сквозь окно.
Снег пришел, чтоб ко мне обратиться.
С чем – не знаю. И знать не дано.

Он как дар, что ниспослан немногим.
Он – твоя молодая душа.
Он сбивает меня с полдороги.
Я, как путник, застыл не дыша.

Мне казалось, я шел, а на деле –
ждал тебя, подчиняясь судьбе!
Эти вечнозеленые ели
облегчают мне мысль о тебе.

Снегопад, как беспамятство, длинный.
Женским трепетом полон простор.
Ты сегодня так близко, Марина,
как еще никогда до сих пор.


ВСТРЕЧА
Блестят зимы приподнятые плечи.
Пальто, как тень, валяется у двери.
Он говорит – как будто это лечит.
Он говорит. Она молчит. И верит.

Она глядит с улыбкой на мужчину.
Она тихонько гладит одеяло.
И так, как ей чутье продиктовало,
утаивает счастья половину.

Он говорит, и суть его рассказа
поймут, наверно, только эти двое.
Так пылко он не говорил ни разу.
Он искренен сейчас с самим собою

и с миром искренен сейчас, – а это
освобождает от всего, что ложно.
Молчат одушевленные предметы,
и занавески дышат осторожно.

Быть мертвыми предметам не по вкусу.
И, на людей взирая с замираньем,
они поддались их переживаньям,
как самому горячему искусу.

Как хорошо. Покой. Полутемно.
Стучат часы, похожие на птицу.
Проходит непогода сквозь окно,
чтоб в зеркале спокойно разиться.

Они лежат. Как легкое весло,
ее рука спускается с кровати.
Всю суету волною отнесло.
Ничто не нарушает благодати.

Да будет так. Пусть хоть на эту ночь
от них отступят смута и усталость,
не вспоминают пусть, что превозмочь
разлуку никому не удавалось,

что всякой радости выходит срок,
что горечь стала жизненной основой,
что существует непреклонный рок
помимо географии суровой.

Есть всюду поле, проволока, столб...
Граница слуха, языка и зренья...
Но сердце для того дается, чтоб
развилось безграничное терпенье.
И мира грязь, осевшую на дно,
вода уносит – так легко и просто –
ценой их ласки.
И глядит в окно
ночь,
как привставший на носках подросток.


***
Опять мучительный, как тайна,
трепещет воздух разогретый.
В следах жары необычайной
бесшумно отступает лето.
(Мы расстаемся. Так решила
судьба. И непреложно это.)
Желтеет тополя вершина.
Бесшумно отступает лето.
Воспоминанье стало прахом.
Распалось, временем задето.
Ночь дышит воздухом и страхом.
Бесшумно отступает лето.


***
Я в упряжь новую ввязался.
А между тем нагрянул срок
сознаться в том, в чем не сознался,
и тех простить, кого не смог.
Я, в упряжь новую впряженный,
лечу, как в прежние года.
Уставший, жизнью обожженный,
лечу, как прежде, но – куда?
Все, что казалось так далеко,
приблизил я ценой потерь.
Совсем иная подоплека
у бега моего теперь.
К непостижимому тянулся.
Приблизился – и в тот же миг
я пожалел и отшатнулся
ото всего, что я постиг.
Я сам себя обманом тешу,
что не умолкли соловьи,
что думы и желанья те же,
как в прежние года мои.
Но я лечу, распятый, тяжкий,
познавший боль, и свет, и срам,
в несуществующей упряжке
к несуществующим мирам.


КРЕМАЦИЯ СТАРЫХ СТИХОВ
Я прав... Перед собой и небом прав!
А ветер мне цеплялся за рукав.
Но ветер слаб. Судьба не виновата.
Я вижу, как горят, ладонь разжав,
стихи, тобой любимые когда-то.
Так я сидел и пламя сторожил.
И различал потрескиванье жил.
Побеги звезд в окне росли и крепли.
Стихи мои – вот в этом легком пепле.
А я, глупец, всю душу в них вложил!

МКПС «Русский клуб» и редакция журнала «Русский клуб» сердечно поздравляют Наталию Соколовскую с замечательным юбилеем и желают крепкого здоровья, творческого долголетия и новых публикаций на страницах нашего журнала!

 
достойное служение

https://lh3.googleusercontent.com/oU9wSkd0V2Fxed9s1WPKX7rsocGzb9d4oLzW2irW55F8M25vLl-sYlRmSRa5aM_125MRMzoPskf4fQ9mQ7_s9Y3-gX37LnhjQTNC2nHQdCll7l-d579R4OgVlikgzDmFrlHZSQdzGiWelUtbde5QPRMzhmMgFYP-6cW-J0JZuO7JWsTbrulmWeReigTdLC4mWMftPRqsZohI6kiBBJvVn6aRgWX456if0N5yg0OxiKM03a9zo4BPCr2lUN9Zz1sVy34GlBUECWxwpHbN_ND6ksJEisH9kztGqXiePKck0PEGdkdAlgs2Tl6QAwi-7BFKxCvhGMTWXqDQXHUXUsnK1yvMRQSu727lbJQp5ppxvCNy5Il2vCGr2uhbanp4Y7yy46cy5CKAjXuvHXcWKM_BT84DX9CdJNuyYHsADaQM74BSEaIUO9M6zTrKXzQgmXi-JgbX2jAc7-4KgJwFoFjnTywIjtCicMHL7gYtAKsPTDhJRZBfeNTpdx3lNS4s5hyGOZ3pnWVl7kHKitP2OzlfYjKnmjXv8WyNe8lt6PpIYxbyzvZw-ryNpKIuHAXwSv91a2L8=s125-no

К 80-летию Эмзара КВИТАИШВИЛИ

В ноябре 2015 года одному из выдающихся поэтов Грузии XX-XXI столетий Эмзару Квитаишвили исполнилось 80 лет. Эмзар встретил свой юбилей, окруженный двадцатью стихотворными сборниками, среди которых нельзя не назвать столь значительные, как «100 стихотворений» (на грузинском языке, 2011) и «Постоялец осени» (на грузинском языке, 2013). Его стихи переводились и издавались на русском языке. Кроме того, Эмзар – автор критических и литературоведческих статей, прекрасных эссе и монографий о писателях, среди них – «Акакий Церетели»  (1990) и «Сокольник грузинского слова» (2003) – о Георгии Леонидзе, литературные портреты современных грузинских художников и скульпторов Зураба Нижарадзе (Пико), Тенгиза Мирзашвили (Чубчика), Элгуджи Бердзенишвили, Элгуджи Амашукели.     
С 1969 года поэт работал в журнале «Цискари», с 1973 года и по сей день – в Институте грузинской литературы им. Ш.Руставели. С начала выхода журнала «Русский клуб» стал его автором. Сын известного, всеми уважаемого врача, воспитанник тбилисского Дворца пионеров (который внес неоценимый вклад в духовное и культурное развитие многих поколений грузинского юношества), выпускник Тбилисского государственного университета (активный автор студенческого литературного журнала «Пирвели схиви» (Первый луч), Эмзар с детства неразлучен с книгой, с художественным словом. Он живет в поэзии и жив поэзией. Его увлечения – живопись и музыка. Человек кристальной порядочности и подлинный гуманист – таков Эмзар Квитаишвили, один из самых читающих людей современного общества. Высоко ценит он, в частности, русскую литературу и культуру. Вне русского языка и русской культуры нам будет трудно, – считает батони Эмзар.
Мы сердечно поздравляем маститого поэта и желаем ему долгих лет и долгого творчества!   


Духовный наследник
грузинской литературы

Эмзар Квитаишвили – мой брат и друг! В то же время Эмзар – духовный наследник грузинской литературы, поэт, идущий путем правды. Он служит истине и хорошо знает, что истина – это Господь Бог. Эмзар – верность нашего поколения, исполненный любви, борец против безверия и фарисейства.
Эх, сколько горестных дней выпало на его долю, но он не сломался. И в его глазах даже злого, недоброго человека нельзя презирать, потому что он почитает добро. Брат мой, Эмзар, ты достиг восьмидесяти лет, человек без изъяна и отличный от всех других. Где-то я читал – и вспомнил сейчас: «Верующий в Господа тот, кто вынесет мучения и страдания, причиненные людьми». Главное – выстоять. Что же тебе остается? Наверное, остается еще лет тридцать. Радости тебе, дорогой Эмзар!
Джансуг Чарквиани



Эмзар
Эмзар Квитаишвили – внешне спокойный, невозмутимый, а внутренне бушующий, всегда взволнованный человек. Он всегда открыт, всегда готов к добру, таким знают его все. Ему не раз довелось познать коварство судьбы, тяжелый удар ее обрушился на Эмзара еще в детстве, когда сослали его отца, врача Давида Квитаишвили, известного не только как редкий диагностик, но и замечательный детский врач. Причем он зачастую лечил детей бесплатно. Свою деятельность он таким же образом продолжил и после возвращения из ссылки на родину. Пример – лучший учитель. И не зря гласит грузинская пословица, что жеребенок по породе скачет. Верно, именно это помогло маленькому Эмзару перенести горесть отрыва от отца. Трагическая гибель сына, смерть любимого брата, смерть жены... Все это выпало на его долю. Но он глубоко запрятал и заглушил свою боль. Его души никогда не касалась ненависть, но он не легковесный оптимист. В его стихах всегда слышится легкий призвук затаенной печали. Его стих – это видение вечного в мгновенном. Эмзару – 80 лет, и он все так же любит жизнь и все так же верен добру. Разве это не победа над тщетой бытия?
Элгуджа Бердзенишвили



***
Эмзар – славный сын славной семьи. Он истинный интеллигент и истинный интеллектуал, глубоко эрудированный человек с безошибочным вкусом и художественным чутьем. Меня связывает с ним долгая дружба, которой вот уже более пятидесяти лет. Эта дружба зародилась тогда, когда он принес мне, директору издательства «Хеловнэба», свой грузинский перевод комедии Аристофана «Птицы». Меня поразило его мастерство, его глубокое понимание сложнейшего текста и передача этого текста на грузинский язык.
Меня покоряет мудрость и классическая простота его поэзии. Неколебимая сила эмоции там, где его мысли и чувства достигают высот трагизма, пленяет меня. Его проза – дневники, записки, портреты – стоит на уровне европейского мастерства. Его медитации способны придать простым жизненным явлениям характер глубоких обобщений. Удивительно: он все читал и все помнит. Время не влияет на него. Напротив – возрастает его мудрость и глубина его ума. Он весь – в поэзии, он творит поэзию и дышит поэзией.
Нодар Гурабанидзе


***
Дорогой мой Эмзар! Ты хорошо знаешь, что еще совсем недавно человек нашего возраста считался глубоким стариком. Знаешь и то, что суть жизни вовсе не в ее продолжительности. И еще: очень трудно прожить жизнь так, чтобы предстать пред Господом безгрешным. Подобное, вероятно, удел лишь избранных из очень немногих...
Ты никогда не гасишь святую свечу памяти ушедшему и достойно служишь живым. Недавно некий молодой литератор в беседе со мной назвал тебя маститым. Было очень приятно слышать это от молодого. Да, талант и знания, друг мой, не должны оставаться незамеченными.
Никто не может упрекнуть тебя в том, что ты ради карьеры преклонял голову перед власть имущими. Никогда не рушил мосты между народами, зато всегда стараешься навести мосты между прошлым и настоящим и, конечно, всегда с тобой твоя неотъемлемая дума о твоей родине и твоей семье.
Пусть же Господь пребудет с тобой – и со всеми нами!
Гиви Шахназари



***
Мы с Эмзаром – друзья отроческих лет, а мой супруг Чабуа Амирэджиби и отец Эмзара, Давид Квитаишвили, оба бывшие зэки советских лагерей, побратимы, так что нас связывает «двойная» дружба.
Поэзия Эмзара всегда наводит читателя на размышления, открытость автора привлекает, его стих лишен витиеватости, он ясен, прозрачен. Его поэзию отличают особые черты: он всегда прост в выражении мысли и всегда ищет и находит красоту. Самая малая букашка для него имеет значение, она – Божие создание и носитель жизни, и потому даже в беспомощной ночной бабочке и в монументально красивом кипарисе он видит одушевленное существо. В его книгах царит чистый, добрый и красивый дух.
Не могу не сказать два слова о его книге стихов «Постоялец осени», с большим вкусом изданной не так давно издательством «Бакми». В тонких, чуть отдающих печалью стихах сборника, большей частью двустрофных, ярко и выразительно переданы поразительное многообразие и многокрасочность мира.
Эмзар блестящий лирик нашего времени, о котором очень многое можно сказать, у которого не иссякнет читатель и не иссякнет прекрасный дар.
Друг и брат мой, Эмзар, поздравляю тебя с щедрым и обильным юбилеем, пусть Бог пошлет тебе здоровье и долгие лета!  
Тамар Джавахишвили




***
Гарантом Эмзара Квитаишвили является его поэзия. Поэзия помогает ему в тяжелейшие моменты жизни. Помогает и книга – он ведь и филолог, литературовед. Но литература не оказала отрицательного влияния на его поэзию. Она и не могла бы сделать это – настолько силен в нем поэтический инстинкт. Эмзар любит жизнь, любит красоту и переживает тяжелую судьбу человека, но не только человека, а и животного, и растения. Достаточно прочитать его замечательное стихотворение «Фазаны, убитые на охоте». Жизнь ни в чем неповинной птицы для него так же дорога, как жизнь человека, а растение, дерево поэт ставит выше всех существ, даже выше Homo Sapiens-а. Здесь он выступает перед нами духовным наследником героя Важа Пшавела – Миндии. Помню, как он пережил гибель здорового столетнего дерева в одном из районов Ваке. В проникновенном стихотворении выразил он свои чувства, свой протест.
Эмзар – художник-психолог, он создает в своих стихах великолепные психологические портреты, как, например, портрет Тамар Эристави, Жана Микеладзе, Гиви Гегечкори, Заура Болквадзе, Эрлома Ахвледиани, Анзора Салуквадзе, Фридона Халваши и других.
Поэта трогает судьба тех прелестных молодых женщин, которые безвременно ушли из жизни. Он сумел их обессмертить в своей поэзии, сумел остановить то мгновение, которое Гете назвал «прекрасным».  
Эмзар Квитаишвили – патриот. Но он как бы следует Василию Розанову: «Чувство родины должно быть великим горячим молчанием».  Эмзар приносит с собой тепло туда, куда приходит. Его приход был радостью для Акакия Гацерелия, встречи с ним – радость для Гиви Шахназари, для Элгуджи Бердзенишвили и для многих, многих других.
Пусть долго-долго длится эта радость!
Реваз Квеселава


Жизнь как характер

Эмзар Квитаишвили – один из ведущих исполнителей современного грузинского поэтического оркестра, у которого есть свой стиль, почерк, звучание.
Он поэт в классическом понимании этого слова. Своей жизнью и творчеством он олицетворяет субъект деятельности, сущность которого древние греки обозначили словом «поиэтэс».
Он знает, что важно и умеет говорить об этом ясно и понятно. Его натура характеризуется знаком света: светлое мышление, видение света. И венцом всему – просвещенность, образованность. Во всем он ищет и доискивается до сути. Вернее, находит интуитивно эту суть и раскрывает ее, как пришедшую по адресу посылку.
Поэзия – смысл и радость его жизни. Эмзар – «запоздавший» романтик, облаченный в реалистическое одеяние, примерно так, как и его предшественник Акакий Церетели.
В нем столько жизни, что, кажется, никогда не иссякнет этот источник. И стихи его полны жизни. В этом основная сила и привлекательность поэзии Эмзара Квитаишвили.
Иванэ Амирханашвили



Эмзару Квитаишвили – поэту и другу

Приветствую выдающегося лирика нашего времени, мэтра поэзии, моего давнего друга Эмзара Квитаишвили со знаменательной датой – 80-летием. Много-много лет прошло с того дня, когда незабвенный Шота Чантладзе познакомил меня с молодым человеком с искрящимся взором и походкой чуть враскачку, которого я давно  приметил в светлых коридорах нашего университета...
Помню, как Эмзар издавал свою первую книжку стихов, как ответсвенно и строго относился он к ее составлению. Он и тогда умел прислушиваться к чужому мнению. «Я не раз сам себя критиковал», – скажет он позднее, оглядываясь на тот максимум выражения своих мыслей и чувств в стихах, к которому всегда стремится. Человек с открытой душой, он необыкновенно открыт дружбе. Умение дружить – особый талант наряду с поэзией, который так отличает его.
Он никогда не забывает того, кто обогатил его теплом своего сердца. О ком, о чем думаем мы, входя в возраст, если не о дружбе, о тех, с которыми вместе росли, проводили годы, десятилетия, радовались одной радостью и печалились, когда к кому-то из нас приходила печаль.
Ты недавно говорил: «Я и сегодня не достиг того, чего хотел достигнуть».
Пусть Господь дарует тебе здоровье и долголетие, чтобы твоя муза привела тебя к желаемому!
Зураб Кикнадзе




***
Друг и брат мой Эмзар! Мне выпала большая радость и большая честь – поздравить тебя с восьмидесятилетием!
С 1962 года, когда ты пришел в «Цискари», а я уже работала в «Литературной Грузии» и наши редакции находились в одном здании, на одном этаже, началась наша дружба, видимо, на всю жизнь. Сегодня я от всей души поздравляю тебя и воздаю тебе хвалу – ты, цельный и чистый человек, большой поэт и деятель нашей литературы.
Твоя поэзия сильна не только силой твоей натуры и эмоцией, но нетускнеющими в памяти красками и оттенками, гармоничным звучанием стиха, его прозрачностью и при всем том – широтой охвата тем. У тебя звучат мотивы, которые звучат у Важа, но это отнюдь не влияние – они присущи тебе. В твоей поэзии – большая боль и красота, сострадание и сочувствие – не только человеку, но и животному, и дереву – всему живому.
Твоя научная деятельность в литературе и все твое творчество – прекрасный вклад в грузинскую культуру. И все это освещено добром, потому что добро – основная движущая сила всех твоих начинаний, действий и поступков. Пусть свет добра всегда освещает твой путь, и да будет он долгим и плодотворным!   
Камилла-Мариам
Коринтэли

 
приветствия

https://lh3.googleusercontent.com/tfF2OBiwYR8qrXpT7hHYNKTkawOVM_TIyedf2SCy-fS4f8btNwK81WY3ayIymqLMNOEMQAwNZxSVWhPOT9wgQpgZgvlHsE3YgPqIBWe_dk3PQ13DwPoa-v_J_rA3bjGcADxactqvD4d7lTc6wgg9Y79kkO90i_IRdt6GulgqxM-fF50tBBsAeT9Nmhr1wE8awSuF2-iwYpg8ol586O1Te9nql8FbCuOO0ZTQUAe0DoptNbOV92tqEkpyYZ3NFdaImKHgs0231UMKsNgPINjyCy3FC9zgUH-gKehwVbiDJ5BDeh89YMGrM9greykfrNVVJOyCoeN7OEp3XLEXTFXesrxUvbFgdGVszU025e65lIyjfun2D8jLvBjOpIQLZ2C0McVZ0oMmgWMaWfAKYKWh9LU1ZEmePps-NWrpZtFXplIgFABMQflnQAXlRPh__xewxy1BAWOqOzUVscQ0BuYEnTELy6g2rMwy1qJPMxhZu0VG1GVkKY377DWejpQ5LuoGe06C8ydpCq59BRpK94Ow2ZHG7Zsr6b5iC04W_2yn2VTWHWj_mzPwuys6OYkw2OWUcIp_=s125-no

Дорогие друзья,
От души поздравляю вас с 170-летней годовщиной основания первого русского театра в Грузии. Тбилисский государственный русский драматический театр им. А.С. Грибоедова – достойный преемник традиций русского театра и занимает особое место в грузинском театральном пространстве. В течение многих десятилетий своим творчеством вы вносите неоценимый вклад в культурную жизнь нашей страны, утверждаете высшие человеческие ценности, способствуете диалогу и взаимопониманию между народами.
Желаю каждому члену вашей труппы, сотрудникам театра и огромному количеству гостей, прибывшим из 25 стран мира на празднование юбилея, творческих успехов, счастья и долгих лет жизни.
С уважением,
Президент Грузии
Георгий Маргвелашвили

От всей души поздравляю с юбилейной датой старейший на Кавказе и один из самых старых в мире – Тбилисский государственный драматический театр имени Александра Грибоедова.
На протяжении 170 лет этот очаг культуры всегда выполнял важную роль в жизни нашей страны. Разумеется, он в основном занимался и занимается популяризацией русского искусства, но вместе с тем на его сцене ставятся пьесы как других зарубежных авторов, так и очень интересные спектакли грузинских драматургов. Все это, в определенной мере, влияло на становление мировоззрения и вкуса нашего общества.
И сегодня театр успешно продолжает свою деятельность и способствует упрочению русско-грузинских культурных связей и представлению Грузии за рубежом.
Всему коллективу желаю творческих успехов, желаю каждому из них внести свою лепту в становление нравственных и культурных ценностей.

Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II

От всего сердца поздравляю с юбилеем Тбилисский государственный русский драматический театр имени Александра Грибоедова!
Созданная  170 лет назад  русская театральная труппа быстро заняла достойное место в грузинской культуре. О тбилисской театральной жизни середины XIX века писали известные люди, в том числе Александр Дюма и Лев Толстой. На сцене этого театра выросло множество именитых деятелей грузинского и русского театрального искусства.
Русский драматический театр им. А.С. Грибоедова всегда был и остается неотъемлемой частью нашей общественной жизни. Он и сегодня с успехом продолжает свои славные творческие традиции не только в Грузии, но и за ее пределами, чем мы все гордимся.
Желаю замечательному коллективу Грибоедовского театра успехов на славу нашей родины!

Премьер-министр Грузии
Ираклий Гарибашвили

Дорогие мои грибоедовцы!
Грибоедовский театр для меня очень дорог, потому что здесь я начинал свою профессиональную деятельность. На свете мало театров, которые открывают свой 170-й сезон. Поэтому я скажу вам просто – ПОЗДРАВЛЯЮ!

Ваш Роберт Стуруа


Ваш талантливый, заслуженный коллектив – яркий символ русского театрального искусства за пределами России. Опираясь на лучшие традиции русской драматургии и актерской школы, вы сформировали собственный, неповторимый стиль, внося своим творчеством неоценимый вклад в популяризацию классического искусства и укрепление культурных связей между нашими странами. Важно, что театр постоянно развивается, следит за последними тенденциями в области драматического искусства.
Ваша работа многократно отмечена на самых высоких уровнях, но главной наградой всегда были и остаются ваши верные зрители, из года в год приходящие к вам и приводящие с собой все новые и новые поколения.
Уверен, Конгресс русских театров зарубежья будет способствовать установлению творческих контактов, рождению новых проектов и обмену опытом. Искренне надеюсь, что проведение подобного конгресса станет доброй традицией.

Министр культуры
Российской Федерации
В.Р. Мединский

Русский драматический театр имени А.С. Грибоедова – это театр-дом, в который зрители приходят сюда снова и снова, чтобы насладиться творчеством замечательных артистов, преданных своей любимой профессии, верных идеалам и традициям, заложенным еще их великими предшественниками.
С момента основания театра и до сегодняшнего дня прошло ровно 170 лет, и за эти годы на сцену театра выходили поистине великие артисты, с театром сотрудничали великие русские драматурги и режиссеры, перечислить все их имена мне не представляется возможным, да и не стоит передо мной такая задача. Их имена мы знаем с детства, мы чтим их и преклоняемся перед огромным наследием, которое они оставили всем нам.
Дорогие коллеги! В рамках юбилейных торжеств в Тбилиси проходит Всемирный конгресс русских театров, и это прекрасно. Прекрасно, что старейший за пределами России русский театр, принимает у себя и руководителей русских театров зарубежья, и выдающихся деятелей культуры. У участников конгресса насыщенная творческая программа, в которой много ярких и интересных событий, но самое главное, мои дорогие друзья, вас ждут  новые встречи и встречи со старыми и добрыми друзьями. И я желаю, чтобы пребывание в Тбилиси запомнилось вам надолго, чтобы стало воистину незабываемым праздником.  

Искренне ваш,
Председатель СТД РФ,
Народный артист РФ
А.А. Калягин


Во все времена Ваш театр славился ярким и одаренным актерским составом, сильной режиссурой, прекрасным, насыщенным репертуаром. Всеволод Эмильевич Мейерхольд и Константин Александрович Марджанишвили, Петр Наумович Фоменко и Георгий Александрович Товстоногов, Булат Окуджава и Арчил Гомиашвили. Сцена театра помнит имена выдающихся, поистине легендарных артистов, музыкантов, художников, которые своей плодотворной просветительской, подвижнической деятельностью внесли неоценимый вклад в популяризацию русского языка и русской культуры во всем Закавказье.
Уверен, что коллектив театра и впредь будет радовать публику новыми интересными работами, громкими премьерами, дарить ей свой талант и поможет, таким образом, восстановлению традиционно дружественных отношений между Россией и Грузией.

Исполнительный директор Фонда
«Русский мир»
В.В. Кочин


Открыв сезон в далеком 1845 году с реалистической комедии «Горе от ума», театр на протяжении всех этих лет сохраняет замечательные традиции русской драматической школы, щедро одаривая яркими, многогранными постановками, неизменно расширяя круг своих почитателей.
Богатейшая сценическая история и эстетические ориентиры, заложенные основателями, и сегодня способствуют воспитанию молодых дарований, ставящих превыше всего искусство в себе, а не себя в искусстве, что позволяет труппе театра оставаться интересной и современной, завоевывая всеобщее признание и уважение поклонников.
Группа ВТБ является давним партнером театра и высоко ценит наше взаимовыгодное сотрудничество, которое позволит осуществить еще не один совместный проект.
В этот праздничный день примите пожелания успехов в реализации намеченных планов, неисчерпаемого вдохновения и новых интересных работ.

Президент-Председатель
Правления Банка ВТБ (ПАО)
А.Л. Костин


Связь Малого театра и театра им. А.С. Грибоедова – глубокая, естественная, органическая, возникла почти два века назад. Какое счастье, что Вы существуете, сохранили себя, остаетесь не только старейшим, но, думаю, и лучшим русским театром в зарубежье. Нам близка Ваша художественная и нравственная программа, сформулированная когда-то великим Георгием Товстоноговым, который в молодости тоже работал здесь и поставил много замечательных спектаклей: «Русский театр в Грузии всегда стоял с грузинским народом». Нам близок самый тип Вашего театра – театра Человека, или театра Добра, Света. Нам дорога Ваша неизменная преданность русской классике – Пушкину, Гоголю, Грибоедову, Островскому, Толстому, Чехову, Горькому... Мы разделяем Вашу любовь к актеру, постоянную опору на него... Существуя в живом движении времени, чувствуя его, меняясь, Вы, как и мы в Малом театре, помните о корнях, не вытаптываете их, не рвете нитей, связующих с великим театральным прошлым.

Художественный руководитель,
Народный артист СССР,
лауреат Государственных премий России  
Ю.М. Соломин


Сегодня Тбилисский русский драматический театр имени А.С. Грибоедова празднует 170-летие, а буквально два дня назад Московскому Художественному театру исполнилось 117.
В историях наших театров – долгих, насыщенных событиями и именами, взлетами и кризисами, открытиями, свершениями, разочарованиями, человеческими трагедиями и счастьем – отразилась уже не одна эпоха, отражается история наших стран, бывших когда-то единой державой – сначала Российской империей, затем Советским Союзом.
Поэтому сегодня, в день столь величественного юбилея Тбилисского русского драматического театра мы желаем вам, чтобы, помня, любя и уважая прошлое, бережно храня традиции, вы не уставали искать новые пути в искусстве, чтобы ваше творчество было полно прекрасных открытий и всегда находило отклик в сердцах наших современников. Вам выпала великая миссия – быть связующим звеном двух культур, двух народов; мы желаем – и вам, и себе – чтобы связь эта только крепла и всегда была нерушимой! Успеха всем вашим начинаниям! С юбилеем!

Всегда ваши
Олег Табаков и Московский Художественный театр имени А.П. Чехова


Наши театры в исторической перспективе связаны множеством невидимых нитей и человеческих судеб.
Мы знаем и помним, что семья основателя нашего театра Евгения Вахтангова имела тифлисские корни, а сам маленький Женя Вахтангов учился некоторое время в гимназии, расположенной рядом с театром.
Уроженцами Тифлиса-Тбилиси были многие вахтанговцы – Надежда Байцурова-Вахтангова, Александра Ремизова, Иосиф Сумбаташвили, Сергей Ахвледиани, и их знакомство с миром театра начиналось со сцены вашего театра.
Нас объединяет работа с выдающимися режиссерами – Алексеем Поповым, Леонидом Варпаховским и, конечно же, очень дорогим для нас Петром Фоменко.
Мы с большой теплотой вспоминаем нашу прошлогоднюю встречу – гастроли в Тбилиси со спектаклем «Дядя Ваня», который мы имели честь показать на сцене Тбилисского русского драматического театра имени А.С. Грибоедова.
Мы благодарны вам за гостеприимство и радушие, с которым нас приняли. Мы поняли, что в вашем лице обрели друзей и с нетерпением ждем нашей новой, уже скорой встречи.

С самыми искренними поздравлениями,
Римас Туминас,
Кирилл Крок
и все вахтанговцы


В день рождения вашего прекрасного театра хочется сказать очень многое, хотя и понимаю, что вряд ли хватит слов, чтобы охватить все годы и все события, произошедшие в богатой и насыщенной истории Русского драматического театра им. А.С. Грибоедова.
Я убеждена, что театр должен потрясать, заставлять думать, поднимать к высочайшим вершинам духа, и вы это блистательно доказываете своим ежедневным трудом, всеми своими огромными творческими силами!
И поэтому сегодня, в день рождения хочется от всей души пожелать вам еще множества чудесных спектаклей, творческих открытий, неиссякаемого азарта работы, мужества, стойкости и безграничных сил в вашей важнейшей и громаднейшей работе; быть единым целым с великолепнейшим грузинским искусством, оставаясь при этом театром русского языка и русского драматического искусства!

Искренне ваши
Галина Волчек
и весь Московский театр «Современник»



Мы по-настоящему счастливы, что на праздновании более, чем полутора векового юбилея Тбилисского государственного академического русского драматического театра имени А.С. Грибоедова. Вы ждете наше слово, наш сердечный привет, и мы не замедлим выразить свое восхищение вами, умеющими даже в злые и беспощадные времена хранить те прекрасные принципы и прозрения, что оставили нам в наследство наши предшественники, создатели и служители высоких образцов русского искусства.
Да, именно дорогой нашему сердцу Георгий Александрович Товстоногов принес в русский драматический театр Грузии великое искусство К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко в первой же своей работе на грузинской сцене – спектакле «Дети Ванюшина». Именно русский режиссер Варпаховский познакомил грузинского зрителя с эталонным мхатовским спектаклем «Дни Турбиных» Михаила Булгакова. История наших взаимоотношений – это значительный вклад в торжество мировой культуры, в дело познания правды мира и добра.
Мы верим, что вместе сохраним те великие завоевания культуры, которые облагораживают мир.

Художественный руководитель – директор МХАТ им. М.Горького,
Народная артистка СССР
Т.В. Доронина


170 лет – это славные традиции и замечательная история, в которую вписаны имена великих актеров и режиссеров. Это зрелость и мудрость старейшего русского театра, работающего за пределами России. Это неувядающий молодой задор и постоянный творческий поиск.
У вашего театра множество искренних и преданных поклонников, не только в Грузии, но и в России, в Санкт-Петербурге.
Мы высоко ценим участие вашего коллектива в Международном театральном фестивале «Встречи в России».
Всегда рады видеть ваш коллектив в Санкт-Петербурге, с нетерпением ждем новых спектаклей на наших фестивалях.

Генеральный директор Театра-фестиваля
«Балтийский дом»
С.Г. Шуб


От имени деятелей культуры Азербайджана и от себя лично сердечно поздравляю Вас с блистательным 170-летним юбилеем. Дата весьма солидная, отвечающая вашему весу в искусстве.
Трудно переоценить роль и высокую миссию вашего замечательного театра в культурной жизни Грузии. Прошедшие годы сплели причудливый узор творческого вдохновения, упорного поиска и замечательных сценических достижений. Сколько прекрасных спектаклей видели стены этого театра! Какие только артисты не выходили на эту прославленную сцену – каждый из них внес и продолжает вносить свою лепту в сокровищницу театральной летописи Грузии! Вы зрелы и молоды одновременно, а молодость – это всегда энергия, которая выплеснется новыми творческими достижениями.
Отрадно, что вот уже много десятилетий существует тесная творческая связь между Азербайджанским государственным русским драматическим театром и театром им. Грибоедова. Обменные гастроли – это только небольшая часть дружеских и творческих контактов. Искренне надеюсь, что эти связи будут продолжаться и развиваться в будущем.

Министр культуры и туризма Азербайджана
Абульфас Караев


Каждая новая постановка вашего театра – это всегда открытие, великолепный полет фантазии, явление искрометного таланта его создателей и исполнителей. Для вас нет невозможного в театральном искусстве. Вам подвластны все жанры, все эпохи, и самое главное, вы, как никто, умеете выразить огромный диапазон человеческих чувств и переживаний.
Пройдено много этапов, накоплен богатый репертуар и традиции. Попадая в ваш театр, понимаешь, что там не просто коллектив, а большая семья творческих людей, профессионалов своего дела.

Национальный академический
драматический театр имени М.Горького
Директор Э.И. Герасимович
и художественный руководитель
С.М. Ковальчик



170 лет – солидная дата, свидетельствующая о том, сколько поколений актеров, режиссеров и зрителей взрастил Русский театр имени Александра Сергеевича Грибоедова. Но не одними датами и цифрами определяется история, ее определяют люди, посвятившие свою жизнь высокому служению сцене.
Тбилисский русский театр – это старейший профессиональный театр на Кавказе, любимый зрителями и широко известный за рубежом. Уже столько лет он не только хранит великие традиции русской театральной школы, но и дает им новую жизнь на современной грузинской сцене, радует глубиной художественных постановок, формирует эстетические и нравственные чувства у подрастающего поколения.

Генеральный директор–
художественный руководитель      
Брестского академического театра драмы,
заслуженный деятель
искусств Республики Беларусь
А.А. Козак


Мы гордимся тем, что на разных этапах и в разное время судьбы и творчества великих мастеров, творивших на вашей сцене, вошли также и в историю театра им. Франко. Это спектакли, созданные Леонидом Варпаховским, Дмитрием Алексидзе, Робертом Стуруа.
На протяжении многих десятилетий творческие и личные взаимоотношения связывали украинских и грузинских актеров, режиссеров, художников, деятелей культуры. Но особенно мы ощутили дружеские плечо, понимание и пронзительное соучастие в далеком уже 1986 году, когда в год Чернобыля франковцы гастролировали в Тбилиси на сцене вашего театра. Дорогие друзья! Подобные минуты забыть невозможно. Вы разделили с нами нашу беду, поддержали и вселили веру в будущее.

Ваши Станислав МОИСЕЕВ и
друзья-франковцы


Мне очень дороги акценты программы этого конгресса, посвященные личности Георгия Товстоногова. В годы моей театральной учебы в тогдашнем Ленинграде мне пришлось испытать на себе впечатления от личности этого великого театрального художника, посещать его спектакли в театре БДТ, который находился недалеко от места моей театральной учебы. Грузин Георгий Товстоногов стал великим театральным художником  в первую очередь потому, что ставил замечательные спектакли, которые составили важную часть богатства всей культуры, не только русской.
Это очень важный пример для всех нас, здесь собравшихся, которые, играя русскоязычные спектакли, обогащают культуру тех стран, где мы живем и творим.
Искренне поздравляю всех собравшихся, благодарю за приглашение и хотел бы пожелать твердого внутреннего настроя, придающего сил не поддаваться идеологическим и политическим искушениям, не отрекаться от главной цели театра – упрочнять связь между людьми.
Художественный руководитель
Русского драматического театра Литвы
Йонас Вайткус



Ваш театр – это плодотворный источник, призванный питать чистой родниковой водой бурлящие горные воды, метафорически говоря, Арагвы и Куры, то есть грузинского и русского искусства, которые связаны сотнями нитей, не подвластными тлению.
Отрадно признать, что эти многолетние творческие связи не поддаются амортизации в угоду времени или текущего политического момента. Так пусть же славное историческое прошлое театра послужит залогом его процветания во все будущие времена!
С любовью и почтением,
RussianSpaceTheatre
(Открытый русский театр) Лондон
Заведующая литературной частью
Лидия Григорьева,
Режиссер Дмитрий Турчанинов



Ваш ТЕАТР успешно объединяет в своей творческой деятельности традиции классического русского психологического театра и новаторство. Вашему ТЕАТРУ не чужды смелые  эксперименты в области режиссуры, актерского мастерства и сценографического искусства. В театре им. Грибоедова работали великие актеры, режиссеры и художники. В 50-е годы прошлого века мой отец, режиссер Леонид Викторович Варпаховский, поставил на сцене театра три спектакля: «Дни Турбиных», «Чайку» и «В сиреневом саду». Именно в этом театре, театре имени Грибоедова, начался его творческий путь после восемнадцати лет сталинских лагерей. Именно этот театр возродил его к жизни и творчеству. Память об этом и благодарность навсегда сохранятся в нашей семье.
Театр – это праздник. И пусть этот праздник всегда живет в стенах Вашего ТЕАТРА.

Президент Ассоциации русских актеров
Монреаля, заслуженная артистка России
Анна Варпаховская,
Художественный руководитель театра
режиссер Григорий Зискин

 
«ЕДИНОЕ ГАРМОНИЧНОЕ ЦЕЛОЕ СО ВСЕЙ ГРУЗИНСКОЙ КУЛЬТУРОЙ»

https://lh3.googleusercontent.com/gozOKq-F3i3z2nlVRCdP00ON5W2kgNyUy6VGwZnfodIlwCCA0Rj3MSxYitKygJKazM7cO4XmIfKpnyqHjwZWiCpfiNCGWQ4r_62npESD--rMSrNL7qvV6ZUxPR4rfiFN-XqESksScw9PjyNZe2vNKmFK8Z1kEYCBdwP0E1ND0pHsC4e6Qz-Omp-5w0OD5CVKQcAnL8Wwu7i51vrshX07ZDO-nDjJizOTsiAOF__qevfbbfOMyIFqWOxIgc5_YWXqywKl6zSrMCxkM1xpmUigZ-iIFZgseo-QA-FIZ8icMxJVsuuB_vT4Hoe7xr09lnD0N0V5I_6rWc7bKRS_kU0a10H1QOs-A4R3qR8b5oMQB_hUs1W4k5M2N0VD5hnVUbsqu37xZpgYsqNuZ8M60X3W57q3f5sjfKabH_Dt7vmB9OcVESr1FDE6xe0mUXWkN_2n14QeGGey_CWzkJO7vnvJflml_7D5cVqzQP-XdZcCT-yH4E_U2kxiI2zg_U3FJDN4pxir0LmUpJs90mfS9eFSnOGgJ_AoDae-JsLkTnt4VBorvMjYtR8pm_bIAAY2Blrj6udZ=s125-no

Шлейф марафона торжеств в Тбилиси, посвященных 170-летию русского театра в Грузии, завершился 29 октября сего года. Тянулся же он с 2013-го, когда тбилисский Грибоедовский театр был удостоен  российской премии «Звезда Театрала» в номинации «Лучший русский театр за рубежом». А уже в следующем году – новый крупный успех: Гран-При XI Международного форума искусств «Золотой витязь» – за спектакль «Холстомер. История лошади» по мотивам повести Л.Н. Толстого.
Организаторы грандиозных торжеств во главе с директором театра им. А.С. Грибоедова, президентом Международного культурно-просветительского Союза (МКПС) «Русский клуб» Николаем Свентицким, при поддержке Министерства культуры и охраны памятников Грузии, проделали титаническую работу. Им удалось сплотить в ряды первого, посвященного юбилею Конгресса русских театров зарубежья художественных руководителей, директоров и видных деятелей театров – носителей русской культуры из 20 стран: Азербайджана, Армении, Австрии, Беларуси, Великобритании, Венгрии Германии, Грузии, Дании, Казахстана, Канады, Литвы, Молдовы, России, США, Таджикистана, Туркменистана, Украины, Финляндии, Эстонии.
Часть их приняла участие в видео-мосте Москва-Тбилиси, прошедшем в Тбилисском международном пресс-центре РИА Новости. По ту сторону экрана в беседе приняли участие ректор Театрального института им. Б.В. Щукина Евгений Князев  и заместитель председателя Союза театральных деятелей РФ Геннадий Смирнов.
Главные позиции театра-юбиляра озвучил Николай Свентицкий: «Все эти 170 лет русский театр в Грузии был не отдельным организмом, а единым гармоничным целым со всей грузинской культурой, пользовался зрительской любовью и уважением со стороны государственных институтов. Русский театр ни в коем случае не должен быть театром для русской диаспоры – он должен быть ориентирован на титульную нацию. Девяносто процентов наших зрителей – этнические грузины, и мы очень этому рады, потому что и в горе, и в радости, наш театр стоял и всегда будет стоять рядом с грузинским народом. Это – кредо нашего театра, мы никогда не отделяем себя от общего пространства Грузии, чем  гордимся. Наши отношения с Союзом театральных деятелей России – особая статья. Мы получили теплое письмо от возглавляющего СТД народного артиста РФ Александра Калягина, который, к сожалению, в силу жесточайшего рабочего графика не смог присоединиться к торжествам грибоедовцев».
Отдельная благодарность прозвучала в адрес щукинцев: «Благодаря их помощи – москвичи не поскупились и обеспечили приезд специалистов – летом в течение 10 дней лучшие профессора-преподаватели занимались с восемью нашими лучшими студентами в рамках летней школы на грузинском Черноморском побережье. Если это станет традицией, мы будем безмерно благодарны». В видео-мосте из Тбилиси также приняли участие художественный руководитель и главный режиссеру Ереванского государственного русского драматического театра им. К.С. Станиславского Александр Григорян, основатель и руководитель Театральной компании STEPS (Нью-Йорк), бывший «грибоедовец» Вячеслав Степнов, а также директор и художественный руководитель Русского драматического театра им. М. Горького (Астана, Казахстан) Еркин Касенов.
А теперь последуем хронологии событий, иначе трудно удержать нить повествования о театральной неделе, столь богатой на события и содержательные встречи. Первое же программное мероприятие – встреча с поэтом, эссеистом, философом, автором многих сборников и двух романов в стихах, заведующей литературной частью нового лондонского русского театра «Russian Space Theatre» Лидией Николаевной Григорьевой – задала юбилейной дате соответствующую яркую и глубокую тональность. Встреча прошла в Доме писателей Грузии, а принимающей стороной выступил Общенациональный Союз писателей Грузии, от имени которого гостью приветствовали автор этих строк, руководитель международного отдела СП Грузии, и член СП Грузии, а также поэт и журналист Владимир Головин, который выступил ведущим этой встречи. Прозвучали не  только замечательные стихи русской лондонской гостьи Грузии, но и переводы их на грузинский язык, впечатлил документальный фильм «Иерусалим сада моего», созданный в новом, открытом самой Лидией Николаевной жанре «фотопоэзия».
А вечером первого дня фестиваля зрителей Малого зала Грибоедовского театра ждала долгожданная встреча с любимцем тбилисских театралов «со стажем», народным артистом Грузии Борисом Казинцом. Окончив ГИТИС и проработав в молодые годы в различных российских театрах, Борис Казинец десятилетия посвятил работе в тбилисском Грибоедовском, и вспоминает это время как лучшие годы своей жизни. Не случайно, и 80-летие свое, и 85-летие на нынешнем юбилейном фестивале Борис Михайлович встречал в Грузии. И очень болезненно реагировал всегда на представление: «Артист Борис Казинец (США)», потому что продолжает считать себя тбилисцем, несмотря на то, что в 1991 году по семейным и жизненным обстоятельствам вынужден был эмигрировать за океан. Но и там остался верен русскому театру за рубежом – выступая в театре Александра Журбина в партнерстве с Еленой Соловей, исколесил на собственном автомобиле всю Америку с востока на запад и обратно, подчас совершая суточные переезды со спектакля на спектакль. Основал в пригороде Вашингтона театр, ныне именуемый «Театром русской классики»... На родной сцене он представил моноспектакль «В карете прошлого. Монолог актера».
Сколько же интересной информации вложил в него Борис Михайлович, сколько мастерства... как динамично, как энергично, словно бы на одном дыхании (глубоко на девятом десятке лет!) был им «расписан холст» долгой и многообразной (в прямом, актерском и переносном, житейском значении) жизни. И все – на фоне песен заката СССР, под которые уходила от нас и лето, и ранняя осень жизни. Теперь же у кого уже осень поздняя, а у кого и заморозки. Но глядя на Бориса Казинца нет желания думать ни о зимах, ни о старости. С каким задором рассказывает он об этапах своей непростой судьбы, перемежая их со вкусом подобранными байками из жизни знаменитых актеров.
Затем  в фойе состоялась презентация книги-биографии Бориса Казинца из полным ходом запущенного в жизнь проекта МКПС «Русский клуб» – расширенных очерков и монографий в серии «Русские в Грузии». Всем гостям фестиваля были вручены  вышедшие к юбилею Грибоедовского театра книги о режиссерах Георгии Товстоногове и Александре  Товстоноговых, Владимире Немировиче-Данченко и Леониде Варпаховском,  актере Павле Луспекаеве. Все они связаны с русским театром Грузией. Кроме того, к празднику театра «Русский клуб» выпустил «вечный» юбилейный календарь и богато иллюстрированный фолиант – своего рода энциклопедию русского театра в Грузии. Респект от читателей – авторам этих изданий Инне Безиргановой, Нине Зардалишвили-Шадури, Леле Очиаури, Александру Сватикову, Владимиру Головину...
Автору фестивального обзора удалось побывать конференции «Русский театр за рубежом. Проблемы и перспективы» и на круглом столе «Русские театры зарубежья. Вчера, сегодня, завтра». Вот какой спектр мнений прозвучал на конференции:
«Став недавно руководителем Русского драматического театра Литвы, я повел линию отказа от дешевых комедий, т.е, по моей классификации, низшего уровня театрального искусства, спектаклей, потакающих дурному вкусу неискушенного зрителя. Есть второй уровень – любители театра, наслаждающиеся подлинным сценическим мастерством профессионалов, но не обладающие достаточными познаниями и возможностями для аналитики и умозаключений. Я ориентировал коллектив на третий уровень – интеллектуального зрителя, можно сказать, театрала-профессионала», – заявил  Йонас Вайткус. Он сообщил, что для привлечения зрителя, особенно школьников, в театре ставятся сказки как на русском, так и на литовском языках.
Этот тактический прием вызвал резкое возражение у ряда участников конференции, считающих, что русский театр, представляющий спектакль на языках стран, где он ведет свою деятельность, совершает медленное самоубийство – в чем же тогда его особенность? Он просто станет одним из национальных театров. На что гостья из Дании Татьяна Дербенева сообщила, что основанный и руководимый ею копенгагенский Театр «Диалог» успешно играет спектакли  и на датском языке, «иначе о нас никто не узнает».
Словом, мнения здесь разделились. Так же, как и в вопросах совместимости политики и театрального искусства. «Инфантильная позиция, беспомощный лепет «мы вне политики» приносит только вред, – считает часть участников конференции. – Необходимо искать гармонию между политикой и искусством». Говорилось и о том,  что сейчас стоит вопрос выживания академического театра как феномена – он не может существовать без государственного финансирования. Но частные театры, которые сами зарабатывают и не являются статичными, не владеют постоянным помещением, не содержат постоянную труппу – сейчас преобладают количественно. Председатель СТД Таджикистана Сухроб Мирзоев сообщил: русский театр в его стране пользуется государственной поддержкой, отношение к нему отличается особой заботой, и даже трудности бюджета не становятся помехой, когда речь идет о его финансировании и отправке молодых актеров и театральных деятелей на учебу за рубеж, поскольку Таджикистан не располагает соответствующими педагогическими кадрами.
«Мы возили в Лондон «Каменного гостя» Леси Украинки, – рассказал киевский режиссер, директор-распорядитель Национального академического театра русской драмы им. Леси Украинки Кирилл Кашликов, – и убедились, насколько важен и нужен академический, психологический театр. При этом мы не чураемся ставить и простой позитив – почему бы не дать зрителю расслабиться, просто посмеяться. Сейчас многие силы ополчились на репертуарный театр. Есть тенденция расшатать сами его основы, нам как мантру повторяют, что надо брать пример с Европы. А как нам брать с нее пример, когда в нашей труппе 100 штатных сотрудников? И мы можем позволить себе серьезный репетиционный период, а не выходить на премьеру, подготовив спектакль за 4-8 недель. Наши артисты – глубокого психологического переживания, а передвижные театры, все-таки, подходят к постановкам поверхностно, иначе в такие короткие сроки не уложиться. Да, времена изменились, необходимо корригировать свою деятельность в соответствии с историческим контекстом, но это не значит, что надо вышибать фундамент, складывавшийся и крепнувший десятилетиями».
Руководители русских театров за пределами России с особым интересом выслушали выступление заместителя председателя СТД РФ Дмитрия Мозгового, который не обрадовал известием о сокращении финансирования, в связи с общим ухудшением экономической ситуации в России: «У нас 77 дотационных регионов только в РФ, и они – наш приоритет, поскольку эти русские театры находятся на территории России. А что касается русских театров за пределами нашей страны, мы в настоящее время не имеем возможности поддерживать масштабные проекты. Но сохранились резервы для финансирования узкоспециализированных программ – направления в страны ближнего зарубежья специалистов по обучению той же сценической речи, пластике и т.д. Наша задача вписать эти выездные мастер-классы в систему. Председатель СТД Александр Калягин встречался с Президентом РФ Владимиром Путиным, и тот обещал поддержать русские театры за рубежом, выделить для этого финансы. Но когда нет денег, даже резолюция Путина может «застрять» в министерстве финансов».
В ответ на это Николай Свентицкий четко обозначил позицию: «У нас на местах работают великолепные режиссеры, театральные деятели всех направлений. Не надо формировать группы миссионеров и направлять их «на помощь», выделите эти финансы на местах, поймите, мы живы, мы сами скажем, в ком нуждаемся». При этом он еще раз подчеркнул важность делегирования российских специалистов на мастер-классы в Грузию и поблагодарил Дмитрия Мозгового за его вклад в реализацию этого проекта на посту арт-директора Международной летней театральной школы СТД РФ.
Участники конференции и круглого стола ознакомились с перспективами участия  (в частности, грибоедовцев) с уже освоенным фестивальным пространством «Золотой маски». О планах фестивального центра «Балтийский дом» с его двумя фестивалями – одноименным осенне-зимним и апрельским, именуемым «Встречи в России» – рассказала куратор этих форумов Мария Юрьева: «Замечательной особенностью наших фестивалей являются совместные спектакли, или композиции, эскизы, которые готовят прямо в рамках фестивалей прибывающие к нам актеры из русских театров зарубежья. В этом году к нам приедут грузинские и эстонские артисты, интересно понаблюдать за сценическим слиянием их эмоций».
Одним из самых содержательных и дорогих сердцу истинных поклонников театрального искусства мероприятий стал посвященный столетию Г.А. Товстоногова круглый стол «Георгий Товстоногов. Вспоминаем мастера». Пересказать весь калейдоскоп воспоминаний в одном обзоре невозможно – требуется отдельная журнальная площадь. Но несколько «блесток» (по выражению Товстоногова) запомнилось:  
«Нам пора вдуматься в непреложные законы театра, которым был верен Товстоногов, – задала тон юбилейному вечеру Ирина Шимбаревич, заместитель художественного руководителя Санкт-Петербургского БДТ им. Г.Товстоногова, в прошлом – помощница и соратница великого режиссера.  «Товстоногов ставил жизнь человеческого духа! А не собирал зрителей разгадывать ребусы и кроссворды», – так сформулировал суть творчества Мастера народный артист Олег Басилашвили. «Театр Товстоногова – это прочно выстроенная струуктура, где все работает на спектакль, но тихо, неприметно. И эту заряженность можно было ощущать кожей. Я видел немало талантливых спектаклей, но такого мощно выстроенного здания, как постановки Товстоногова не видел и вряд ли увижу. На его репетициях Басилашвили, Фрейндлих, Лавров, уже тогда – «зубры» сцены – слушали Мастера как наивные первокурсники, и было что слушать!» – сказал народный артист России и Грузии, режиссер Темур Чхеидзе. Народный артист Грузии режиссер и драматург Сандро Мревлишвили вспомнил эпопею с открытием по его инициативе Молодежного театра, и как болел за это начинание Георгий Товстоногов, поддерживал его письмами, и в конце концов бюрократы были побеждены: «Я присутствовал, когда Георгию Александровичу жаловались на непреодолимые препятствия, а он отрезал: «Мревлишвили открыл театр? Хотите – добьетесь!».
Ну и как же обойтись без юмора, ведь с Георгием Товстоноговым связано столько забавных историй! В заключение встречи ее участники вспомнили, как друживший с Товстоноговым выдающийся британский режиссер Питер Брук прислал в гости своего брата – главного психиатра Лондона. И как Георгий Александрович впал в шоковое состояние, узнав, что тот не читал чеховского «Дядю Ваню». Сколько его ни заверяли, что для психиатра это не обязательно, Товстоногов так и не смирился с этой бедой.
После вечера воспоминаний, в самый дождь, участники фестиваля отправились на улицу, носящую имя прославленного режиссера, чтобы возложить цветы к мемориальной доске у подъезда, где жил мастер, отдавший грузинским театрам, ТЮЗУ и Грибоедовскому молодые годы своей жизни – с 1931 по 1946 годы. В рамках юбилейного конгресса в Большом фойе Грибоедовского театра состоялось также открытие мемориальных досок блистательных режиссеров, деятельность которых была связана с театром-юбиляром, – народного артиста СССР Гиги Лордкипанидзе и народного артиста РСФСР Леонида Варпаховского. А сразу по окончании конгресса на доме, где жила народная артистка СССР Наталья Бурмистрова, около 60 лет игравшая в Грибоедовском театре, была открыта и ее мемориальная доска.
Продолжение проблематики конференции «Русский театр за рубежом. Проблемы и перспективы» еще на двух круглых столах было посвящено взаимоотношениям театра и СМИ, а также проблемам фестивального движения. На первом круглом столе, который вел главный редактор журнала «Театрал» Валерий Яков, стержневой стала мысль о пересохшем источнике жанра театральной критики. В обмене мнениями приняли участие профессиональные представители жанра Ирина Мягкова, Лана Гарон, Вера Церетели, Лела Очиаури, Тамара Бокучава, Ольга Андрейкина.
В частности, Вера Церетели с ностальгией вспоминала времена, когда Гига Лордкипанидзе собирал журналистов, работавших в сфере культуры обсуждать каждую премьеру, а в газетах под театральные рецензии отводились специальные площади. В наше время, если даже появляются критические статьи, качество их страдает из-за резко ускорившегося темпа жизни. Раздумывать рецензенту некогда – он должен «успеть в номер». Другая проблема: профессия как таковая уходит. Критик превращается в обслуживающий персонал. «Пишущие о театре не владеют сценическим языком, не умеют читать пьесы, потому что пьесы читают не как романы – там есть своя специфика. В результате мы оставим потомкам одну шелуху от событий современной театральной эпохи, поверхностное перечисление сценических эпизодов, пересказ спектаклей, а не вдумчивый их анализ. Дошло до того, что иногда спрашивают: «А зачем писать о режиссере, он ведь не появляется на сцене?» – заявила Ольга Андрейкина. – И подчас театральную рецензию по стилю изложения не отличишь от криминальной хроники. А ведь рецензия – не репортаж...».
В своем выступлении, посвященном 10-летию возглавляемого им издания, главный редактор журнала «Русский клуб» Александр Сватиков предложил печатную площадь для обзорно-критических статей из жизни русских театров за рубежом. А Николай Свентицкий внес предложение об издании ежеквартального приложения «Русский театр за рубежом» к одному из российских журналов.
Второй круглый стол был посвящен фестивальному движению, значению и организации гастрольной деятельности русских зарубежных театров. Вели его генеральный директор Федерального центра поддержки гастрольной деятельности Министерства культуры РФ Антон Прохоров и художественный руководитель Брестского академического театра драмы  имени Ленинского комсомола, директор Международного театрального фестиваля «Белая Вежа» Александр Козак. Выступавшие говорили о том, что русским театрам зарубежья не следует чураться гастролей по российской глубинке, поскольку в провинции часто сценические площадки оборудованы и оснащены лучше, чем в крупных городах. Проект «Сцена без границ» разработанный на «Радио России – Радио России Культура» презентовали режиссер проекта, начальник службы «Радио Культура» Максим Осипов и театральный критик и обозреватель, шеф-редактор и продюсер проекта Марина Багдасарян. Они с командой единомышленников, работающей над записью всех спектаклей русских театров ближнего зарубежья.
В рамках конгресса состоялось и два театральных представления. Первое – «Холстомер. История лошади» по мотивам повести Л.Н. Толстого. Второе – «Ревизор» по Н.В. Гоголю. Автор обеих постановок – худрук Грибоедовского театра Автандил Варсимашвили, лауреата Государственной премии Грузии, премии им. Котэ Марджанишвили.
Центральным событием конгресса стал торжественный вечер, посвященный 170-летию русского театра в Грузии. Ему предшествовала юбилейная выставка «Русский театр в Грузии – 170». В Большом фойе экспонировались артефакты, характеризующие долгий путь, пройденный грибоедовцами – афиши, рукописи пьес, произведения изобразительного, прикладного и декоративного искусства, уникальные фотографии, костюмы, предметы реквизита, макеты декораций к спектаклям разных лет... Но вот прозвучал третий звонок, и зрители потянулись в зал.  Там – большей частью узнаваемые лица из числа местных и зарубежных участников программы, «вип»-зрителей, пересекающихся с заслуженными тбилисскими театралами – случайных гостей в этот вечер в Большом зале не было.
Режиссером программы выступил Автандил Варсимашвили. Открыли вечер Николай Свентицкий и министр культуры и охраны памятников Грузии Михаил Гиоргадзе. Грибоедовцы разыграли театрализованные историко-познавательные сцены о становлении русского театра в Грузии, о его первых шагах при царском наместнике Михаиле Воронцове в 1845 году. Не могло обойтись и без воспоминания об Александре Грибоедове, который написал в Тбилиси два акта, быть может, самой знаменитой в истории русской литературы пьесы. Он здесь обрел великое сокровище сердца и отсюда отправился на страшную свою погибель...
Прозвучали цитаты из высказываний о роли и деятельности русского театра в Грузии гениального режиссера Всеволода Мейерхольда, великого знатока жизни и достопримечательностей старого Тбилиси Иосифа Гришашвили, других прославленных жителей и гостей страны, тбилисцев и путешественников по нашей родной стороне. Конечно же, прозвучал со сцены и исторический очерк о самом Грибоедовском театре.
Вторая часть юбилейного литературно-музыкально-театрализованного действа была посвящена приветственным речам и подаркам, калейдоскоп которых поразил зрителей разнообразием и выдумкой дарителей. Прозвучали поздравления приветствия от Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II, премьер-министра страны Ираклия Гарибашвили, президента Грузии Георгия Маргвелашвили, выступил министр культуры и охраны памятников Грузии Михаил Гиоргадзе.
А затем настал черед поздравлений. Участники и зрители получили истинное наслаждение от импровизированного «парада щедрости и фантазии», так бы я назвал этот каскад преподношений. Памятная медаль от Малого театра и видеозаписи лучших его спектаклей, издания, выпущенные Вахтанговским театром, раритетное издание «Горя от ума», увидевшее свет в начале прошлого столетия от Федерального центра поддержки гастрольной деятельности при Министерстве культуры РФ, специально заказанная для грибоедовцев «Звезда Голливуда» из Одессы, деревянная модель Ноева ковчега ручной работы – из Армении, вестимо, с коньяками…
Заготовленные сюрпризы извлекались на свет божий на глазах всей честной публики и дарились с шутками-прибаутками. «Парад-алле» гостей из 20 стран и театров Грузии отличался содержательной калейдоскопичностью, приправленной искрометным юмором. Громом аплодисментов встретил вышедших на сцену с поздравлениями-импровизациями любимых всеми актеров Олега Басилашвили, Ирины Муравьевой, Василия Ланового, Кахи Кавсадзе.
На прощание организаторы юбилейного вечера порадовали публику фейерверком, искрящиеся струи которого летели ввысь прямо с авансцены...


Владимир САРИШВИЛИ

 
РЕЗОЛЮЦИЯ КОНФЕРЕНЦИИ «РУССКИЙ ТЕАТР ЗА РУБЕЖОМ. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ»

https://lh3.googleusercontent.com/v0oy4eQFNWCkUBsagJPrSiERzEMOLfHMm9Yn5BAAV0WkRT24QN_WJSg8nQl16WHrsxOj0eTXlV4W40YoNu-0xVmakGZ4JntoFFnuq1okO6pVNO6ek1YhkK7JSe1LhpXvvCHWPL0P96EHW67Y5ApjhENRZL5CZqvdcZssLKVvzfm0IPrnN6Du5aCy_fn3hLHJNHjHlxb3-MBvL59tGLKPRmfohpth-qMusfsAlfH89go46sp0BMSkIx1FFaa8yLlwV3ArWUb1GYXQBdpiSl9MD-QHVjsGfzfP8zqB7q7OzpIv0Gz8ISUIL72Ss67QL0wwGTUFTxbTSjlydjm-mBjwFXoYxQBGIJUisByxkrzD4MvhXz8UlUR7m9JJhKA1By_FrHwmJgfPqy63QJPdeua2YjETyHu8euMASvHNCF_9czmXDvYJh4J1XA4wr1gvtowF9P6OmJyLS2dwmb7X-AlfPpdrP5JKlZF4zg-DnjllAOeuDMteloYVVmqdvLD5xszZOVpzxN_j_4pEkiIXvCbm4nkoQv5lqSqljKgmniuw9l0ZmafwIfIWI3UK_ESnIBuOdNWw=w125-h108-no

СОСТОЯВШЕЙСЯ В РАМКАХ КОНГРЕССА РУССКИХ ТЕАТРОВ ЗАРУБЕЖЬЯ
В ТБИЛИСИ 27–28 ОКТЯБРЯ 2015 г.


Обсудив ряд вопросов, связанных с темой «Русские театры за рубежом. Проблемы и перспективы», участники конференции считают необходимым заявить следующее.
Культурное пространство русских театров зарубежья, сохраняя свою самобытность и многовековые традиции, на сегодняшний день является неотъемлемой частью, органичной составляющей общего культурного пространства государства. Однако русский театр в любой стране, кроме России, является специфическим многофункциональным явлением – не только искусства, но и просвещения. Именно поэтому он нуждается в пристальном внимании, неравнодушном  отношении, заинтересованной поддержке.
Участники конференции настоятельно рекомендуют:
1. СТД РФ – учредить ежегодные профессиональные премии и специальные призы для деятелей русских театров зарубежья.
2. Министерству культуры РФ и Федеральному агентству по печати и массовым коммуникациям – рассмотреть вопрос об издании ежеквартального приложения к одному из популярных российских театральных журналов, целиком посвященному деятельности русских театров зарубежья.
3. Профильным фондам и организациям – оказать поддержку русским театрам зарубежья в организации театральных музеев на местах.
4. Фонду «Русский мир», Дому русского зарубежья и Россотрудничеству – разработать концепцию  «Союза попечителей русских театров зарубежья» путем возрождения института меценатства.
5. Министерству культуры РФ, Федеральному центру по поддержке гастрольной деятельности – рассмотреть вопрос проведения в городах России театральных декад-фестивалей с участием русских театров зарубежья.
6. Россотрудничеству, Министерству образования и науки РФ – рассмотреть возможность обучения на курсах повышения квалификации за счет бюджета сотрудников русских театров, преподавателей театральных институтов, специалистов театральных музеев и библиотек зарубежья.
7. СТД РФ – рассмотреть вопрос об оказании поддержки в создании и организации гастролей по России международных театральных антреприз с участием представителей русских театров из разных стран.
8. СТД РФ, высшим театральным учебным заведениям России – содействовать расширению практики проведения на местах лекций, курсов, семинаров, мастер-классов по различным профессиональным дисциплинам и театральным специализациям.
Благодарим СТД РФ, Министерство культуры РФ и Федеральный центр поддержки гастрольной деятельности за внимание к деятельности русских театров зарубежья и выражаем надежду на дальнейшее сотрудничество.


БАГДАСАРЯН Марина, театральный критик, театральный обозреватель, шеф-редактор и продюсер проекта «Сцена без границ» (Радио России. Культура)
БАСИЛАШВИЛИ Олег, Народный артист СССР
БЕЛЯЕВА Марина, художественный директор Театр-фестиваля «Балтийский Дом», заслуженный работник культуры РФ
БОРИСОВА Ольга, художественный руководитель Венской театральной студии «8+» (Вена)
ВАРПАХОВСКАЯ Анна, художественный руководитель Театра имени Л. Варпаховского  и Ассоциации русских актеров Монреаля (Монреаль)
ВАРСИМАШВИЛИ Автандил, художественный руководитель Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова, лауреат Государственной премии Грузии, лауреат премии им.Котэ Марджанишвили
ВАЙТКУС Йонас, художественный руководитель Русского драматического театра Литвы (Вильнюс)
ВУТКАРАУ Петру, художественный руководитель Театра «Еуджене Ионеско» (Кишинев)
ГАДЖИЕВ Адалят, директор Азербайджанского государственного русского драматического театра имени Самеда Вургуна, заслуженный работник культуры Азербайджана (Баку)
ГАРОН Лана, театральный критик, эксперт Центра поддержки русских театров СТД РФ, член экспертного совета премии «Хрустальная роза» Виктора Розова, заслуженный работник культуры РФ
ГОРДОН Илья, директор театра «Русская сцена» (Берлин)
ГРИГОРЬЕВА Лидия, завлит Лондонского театра «RussianSpaceTheatre» (Лондон)
ГРИГОРЯН Александр, художественный руководитель и главный режиссер Ереванского государственного русского драматического театра имени К.С. Станиславского, Народный артист Армении, заслуженный деятель искусств России (Ереван)
ДАВТЯН Фредерик, директор Ереванского государственного русского драматического театра имени К. С. Станиславского, заслуженный артист Армении (Ереван)
ДЕРБЕНЕВА Татьяна, художественный руководитель Датско-российского театра «Диалог» (Копенгаген)
ДУХОВНАЯ Людмила, Народная артистка Азербайджана
ЗИХЕРМАН-СОКОЛОВА Зинаида, художественный руководитель Русского Театра-Студии (Будапешт)
КАЗИНЕЦ Борис, художественный руководитель Театра русской классики, Народный артист Грузии (Вашингтон)
КАСЕНОВ Еркин, директор и художественный руководитель Русского драматического театра имени М. Горького (Астана)
КАШЛИКОВ Кирилл, директор-распорядитель Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки, художественный руководитель Профессиональной студии молодых актеров при этом театре, народный артист Украины (Киев)
КНИГА Александр, директор Херсонского академического музыкально-драматического театра имени Николая Кулиша, заслуженный работник культуры Украины (Херсон)
КОПАЙГОРА Aлександр, директор Одесского академического русского драматического театра, заслуженный деятель искусств Украины (Одесса)
КОЗАК Александр, генеральный директор Брестского академического театра драмы имени Ленинского комсомола, заслуженный деятель искусств Республики Беларусь (Брест)
КОВАЛЬЧИК Сергей, художественный руководитель Белорусского Национального академического драматического театра имени М. Горького (Минск)
КУРИЦЫН Борис, руководитель литературной, драматургической и информационной части Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки, заслуженный деятель искусств Украины (Киев)
КУСТОВСКАЯ Александра, заместитель директора Русского драматического театра имени М. Горького (Астана)
ЛАНОВОЙ Василий, Народный артист СССР
ЛЫСОВ Игорь, художественный руководитель Русского театра в Эстонии (Таллин)
МАРГВЕЛАШВИЛИ Георгий (Гоги), главный режиссер Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова, ректор Грузинского государственного университета театра и кино им. Ш. Руставели
МИРАЛИБЕКОВ Бодурбек, главный режиссер Государственного русского драматического театра им. В.В. Маяковского, Народный артист Таджикистана (Душанбе)
МИРЗОЕВ Сухроб, директор Государственного русского драматического театра им. В.В. Маяковского, председатель Союза театральных деятелей Таджикистана (Душанбе)
МИРУТЕНКО Кира, художественный руководитель Театра «Арт-Мастер» (Хельсинки)
МОИСЕЕВ Станислав, художественный руководитель Национального академического драматического театра им. Ивана Франко, заслуженный деятель искусств Украины (Киев)
МУРАВЬЕВА Ирина, Народная артистка России
МЯГКОВА Ирина, театральный критик, кандидат искусствоведения
ЛЫСОВ Игорь, художественный руководитель Русского театра Эстонии (Таллин)
ПАРОНЯН Рубен, режиссер, директор Венского ТЮЗа (Вена)
ОСИПОВ Максим, начальник службы Радио Культура,  режиссер проекта «Сцена без границ» (Радио России. Культура)
ОЧИАУРИ Лела, доктор искусствоведения, профессор Грузинского государственного университета театра и кино им. Ш. Руставели
РАХМАНОВ Аширмухаммет, главный режиссер Государственного русского драматического театра имени А.С. Пушкина (Ашхабад)
СВЕНТИЦКИЙ Николай, директор Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А.С. Грибоедова, заслуженный деятель искусств РФ
СКУЛЬСКАЯ Елена, завлит Русского театра Эстонии (Таллин)
СОКОЛОВА Инна, главный режиссер Театра «Русская сцена» (Берлин)
СТЕПНОВ Вячеслав, основатель и руководитель Театральной компании STEPS (Нью-Йорк)
ТКАЧЕНКО Виктор, основатель и руководитель Театральной компании «TwoChekhovsProductions» (Нью-Йорк)
ТУРЧАНИНОВ Дмитрий, художественный руководитель Лондонского театра «RussianSpaceTheatre» (Лондон)
ФРЕЙНДЛИХ Алиса, Народная артистка СССР
ХАРЕТ Константин, директор Государственного русского драматического театра им. А.П. Чехова, Народный артист Молдовы (Кишинев)
ЦЕРЕТЕЛИ Вера, театральный критик, заслуженный журналист Грузии
ЧХЕИДЗЕ Темур, народный артист Грузии, Народный артист России
ШАЛУТАШВИЛИ Георгий, проректор Грузинского государственного университета театра и кино им. Ш. Руставели
ШАРОВСКИЙ Александр, главный режиссер Азербайджанского государственного русского драматического театра имени Самеда Вургуна, Народный артист Азербайджана (Баку)
ШИМБАРЕВИЧ Ирина, заместитель художественного руководителя  БДТ имени Г.А. Товстоногова, заслуженный деятель искусств РФ
ЮРЬЕВА Мария, куратор Международного фестиваля русских театров стран СНГ и Балтии «Встречи в России»
ЯКОБСЕН Стен, переводчик театра Датско-российского театра «Диалог» (Копенгаген)
ЯКОВ Валерий, главный редактор журнала «Театрал» и газеты «Новые Известия», учредитель премии «Звезда театрала»
ЯКУШЕВ Юрий, директор Государственного академического русского театра драмы имени М. Лермонтова (Алматы)

 
ФЕНОМЕН ГИИ КАНЧЕЛИ

https://lh3.googleusercontent.com/sJMtT-MR5DP49Rb5-n5Dti2w3Loas2nW8ajJI29CqCevqFXh45Zg8qgIZqTKiag8V7tzWMoRx_t-dw-eIowzF40Mn-OVUPamJR1IvdB8-FHFGyJ4rPX6cpioclmMN0YRv8YSsR_P27_e5LP0mPvkvuywwkIi7d21YrnrufxY-CXjgK4pzuDh_Y4PpNDWN8zJG6TzenBNMVIdRvG1HAko-wIU0iSGwVdeuwqsU-a1wqeVx26FKpoF2YqqqlEjcvXOnvYjYpMRhpCp7bwgpv_-h8RMzYnBrtH5rMnNRBJrSrj97rvF5NvXTi6-wwuOWZBbP5thU7K16lw2EGFFWbuTNzDsNPgy9QmAuzuNAuN7T-Y6AeO15FwCFj6NpbtjQrqLgkPTxtbvC33FfHTw0c_OVHVe67oSS7FWrF2FF_bh2_CEN0Gba5jwN8ls3HpAOKQB98RA5BC_CIZiDtdxfACFOcbgBAnhLG-QCPlMiVG5ibRKJSP8mnp3o6fOFHJkkI6-7rGtfqSiJBq68qSY_h69pDzL6YQoHj1nuJh1fNJtASo=s125-no

К 80-летию композитора

Гия Канчели – выдающийся грузинский композитор, получивший широкое международное признание. Его произведения исполняются во многих странах мира, им посвящены книги, исследования, статьи отечественных и зарубежных авторов – музыковедов, театроведов, киноведов и т.д.
«Секрет» феномена Канчели в исключительной самобытности творческого почерка, яркой индивидуальности стиля и музыкального языка, позволяющих слушателю сразу же признать автора произведений, к какому бы жанру они не относились. Не буду оригинальным если скажу, в частности, что грузинский композитор сказал свое слово в истории мирового симфонизма.
В прошлом своему младшему другу (сохранилась фотография, на которой изображены четырехлетний, как всегда, строго сосредоточенный Гия и на несколько лет старше – автор этих строк) я посвятил статьи, список которых (естественно, неполный) приводится в известной монографии Наталии Зейфас о Канчели – «Песнопения» (М. 1991).
Для начала – краткая биографическая справка.
Родился Гия Александрович 10 августа 1935 года в семье известного в Грузии врача-педиатра.
В 1959 г. окончил... представьте, не консерваторию, а геологический факультет Тбилисского государственного университета, консерваторию же – 4 года спустя, в 1963 г., по классу композиции проф. Ионы Ираклиевича Туския. В 1971-78 гг. вел педагогическую работу в консерватории (класс инструментовки). С 1971 г. заведовал музыкальной частью драматического театра им. Ш.Руставели. С 1979 г. Гия – секретарь, а в 1984-90 – первый секретарь Союза композиторов Грузии. С 1991 г. живет за рубежом (в Германии, а с 1995 года – в Бельгии в г. Антверпене), периодически наезжая в Грузию, где продолжает сотрудничать с местными музыкальными и театральными коллективами и их руководителями.
Гия Александрович – народный артист Грузии (1980) и СССР (1988), лауреат государственных премий СССР (1976) и им. Ш.Руставели (1981), академик Российской академии кинематографических искусств – «Ника», награжден российской независимой премией «Триумф» (1998) и «премией Вольфа» (2008).
Здесь же упомянем ближайших великих творческих соратников композитора: дирижера Джансуга Кахидзе – первого исполнителя всех его симфонических сочинений, режиссера Роберта Стуруа, кинорежиссера Георгия Данелия.
А теперь расскажем об упомянутом творческом «феномене Гии Канчели», определяющем его выдающееся место в современном музыкальном мире.
Писать о Гии Канчели – задача не только благодарная и привлекательная, но и на редкость трудная и ответственная, и вот почему: Канчели – «звезда первой величины» на нашем, да и не только нашем, музыкальном небосклоне (по количеству исполнений за рубежом он уже давно вышел в лидеры грузинской музыки), едва ли не самый актуальный, широко дискутируемый художник.
Мало кто удостаивался стольких восторженных откликов и оценок, как он, что, впрочем, не означает безоговорочного приятия всего и вся в его творчестве. Критические суждения (правда, в основном, устные) сопровождали премьеры некоторых его сочинений, начиная с вызывающе смелой для своего времени 1-ой симфонии (1966) и кончая талантливой, но и породившей горячие споры (тоже устные!) оперой «Музыка для живых» (1984).
Все это верно, как и то, что невозможно найти человека, равнодушного или же безучастного к музыке Канчели – свидетельство ее истинной творческой оригинальности и самобытности.
Писать о Канчели трудно и потому, что его отличает удивительное богатство творческой палитры: образно-художественной, жанровой, стилистической, психологической. Рафинированный интеллектуальный и чувственный мир симфоний парадоксально соседствует с балаганно-пародийным, порой, прямолинейно-плакатным буйством красок и ритмов его театральной музыки, тщательная выверенность и скрупулезный отбор оркестровых средств – с броской яркостью и пестротой поп-музыки.
Самое же трудное заключается во все еще не разгаданной, как мне кажется, природе симфонической музыки Канчели, хотя за прошедшие годы появился целый ряд превосходных содержательных статей, очерков и исследований, ей посвященных (работы Г.Орджоникидзе, Н.Зейфас, И.Барсовой, Е.Михалченковой и др.), а также многочисленных зарубежных авторов.
В чем секрет массового, я бы сказал, гипнотического воздействия этой яростной и прекрасной в своей самоуглубленной созерцательности музыки, когда слушатель, точно завороженный, следит за перипетиями развертывающейся перед ним звуковой панорамы. Вот в чем главный вопрос и, должен признаться, однозначного ответа на него у меня нет, как не нашел я его и у других авторов, писавших о Канчели.
Каждое новое прослушивание музыки Канчели открывает перед нами какие-то дополнительные художественные грани, высвечивает дотоле скрытые, но очень важные детали и нюансы.
Хотя поводом для статьи послужила «круглая» дата жизни композитора, она менее всего располагает к юбилейному славословию, а скорее – к размышлению и осмыслению творческого феномена Канчели. К этому располагают и главенствующий суровый тон его творчества, да и сам человеческий характер композитора, – внешне замкнутый и строгий, но и открытый всем «дружеским ветрам».
Творческий путь Гии Канчели проходит на наших глазах. Поначалу, казалось, ничто не предвещало серьезных намерений будущего композитора. К музыкальному творчеству, как уже было сказано, он пришел в зрелом возрасте (каталог его сочинений открывается 1962 годом, когда ему уже было под 30), пройдя через краткую бурную полосу увлечения джазовым музицированием, послужившим ему как бы «стартовой площадкой» для прорыва в мир большой музыки.
Воспоминания возвращают нас к весне 1962 года, когда на  Всесоюзном молодежном смотре в Москве львиную долю призов и наград завоевали дотоле неизвестные широкой музыкальной общественности молодые грузинские композиторы. Среди них был и студент 4-го курса Тбилисской государственной консерватории Г.Канчели, удостоенный премии за «Концерт для оркестра». А вскоре последовало еще одно удачное сочинение «Ларго и Аллегро» для струнного оркестра, фортепиано и литавр. В этих ранних произведениях, обращаясь к ним ретроспективно, мы явственно различаем черты зрелого симфонического стиля Канчели.
Дебют молодого композитора был на удивление смелым и уверенным: он быстро постиг премудрости современной техники, обратив на себя внимание развитым, чисто оркестровым мышлением, тонким чувством тембра, умелым конструированием формы.
В журнальной статье невозможно дать обзор даже основных сочинений Канчели, попытаемся лишь раскрыть творческое кредо композитора, проникнуть в сокровенный мир его симфоний, ибо именно они создали Г.Канчели реноме самобытного художника, композитора-новатора.
...Издали, как бы из недр небытия, возникает голос (так и хочется сказать, голос вечности). Он звучит очень тихо, затаенно, поет о чем-то бесконечно скорбном, и в то же время возвышенно-прекрасном. Но слушатель чувствует: внешняя отрешенность и статика музыки обманчивы, чреваты грядущими потрясениями и звуковыми катаклизмами. И действительно, тишина взрывается оглушительными, «втаптывающими» ударами медной группы – образ жестокой неумолимой силы. Драматургический принцип противопоставления полярно контрастных пластов сохраняется и закрепляется в центральном разделе симфонии. Следует генеральная кульминация с последующей длительной зоной угасания звучности. Вновь вступает голос, замирая и как бы растворяясь в эфире...
В предыдущем абзаце в самых общих чертах очерчен художественный и эмоциональный контур 3-й симфонии Канчели, но в какой-то мере он характерен и для других симфоний композитора, которых, порой, называют «развернутыми Adagio». Подобная заданность как самой симфонической концепции, так и звуко-образного ее наполнения, не говоря уже о яркой самобытности, позволяет говорить исследователям творчества Канчели о принципиально новом типе симфонической драматургии им созданной, о «симфонизме Канчели».
И действительно, перед нами совершенно новая, ни на что не похожая модель одного из главнейших жанров музыкального искусства. Это симфонизм без внешних черт традиционного симфонического жанра (т.е. обязательного наличия в нем цикличности и сонатного аллегро), но с сохранением его «родового» признака – «непрерывности музыкального тока».
«Как хорошо он слышит тишину», – сказал когда-то М.Горький о С.Рахманинове. С полным основанием, хотя и с другим смысловым оттенком, мы можем то же самое сказать о Канчели. Драматургическая функция хрупких пианиссимо в его музыке действительно не менее важна, чем насыщенных звуковых масс. Но я бы добавил, что композитор великолепно «слышит» не только тишину, но и громогласные оркестровые тутти, подобно грохочущим потокам Ниагары низвергающиеся в зал.
Здесь же следует отметить и удивительное ощущение чистых оркестровых тембров (солирующих инструментов).
Многомерность, объемность, стереофоничность – вот слова, которые часто упоминаются при разборе произведений Канчели. А я бы добавил еще и романтичность, и глубокую человечность музыкального мира симфоний, их гуманистическую нацеленность.
Не знаю, есть ли необходимость говорить о национальной почвенности симфонического стиля Канчели. Ее не трудно распознать в интонационной и гармонической структуре музыки, питающейся древними пластами фольклора и церковно-хорового многоголосия – в самом образном строе симфоний. Именно поэтому у слушателей часто возникают ассоциации с величественными памятниками грузинского зодчества.
Органичность синтеза национального и общечеловеческого всегда отличала лучшие образцы грузинской музыки. Естественно, что в творчестве Канчели синтез этот осуществляется на самом современном уровне (от Стравинского, Онеггера и Шостаковича до Вареза и Пендерецкого).
И, наконец, об одном очень важном, как мне кажется, факторе воздействия музыки Канчели – интонационной выразительности ее мелодики. Надо сказать, что она не лежит на поверхности, скорее, наоборот: зашифрована в аккордовой вязи, растворена в бесконечно тянущейся линии солирующего голоса (обычно, инструментального). Но человеческий слух, испытывающий бессознательную тягу к мелодически осмысленному интонированию, безошибочно улавливает и «расшифровывает» скрытую мелодическую субстанцию музыки, что, в конечном итоге, и обеспечивает высокой уровень ее эстетического восприятия слушателем.
Означает ли все вышесказанное, что творчество Г.Канчели представляется нам абсолютно бесспорным, стоящим как бы вне критики?
Гия Канчели не нуждается в комплиментах (тем более, неискренних), и я не могу не признать, что по сей день испытываю двойственное чувство от его оперы «Музыка для живых» (1984). В частности, никак не приемлю весь ее обширный гротесковый пласт,  пародирующий итальянскую оперу; озадачивающий слушателя и отвлекающий его от основной гуманистической идеи оперы – страниц глубокой, пронзительно искренней музыки. Не случайно, что таким цельным и убедительным получилось непосредственно продолжающее именно эту линию произведение – созданное в 1985 г. «Светлая печаль» (музыка для хора мальчиков и симфонического оркестра), посвященное детям – жертвам войны. Великолепное ощущение тянущегося звука человеческого голоса, отмеченное выше, проявляется здесь с особой силой.
В активе композитора большое количество произведений различных жанров. Перечислим лишь главные из них.
В первую очередь – и хронологически и творчески – это, конечно, его симфонические сочинения, в которых особенно ярко проявился его самобытный композиторской почерк.
Итак, 7 симфоний, среди них №2 «Песнопения» (1970), №3 (1973), №4 – «Памяти Микеланджело» (1974), «воплощающая идею нетленности искусства и возвеличивающая дух художника-творца» (Г.Орджоникидзе), №5 – «Памяти родителей» (1977), №6 (1978 – 1980) и №7 – «Эпилог» (1986), которая выделяется необычной даже для Канчели остротой и концентрированностью трагического чувства и воспринимается как инструментальный реквием, своего рода симфоническое «in memoriam».
По своему образно-психологическому содержанию и стилистическому строю примыкает к вышеназванному произведению четырехчастная «Литургия» («Оплаканный ветром») для большого симфонического оркестра и солирующего альта (1989), посвященная памяти друга композитора, выдающегося музыковеда Гиви Орджоникидзе (1929-1984).
В музыке «Литургии» воплощены как бы две ипостаси трагического: скорбно-ламентозная и грозно-«апокалипсическая». Партия солирующего альта лишена признаков виртуозности и даже концертности и несет чисто выразительную, экспрессивную функцию. Начинаясь с тихого стенания соло-альта и пройдя через «круги страдания и боли», произведение завершается короткими речитативными репликами альта,  funebr-альными аккордами струнных...
Среди других сочинений, созданных композитором в наиболее значительный период своей творческой деятельности, вплоть до начала нового столетия, помимо вышеупомянутых, должны быть названы: «Abii ne viderem» («Ушел, чтоб не видеть») для струнного оркестра, альтовой флейты, фортепиано и бас-гитары (1992) – с его мрачным трагизмом и напряженным динамическим «нервом», «Lament» («Плач») для скрипки, сопрано и оркестра памяти Луиджи Ноно (1994), «Magnum ignotum» («Великий незнакомец». Подразумевается незнакомая для иностранца грузинская народная музыка с аутентическими фольклорными цитатами) для 9 духовых инструментов и контрабаса в сопровождении магнитофонной записи (1994), «Nach dem Weiden» («После плача») для виолончели-соло (1994), «Ночные молитвы» для саксофона, струнных и магнитофона» (1994), «Exil» («Изгнание») для сопрано, флейты и струнных (1994), «Styx» («Река в подземном царстве») для альта, смешанного хора и оркестра, на слова Шекспира и грузинские народные тексты, посв. Ю.Башмету (1999) – одно из самых трагических сочинений композитора мемориального жанра.
Все эти сочинения (да и другие) имели большой успех у слушателей. Сказанное относится и к более скромным по масштабам, но наполненным волнующим художественным содержанием – «Вальсу-бостону» для фортепиано и струнного оркестра (1996) и «Диплипито» для виолончели, контратенора и камерного оркестра (1997).
Те, кто ожидали услышать эффектную, эстрадного типа музыку (Канчели ведь «мастер на все руки»!) были удивлены (но никак не разочарованы), ибо произведения эти (особенно, «Диплипито») насыщены глубоким чувством, музыкой, полной ностальгических аллюзий и  ассоциаций и вполне достойны пера замечательного симфониста.
Поневоле приходится завершать разговор о «серьезных» жанрах в музыке Канчели, ибо невозможно не сказать хотя бы несколько слов о других, «легких и веселых» произведениях творчески на редкость многоликого композитора, принесших ему громадную популярность в широчайших массах слушателей. Речь идет о театральной и киномузыке композитора. Назовем  лишь наиболее известные: музыка к драматическим спектаклям (около 40) – «Ханума» по А.Цагарели (1968), «Кавказский меловой круг» по Б.Брехту (1975), «Ричард III» и «Король Лир» по Шекспиру (1975-1987), режиссер Р.Стуруа, и фильмам (около 50) в том числе «Не горюй» (1969) и «Мимино» (1977) Г.Данелия, «Твой сын, земля» Р.Чхеидзе (1980), «Чудаки», «Голубые горы» Э.Шенгелая (1973, 1983), «Несколько интервью по личным вопросам» Л.Гогоберидзе (1978)  и др.
Таков неполный перечень сочинений, выдвинувших композитора в авангард (в лучшем смысле этого слова!) мирового музыкального искусства.
Несмотря на прошедшие годы, можно сказать, что Гия Канчели находится в полном расцвете своего таланта. В его рабочих планах – замыслы и проекты новых произведений различных жанров.
Пожелаем маститому композитору долгих лет жизни и новых замечательных творческих свершений!


Гулбат Торадзе

 
И ЭТО ВСЕ О НЕМ

https://lh3.googleusercontent.com/-0TNC_F8EjSo/VOwlwDfAbmI/AAAAAAAAFgE/KXDHUpbCVIs/s125-no/C.jpg

Полад Бюль-Бюль оглы – фигура легендарная. Он сделал и делает столько, что давно заслужил право навсегда остаться в истории культуры, музыки и дипломатии. И, честно говоря, поневоле немного сомневаешься – да под силу ли такое одному человеку? Певец, композитор, актер, доктор искусствоведения, профессор, в течение 18 лет – министр культуры Азербайджана, глава Фонда Бюль-Бюля, руководитель международного конкурса вокалистов имени Бюль-Бюля, четырежды избранный генеральный директор международной организации «Тюрксой». Ныне – Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджанской Республики в Российской Федерации. А сколько еще можно перечислить! И тем не менее – это все он, это все о нем.
Полад – сын великого отца, народного артиста СССР Муртузы Мамедова, получившего от своего народа имя Бюль-Бюль. Но его уважают, любят и ценят не только как наследника по прямой, но, в первую очередь, как лично, персонально, конкретно Полада Бюль-Бюль оглы. Потому что в любой ситуации он остается самим собой. Полад ни у кого не заимствовал ни голос, ни стиль, ни характер, ни манеры. Он таков, каков есть, и это не обсуждается. Ему подражали, такое бывало. Он – никогда.
Полад не любит особо распространяться о себе. В немногочисленных интервью (до которых он не большой охотник) с удовольствием рассказывает о своих родителях, близких, друзьях. А еще с радостью говорит о Грузии, к которой у него особое отношение. Его бабушка по линии матери – грузинка, Кетеван Везеришвили. В Тбилиси познакомились его родители. Здесь он получил первую в жизни государственную награду – Орден Чести. Родными и любимыми городами называет Баку, Тбилиси и Москву. Закономерно, что празднование юбилея Полада Бюль-Бюль оглы проходит именно в этих городах.
Что уж тут скрывать, чем человек известнее, тем больший интерес вызывает все, что остается за кадром, за сценой. Да, в нашем представлении Полад, известность и репутация которого так велики и серьезны, - почти что недосягаемый памятник на высоченном постаменте. А ведь он не только легенда, но и живой человек со всеми качествами, человеку присущими. Но какими? Уж очень хочется узнать. И убедиться, что обаяние, под которое мы с такой легкостью подпадаем, когда слушаем его песни, видим его по телевидению – настоящее. Что он, деятель государственного масштаба, действительно добрый и светлый человек.
Мы  обратились к одному из самых дорогих сердцу Полада людей – Валерию Асатиани, дважды министру культуры Грузии, доктору филологических наук, профессору Тбилисского государственного университета, президенту грузинской ассоциации международных культурных взаимоотношений «Диалог культур». Нам повезло, Валерий Ростомович с радостью согласился побеседовать о своем друге.

- Прежде всего, без всяких специальных вступлений, я хочу сказать следующее. Мы слышим порой такое определение – уникальный человек. И думаем, что это гиперболизация, преувеличение. А Полад – реально уникальный человек, абсолютное воплощение этих слов в конкретику. Благодаря ему я поверил, что такие люди действительно бывают. К счастью, можно назвать еще несколько имен наших современников. Их по пальцам сосчитать. Это Ростропович, Лосев, Рихтер… И Полад – в этом ряду уникальнейших людей. Какие у него были успехи! Невероятная популярность, конная милиция у переполненных залов, открытие звезды перед концертным залом «Россия» в Москве… В мусульманском мире – необыкновенное признание.  Полад – один из самых больших авторитетов, ведь он практически объединил весь тюркский мир. А как он рос? Он ученик Кара Караева…
- Который был учеником Шостаковича...
- Я не перестаю удивляться широте его возможностей и способностей к их реализации. Он многогранен. В нем сочетаются эмоциональный порыв, нежность, сентиментальность, если хотите, и в то же время – организованность, четкость, принципиальность. Мы были коллегами и в советское время, и в постсоветское. Он работал министром культуры свыше 17 лет, я – в течение 10-ти. И все эти 10 лет я не представлял своей деятельности без Полада.
- Почему?
- На жизненном пути нас свел его величество случай. И это стало встречей, когда не нужны никакие слова – сразу сложилась настоящая искренняя дружба. Я не хочу вдаваться в трогательные подробности, но скажу, что в самые трагические моменты моей жизни Полад был рядом, я всегда чувствовал его поддержку. Вплоть до того, что в тяжелую для меня минуту он позвонил и сказал: «Валерий, я присылаю вагон, приезжай вместе с семьей, будете  жить у меня». Конечно, я не поехал. Но сам факт приглашения сказал о многом. Я могу привести уйму подобных примеров... Ну, вот еще один. 2001 год. Я преподаю в университете. Уже кончился кошмар с передачей «60 минут», в которой меня так чудовищно оболгали… Да, тогда «Рустави-2» взорвало «бомбу». Через два года я выиграл суд. Но кто об этом знает? Одним словом, в Тбилиси приезжает Полад. В гостиницу, где он остановился, конечно, набежали журналисты. В том числе и из «Рустави-2». - Как вы смеете ко мне подходить? - взорвался Полад. - Вы оклеветали моего друга! И он сорвал им запланированный прямой эфир. Так поступит далеко не каждый. Об этом мне рассказала Сесилия Гогиберидзе, которая меня сменила на посту министра культуры. А сам Полад не сказал ни слова…
Когда пришло время, и я ушел из министерства и вернулся в университет, это абсолютно не изменило наших взаимоотношений. Все продолжается. Мы встречаемся постоянно, стараемся поддерживать друг друга во всем. Пожалуй, сейчас мы видимся и общаемся чаще, чем раньше. У Полада недавно состоялась премьера балета «Любовь и смерть». Я был на премьерах и в Баку, и в Москве в Большом театре, и в Анкаре… Я поражаюсь, сколько он успевает! Он очень масштабный человек.
- Он был министром в сложнейший период истории современного Азербайджана.
- Полад необыкновенный патриот своей страны. Вы знаете, что после всех страшных событий, после потери территорий, он был в Шуше с делегацией? Да, был. Он сам родом из Шуши. Именно он сделал так, что встреча и какой-то диалог все же состоялись. Представляете себе? Это же надо суметь.
- Как вам работалось вместе – двум министрам?  
- Полад был удивительно собранным, принципиальным, непоколебимым и целеустремленным министром. Да он и человек такой. Он сам часто отмечал, что мы с ним работали синхронно, слаженно. На всех коллегиях союзного Министерства культуры все знали, что если я ставлю вопрос, то у меня будет поддержка Полада. И наоборот. Когда он получил Орден Чести, то сказал, что это наша общая с ним награда… Мне очень приятно, хотя это, конечно, преувеличение.
- А что давали сотрудничество и дружба двух министров культуры нашим странам?
- Самым главным были живые контакты. Судите сами. В 1995 году – Дни культуры Азербайджана в Грузии. Приехала азербайджанская делегация в несколько сот человек во главе с Поладом. Ответные Дни Грузии в Азербайджане. Создание целевой группы в Тбилисском театральном институте для азербайджанского театра в Грузии. Открытия выставок, музеев. Организация юбилеев Физули, Мирза Фатали Ахундова, Бюль-Бюля… Это не просто прошлое, а то, на чем стоит сегодняшний день, нынешние взаимоотношения – это и память, и наше настоящее. Таких примеров можно привести множество. Вообще у Полада очень теплое отношение к Грузии. У него очень много друзей в Грузии и прекрасные отношения с нашими деятелями культуры – Нани Брегвадзе, Бубой Кикабидзе. А его грузинские адреса – это улица Гоголя (ныне – Гоги Долидзе), 18 в Тбилиси и деревня Осиаури Ахметского района, откуда родом его грузинские предки.
- Один из видных грузинских деятелей мне сказал – неловко говорить о культуре во времена политических катаклизмов, когда «арба перевернулась».
- Спорно. Это очень непростой вопрос. Действительно, кто может оправдать оккупацию?
- Никто.
- Но как бы арба ни переворачивалась, Руставели останется Руставели, Низами – Низами, Чайковский – Чайковским, Толстой – Толстым, Томас Манн – Томасом Манном… И  останутся взаимоотношения между конкретными людьми. А политики должны задуматься и исходить из интересов народа. Недавно я был в Баку, вместе с моим преемником Мишей Гиоргадзе. Мы открывали выставку современных грузинских художников. Выступая на банкете, я вспомнил такой случай. Когда я работал министром, в газете «Известия» появилась статья под названием: «Валерий Асатиани: я за диктатуру!» Можете себе представить такой заголовок в 1989 году? Поднялся переполох. А на самом деле я говорил о диктатуре культуры. Короче говоря, если будет больше духовности, то будет меньше недоразумений. Эта формула действует.
- Как вы охарактеризуете нынешние отношения Грузии и Азербайджана?
- Необыкновенно доброжелательное отношение друг к другу. Вы мне не сможете назвать другую страну, где массово так тепло отзывались бы о Грузии, как в Азербайджане. Остановите любого азербайджанца – в Баку или в деревне, и вам скажут: «Грузины – наши братья».
- Вы знаете, мы убедились в этом сами. Недавно Грибоедовский театр был на гастролях в Баку со спектаклем «Холстомер. История лошади»…
- Я не думал, что после Товстоногова и Лебедева можно это ставить, но Грибоедовскому удалось. Блестящий спектакль!
- Какой фантастический прием оказали грибоедовцам бакинцы! И дело, видимо, не только в том, что спектакль прекрасен, но и потому, что братья.
- Велика, огромна заслуга Полада в таком отношении.
- А какой он в семье?
- Он фантастический семьянин, и у него чудная семья! В прошлом году мы встречались семьями в Анкаре. Как дети Полада гордятся своим отцом, как его обожают! Когда он выступает, на их глазах появляются слезы… Это «другая жизнь и берег дальный», необыкновенные отношения! В наши времена встретить такую гармоничную семью – большая редкость. А как он относится к матери, к брату! Кстати, Аделя-ханум, мать Полада, - хозяйка музея Бюль-Бюля. Там хранятся уникальные экспонаты. Еще раз повторю – не понимаю, как он все успевает!
- И главное – у Полада безупречная репутация.
- Его все любят. Он очень теплый, тактичный и доброжелательный человек. Начиная с Иосифа Кобзона и кончая Мананой Джапаридзе,  столь любимой в Азербайджане, - его уважают все. Он держит планку.
- «Полад» в переводе с грузинского и азербайджанского означает «сталь». Он сталь?
- Сталь, сталь… Но при всей своей стальности удивительно чуткий человек. Всем интересуется, все помнит – дни рождения, детали твоей жизни, дела, проблемы… И что самое главное – не ради показухи, а с настоящим переживанием. Всегда очень интересен, рассказывает замечательные истории. Помню, например, такую. Он приехал в какую-то страну с азербайджанской делегацией. Размещаются в гостинице. Портье объявляет: мы предлагаем такое распределение номеров – Полад в таком-то номере, Бюль-Бюль – в таком-то, а Оглы – в таком-то… А еще – он адский водитель. Адский! Помню, мы встречались в Супсе, когда приезжал Гейдар Алиевич Алиев на открытие терминала. Полада я, конечно, пригласил к себе в Тбилиси. А на следующий день в 12 часов в Баку у него было назначено важное совещание по реконструкции зала филармонии, которое он должен был вести. А мы гуляем, кутим! Под утро он мне говорит – ты не беспокойся, не провожай меня. Одним словом, утром он выехал из Тбилиси и в назначенное время провел совещание в Баку.
- Пока вы спали.
- Точно… Как-то раз мы были в Баку по его приглашению. Гостили у него на даче. В аэропорт Полад повез нас сам. Уверяю вас, мы не ехали – мы летели. Он не водитель, он летчик. Эти впечатления неизгладимы. Мой сын до сих пор вспоминает – что это было, неужели возможно так ездить?
- Как же такой чудесный человек может заниматься таким жестким делом, как политика, дипломатия?
- Вот именно такие люди, как Полад, и должны быть дипломатами. Так будет лучше для всех.
- Что вы пожелаете ему в день юбилея?
- Традиционно – здоровья, здоровья, здоровья. И долголетия – на радость и счастье его детям, его семье и всем нам!

Нина Шадури

 
ПОЗДРАВЛЯЕМ!

https://lh6.googleusercontent.com/-YuHOOAHr5Gg/VMIhK1V0z7I/AAAAAAAAFZQ/VWkZgpn1ZpU/s125-no/H.jpg

«- Что это тут пролетело? - Это полгода. Они часто тут пролетают».
Алле Мамонтовой нравится этот милый и немного грустный анекдот.
Так или иначе, но пролетело 35 лет, как она служит в театре имени Грибоедова. А еще в эти светлые дни новогодних праздников Алла Михайловна отмечает свой юбилей.
Поражает разнообразие ролей, которые ей довелось сыграть на сцене родного театра. Замечательная драматическая актриса, она одинаково органична и убедительна и в комедии, и в драме. Режиссеры Сандро Товстоногов, Гизо Жордания,  Гоги Кавтарадзе, Гига Лорткипанидзе, Авто Варсимашвили разглядели в ней способность воплотить такие разные образы, как Юленька из «Доходного места» А.Островского и Варя из «Вишневого сада» А.Чехова, Соня из «Энергичных людей» В.Шукшина и Бетси из «Анны Карениной» Л.Толстого… А уж то, что именно она – лучшая Фея в любой сказке, это всем хорошо известно. И это очень важно, ведь кого-кого, а детей не проведешь.
Хотя актрисе с радостью и готовностью верит каждый зритель.  Как и полагается, когда на сцену выходит такой мастер своего дела, как Алла Мамонтова.

Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб» и Тбилисский государственный академический русский драматический театр им. А.С. Грибоедова сердечно поздравляют Аллу Мамонтову с юбилеем и желают здоровья, благоденствия и новых замечательных ролей!

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 5
Суббота, 23. Сентября 2017