click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская

ЧЕЛОВЕК, ЗНАВШИЙ «ЧТО ДЕЛАТЬ?»

https://lh3.googleusercontent.com/krCNpvgNcv4FhXCyAFutf-n_g5gQkr_VNKj9gbxUy_R6VfjK5ZjZbkxNscVzfPwwwTqaK1HgTy7RSBUEqIe0dRy80TVldjVmhih5Sqaw4HgvhBj3C2QB4i2J2mSRwLyN5fKNo9GcCOJwXG1r9nSiWfgioQz4lGQgEEvfqJx1VmdpJGruYKvQ5FaxaSRD5ySHDOoR6B1Zh8V93odFmt6cB6Dr-xw8hc4Z2sQUcib_e-6r_py8qvwfS8_vplgfqe1jwHIkPIoAJaDbxsbJ2b8mrJQ2ayO9X5kaNsMTuQHEJIYYCRejdNE0vzqoMgrpz8NhjWjlRT-ycMSQTS0DkvfBZHd5oDAGzMsTUQd0IkWSr_a8yRlYNQvDEa2hb5MTSzX2NLRxNp8wwobasn4PwDFoucpqgorD4uj5m8gEegAYNqCCo7DgHNu-6GinuKZ4yR6gebt24F0H1hV2dE6kB--Ta31j84lBjItOLL-JyGkL4x7llAione_ivtJ4JpwiZ8LxLEYsrmrl5uowWNhQu8wf4DeGyIotu5weAkCSMJUa_VZIgDQDcOCtPaYZEKcMU8nNWuI2IGrfaIRnKe3VI3YScbc0Ih47y8tlZkJR7qWftKNRzz9fkq5DXtMaXmWT8cg=s125-no

К 175-летию со дня рождения НИКО НИКОЛАДЗЕ
Банальная триада – родить дитя, построить дом, посадить дерево – способна обеспечить память о человеке, но никак не соответствует размаху личности нашего героя. Все в его жизни было через край: высадил не дерево, а экзотический парк с эндемиками со всего мира, построил не только дом, но и отстроил целый город. Что касается его потомства, то каждый представитель его семьи удостоен справки в энциклопедических словарях, если собрать всю родню воедино, то получился бы своеобразный справочник деятелей науки, культуры, просвещения во главе с основателем клана Нико Николадзе.
Его жизнь вместила множество событий, далеких от упорядоченного режима кабинетного ученого. Один нашумевший поединок чего стоит! История умалчивает, кто первым бросил перчатку. Но точно известно, что попытки примирить противников не увенчались успехом. И вот они съехались с секундантами в укромном лесу. Дуэльные пистолеты вынуты из футляров. Еще минута и после команды сходиться они сделают роковые шаги навстречу друг другу – не бретеры, не лихие гусары, а два столпа грузинского общества – Илья Чавчавадзе и Нико Николадзе.
Дуэль между общественными деятелями, писателями, публицистами, да что и говорить – властителями умов – факт из ряда вон выходящий. Начался конфликт с того, что Илья Чавчавадзе на страницах своей газеты «Дроэба» подверг критике общественные взгляды Николадзе, тот запальчиво ответил со страниц своего издания «Обзор». Два гиганта горячо отстаивают свои позиции, и в определенный момент лексика выходит за рамки корректности. Оба дают волю эмоциям. В ссоре проявляется человеческая природа наших великих соотечественников, освобождая их образы от неизбежного налета хрестоматийной непогрешимости. Но вернемся к финалу дуэли позже. А пока попытаемся разобраться в характере и деятельности одного из дуэлянтов – Нико Николадзе.
Наш герой появился на свет в 1843 году в многодетной семье состоятельного дворянина Якоба Николадзе и супруги его Елизаветы Лордкипанидзе. Семья жила в деревне Сканде, недалеко от Кутаиси довольно на широкую ногу, благодаря тому, что батони Якоб не чурался, как большинство представителей благородного сословия, вести дела и заниматься торговлей. Детство Нико Николадзе прошло безоблачно, он был окружен внимательной заботой родных, с детства приобщен к чтению, в положенный срок поступил в Кутаисскую гимназию. После получения аттестата начал публиковать свои заметки в журнале «Цискари». Первый опыт журналистики принес ему популярность в кругу знакомых. Юноше прочили большое будущее и торжественно проводили на учебу в Санкт-Петербург. В 1861 году Нико стал студентом юридического факультета Петербургского университета. Он с головой окунулся в деятельность Грузинского землячества и стал активистом студенческого движения. Не прошло и месяца, как новоиспеченного студента арестовали за участие в антиправительственных выступлениях. После нескольких дней заключения в Петропавловской крепости юный бунтовщик был выпущен на поруки, но из университета исключен. Боясь укоров родителей и осуждения знакомых, Нико категорически отказался возвращаться в Кутаиси. Бедолагу на какое-то время приютил у себя Акакий Церетели и благодаря именитому старшему другу Николадзе расширил круг своих знакомств в Петербурге. Как-то перед рождественскими праздниками к Церетели с визитом заглянули две дамы, одна из которых попросила одолжить черкеску для маскарада. Чоха Нико пришлась ей в пору, прощаясь, дама распорядилась, чтобы юноша сам заехал за костюмом, пообещав представить гостя супругу. Так из-за каприза Ольги Сократовны, смуглой красавицы с сверкающими агатовыми глазами, Нико Николадзе стал вхож в дом Николая Гавриловича Чернышевского. Супруга писателя так представила мужу нового гостя: «С этим юношей вы должны быть особенно любезным, он единственный кавказец, который не флиртует со мной!». Визиты в дом Чернышевского прервались полгода спустя, после ареста писателя в июне 1862 года его семья перебралась в Саратов. Однако непродолжительное общение со знаменитым мыслителем оказало на Николадзе большое влияние. Спустя несколько лет Николадзе написал предисловия к роману «Что делать?» и к первому тому собрания сочинений Чернышевского и издал их в Женеве, через двадцать лет принял активное участие в кампании освобождения революционера-демократа из Вилюйской ссылки.
Нико Николадзе быстро вписался в ритм столичной жизни. Вес в обществе ему прибавили рассказы «В Петербургском крае» и «Провинциальные картинки», опубликованные в некрасовском «Современнике» и в сатирическом журнале демократического толка «Искра». Одобрение радикалов заслуживают критические и публицистические статьи Николадзе в грузинских изданиях, в том числе и в «Тифлисском Вестнике». Так что в Петербурге молодой человек даром времени не теряет. И вот, наконец, документы его выправлены, получено разрешение на выезд, и он устремляется в Париж, где в 1864 году поступает в Сорбонну. Во Франции он продолжает заниматься публицистикой, причем пишет статьи на трех языках – грузинском, русском и французском. Его работы привлекают внимание Герцена. Статьи Николадзе «Освобождение крестьян в Грузии», «Наши будущие адвокаты», «Июльские дни в Тбилиси», напечатанные в «Колоколе», делают имя молодому автору. Но всего через год Николадзе по идеологическим соображениям прекращает сотрудничать с Герценом и Огаревым, и переезжает в Швейцарию, там он издает свой первый труд на французском языке – «Правительство и новое поколение». Совместно с Мечниковым основывает в 1868 году журнал «Современность», на страницах которого были напечатаны его программные статьи: «Два поколения», «Русская эмиграция», «Европейская жизнь» и другие произведения, посвященные путям политического и социально-экономического переустройства общества. Параллельно с публицистической деятельностью Нико Николадзе посещает лекции Цюрихского университета, и в 1868-ом получает диплом магистра, защитив диссертацию на тему «Разоружение и его экономические и социальные итоги». В Цюрихе через Поля Лафарга, политика, экономиста и зятя Карла Маркса наш герой познакомился и несколько раз встретился с автором труда «Капитал. Критика политической экономики». Карл Маркс предложил Николадзе стать представителем Первого Интернационала в Закавказье. Нико отклонил это предложение, поскольку на тот момент его взгляды были ближе к русским революционным демократам Чернышевскому и Добролюбову.
После десятилетия упорных трудов, получив солидный багаж знаний, приобретя имя талантливого публициста, Николадзе возвращается в Грузию. Он имеет прочную репутацию и собственное мнение о формах и методах социально-экономического преобразования общества.
Прежде чем осесть на родине, Николадзе несколько раз выезжает в Европу. Одна из его поездок в Швейцарию стала самым романтическим воспоминанием всей его жизни. Несколько очаровательных девушек из его близкого окружения – две сестры, кузины и их подружки – загорелись желанием получить образование в Швейцарии. Барышням пришлось проявить характер, незаурядную настойчивость, убеждая родителей отпустить их из-под своей опеки, кто-то из девушек отказался от жениха, кто-то выехал по документам старшей сестры. Словом, прощание с детством было для будущих студиозок настоящим приключением. И вот трудности позади, и на корабле, плывущем в Константинополь, Николадзе оказывается окруженным настоящим цветником. Он с радостью опекает сестричек и их подружек, показывает девушкам достопримечательности Константинополя, Греции, Италии. И сам того не желая, со всей страстностью своей души влюбляется сразу в двух своих очаровательных попутчиц. Нико никак не мог определить, кто из девушек ему нравится больше: Олико Гурамишвили или Ботя (Богумила) Земянская из семьи ссыльных поляков.
Уже в Швейцарии он сделал выбор в пользу Олико, но получил отказ. Возможно, девушка просто проверяла его чувства, возможно, Нико не проявил настойчивости, услышав, что Олико приехала получать образование, а не заводить семью. В те годы Николадзе слыл большим дамским угодником. Сохранились его записи, в которых Николадзе шутливо пишет: «Корсет на теле кокетливой женщины необычайно приятная штука, он облегчает мужчине обнять рукой ее талию, а длительное развязывание его шнурков – это такое наслаждение, подобное которому Бог сотворил мало для несчастного человечества...». А вот письма его к Олико написаны абсолютно в другой тональности, они полны дружеского участия, нежности и взаимного понимания. В эпистолярном архиве Николадзе хранится более семи тысяч писем к Олико, которые он регулярно писал даже после того, как в 1875 обвенчался с Ботей в Париже.
Пока прекрасная Ботя наслаждалась семейной жизнью, Ольга Гурамишвили в Швейцарии с головой окунулась в изучение наук и общественную деятельность. Она стала любимой ученицей работавшего в те годы в Женеве выдающегося немецкого естествоиспытателя, палеонтолога и философа Карла Фохта, автора трудов «Физиологические письма» и «Зоологические письма». Кроме того, Олико была активисткой кружка грузинских студентов, обучающихся в Швейцарии. Задачей общества «Угели» («Упряжка») было изучение европейского социального движения с целью дальнейшей популяризации идей социализма, интернационализма, национального равноправия, эмансипации женщин в Грузии и на Кавказе. Идейными руководителями «Угели» были Нико Николадзе, Георгий Церетели и Сергей Месхи. Олико общалась с французскими коммунарами, с русскими революционерами-народниками и другими передовыми представителями радикальных течений. На народника Николая Морозова представительницы грузинского кружка произвели большое впечатление, в своем произведении «Повесть моей жизни» Морозов назвал сестру Николадзе – Екатерину и ее подружек – Мариам Церетели и Ольгу Гурамишвили «очаровательным трио» и очень тепло отзывался о студентках.
Связь Нико Николадзе с Грузией никогда не прерывалась надолго. В 1877 году он печатает статьи в «Тифлисском Вестнике» и «Голосе» о русско-турецкой войне, о борьбе за освобождение балканских народов от османского владычества. В 1878 году открывает в Тифлисе солидную ежедневную газету «Обзор», на страницах которой со свойственным ему общественным темпераментом публикует разоблачительные статьи против имперской реакции и отстаивает свободу слова. Газета просуществовала два года, после чего была закрыта, а редактор выслан в Ставрополь. Но Николадзе продолжает печататься. Он сотрудничает с журналом «Отечественные Записки», авторами которого являются Г.Успенский, Д.Писарев, А.Островский.
С середины 70-ых годов ХIX века Николадзе неоднократно избирается гласным, то есть имеющим право решительного голоса депутатом, нескольких городских дум на Кавказе. По его инициативе в 1875 и 1876 годах Тифлисское городское общественное управление первым в Российской империи осуществило многомиллионное сооружение водопровода не концессионным, а хозяйственным способом. В 1880-х и 1890-х годах Нико Николадзе занимается преимущественно железнодорожными и нефтяными предприятиями.
Общественному деятелю удается в 1880 году основать очередную газету – на этот раз трибуной для изложения его программных взглядов стала газета «Обзор». И тут разразилась драматическая полемика с самим Ильей Чавчавадзе, закончившаяся дуэлью.
В начале статьи мы оставили двух великих людей в момент кульминации – они стоят у барьера, желая кровью смыть оскорбление. В своих мемуарах один из секундантов напишет: «Оба страшно упрямы, в гневе моментально хватаются за оружие, чтобы усмирить бушующее самолюбие». Между тем все втянутые в эту дуэль прекрасно понимают, что не имеют права разрешить строптивцам рисковать собой. «Разве Нико не доказывал неоднократно, что ни одно дело не увенчается успешно, если во главе его не встанет Илья. Это он убеждал Илью возглавить Дворянский банк и так радовался, когда, наконец, уговорил его. Разве не Илья негодовал, когда Нико бросил журналистику. Упрекал его и не успокоился до тех пор, пока не вернул его в ряды писателей», — написал в своих воспоминаниях секундант Николадзе Николай Симборский. Именно этот благородный поляк предотвратил трагический исход ссоры, прибегнув к последнему и, как оказалось, очень эффектному средству. Неожиданно Симборский рухнул на землю и с рыданиями закричал: «Если смерть неизбежна, убейте меня!». Истерика была не игрой, а воплем отчаяния. Это поняли все. Симборского кинулись поднимать, и вот, поддерживая с двух сторон, его утешают Илья и Нико, а секундант, как ребенок всхлипывая, произносит слова извинений. Без промедлений был подписан протокол примирения, и два великих человека разошлись миром, сумев остаться до конца жизни друзьями.
Пройдет совсем немного времени, и Нико Николадзе станет одним из главных «ньюсмейкеров» на страницах газеты Ильи Чавчавадзе «Иверия». Писать было о чем! Став в 1894 году градоначальником Поти и прослужив на этом посту без малого двенадцать лет, Нико Николадзе запустил, как писали газеты, «новый пульс портового города». По инициативе Николадзе за короткий срок захолустный город преобразился до неузнаваемости. Приведем цитату из газеты «Клдэ» с описанием потийских новшеств: «...В эти дни выпал случай еще раз повидать этот когда-то жалкий Поти. Боже мой! Что увидели мои глаза! Неужели это действительность, а не сон!.. За эти двадцать лет он превратился в прекрасный город: осушенные болота, просторные, прямые мощеные улицы. Николадзе возродил в гнилых болотах Поти и превратил в порт с океанскими кораблями». Еще одна цитата: «...постоянно страдающему от наводнения Поти требовалась защита, поэтому вокруг всего города была сооружена дамба; восстановлен Потийский порт, что принесло большую выгоду Грузии; приблизилась Европа, резко увеличился товарооборот; построены три моста: два из них соединяют город с Большим островом, а третий с кормилицей Поти – Гурией; построена электростанция, благодаря которой освещаются город и порт; проведена телефонная линия; построены новые двухэтажные кирпичные здания для гражданского и ремесленного училищ, женской и мужской гимназий; на новом месте построен крытый рынок; возведена насосная станция питьевой воды; восстановлена башня старой крепости и построен большой собор в византийском стиле; проложены линии «конки»; вымощены улицы…».
Бесспорно, годы возрождения Поти стали звездным часом деловой карьеры Нико Николадзе. Известный с античных времен Фазис, перевалочный порт работорговцев во времена власти османов, Поти за очень короткий срок превратился в европейский город с развитой инфраструктурой и транспортной сетью, стал промышленным и культурным центром региона. Карьера нашего героя поднималась по восходящей. Первый брак его разочаровал, влюбленность к Боте скоро прошла, а неизбежные жизненные испытания и ранняя смерть первых двух детей, все больше и больше отдаляли супругов друг от друга.
После развода Нико сделал повторное предложение Олико Гурамишвили. И на этот раз получил согласие. Их венчание состоялось в Квашветской церкви в 1883 году, всего спустя полгода после расторжения первого брака. Около трех лет молодая чета провела в Санкт-Петербурге. Он, наконец, обрел семейную идиллию.  На берегах Невы Ольга основала салон, в котором частыми гостями были Михай Зичи, Гиго Габашвили, Давид Гурамишвили (брат Олико); Глеб Успенский, Константин Станюкович; ученые Иван Тархнишвили, Николай Римский-Корсаков; композитор Валентина Семеновна Серова (Бергман) – мать знаменитого художника Валентина Серова.
Прекрасно образованная и одаренная педагогическим талантом Олико не прекращала работать. Она позволяла себе спорить с супругом по многим вопросам, очень часто их мнения не совпадали, но в одном они оказались солидарны – их дети должны расти вдали от столичной суеты, на природе. Распродав имущество в Петербурге, семья Николадзе в 1886-м вернулась на родину, облюбовав для будущего дома деревню Диди Джихаиши, в живописном ущелье Риони – откуда была родом мать Нико.
Новый дом с различными хозяйственными пристройками и винным погребом построили довольно быстро. Но неугомонный хозяин несколько раз велел перестраивать владенья, так что окончательный вид усадьба приобрела только в 1910 году. Дом, построенный по проекту шведского архитектора Генриха Фрика, сохранился в целости до наших дней. Вокруг него Николадзе заложил роскошный парк, с растениями и деревьями, произрастающими в разных уголках мира и Грузии.
Каждый представитель семьи Николадзе вписал яркую страницу в историю науки и культуры Грузии. Супруга Гурамишвили-Николадзе многое сделала для развития образования в Грузии. Старшая дочь Русудан вышла замуж за известного историка, связавшего свою жизнь с Грузией, Николая Полиевктова. Сын Георгий Николадзе прославился как ученый, изобретатель и выдающийся спортсмен. Младшая Тамар – стала известным педагогом, достигла успехов на ниве биологии, вышла замуж за академика Нико Мусхелишвили. Умерла Тамар в расцвете творческих сил, в 1939 году. Внебрачная дочка Николадзе от Анны Макаровой, которую отец воспитывал с 12-летнего возраста после кончины матери, вышла замуж за известного юриста Иванэ Зурабишвили. Фактически членами семьи были несколько племянников и близких родственников. В отчий дом вернулась дочка Боти и Нико - Лоло с маленьким ребенком. Молодая женщина тяжело пережила роман с писателем Камилем Хьюсманом, у которого в Бельгии оказалась семья.
Но вернемся в начало двадцатого века, в прекрасный дом в Диди Джихаиши, в котором по рассказам местных жителей – полно чудес. Хозяева общаются по телефону с Поти и Тифлисом! Через специальную подзорную трубу смотрят на звезды. Застывают перед ящиком, который создает картинки почище художника – красок не надо – а все как в жизни. Есть штуковина, которая стирает белье! Младшенькая Тамар разъезжает по деревне на диковинном белом ослике, доставленном пароходом из Испании. Юная всадница и ее ослик вошли в историю благодаря тому, что вместе с ними сфотографировались Акакий Церетели и Нико Николадзе. Эта забавная фотография свидетельствует, что семья жила со вкусом, принимая гостей, радуясь приятным мелочам, балуя детей. Праздники чередовались с буднями, заполненными бесконечными заботами. Отец семейства то и дело отлучается по рабочим делам. Ольга Гурамишвили-Николадзе руководит женской гимназией, которую основала в Диди Джихаиши. Заметим, что эта была единственная действующая в деревне женская гимназия во всей Российской империи. Все в этом учебном заведении было поставлено с умом и размахом. Девочки изучали предметы, как в любой другой гимназии, но в то же время ученицам давали полезные сельскохозяйственные знания. При гимназии функционировал кабинет шелкоткачества, для которого из Франции привозили грены элитных видов шелкопряда. В специальном помещении стояли выписанные заграничные станки – девушки осваивали ковроткачество. Русудан привезла в Диди Джихаиши часть лаборатории Менделеева, оборудование разместили в здании начальной школы, которая была открыта при содействии Нико Николадзе в 1915.
Однако, как это часто случается в жизни, сделавший столь много добрых дел для соотечественников Николадзе стал удобной мишенью для интриганов. Оно и понятно, вокруг инновационных проектов крутились большие деньги. Недовольных при распределении средств было предостаточно, они-то и состряпали судебный процесс, обвинив Николадзе в получении взятки от строительной компании Потийского порта. Разбирательство проходило в Кутаиси при открытых дверях и широко освещалось в прессе. Сфабрикованное дело развалилось, однако имена заказчиков так и остались невыясненными. Кроме того, суд постановил Николадзе выплатить штраф в размере 8 тысяч рублей. Это абсурдное решение переполнило чашу терпения Николадзе, который уехал работать в Россию, не завершив ряд начатых проектов. Оставался всего один год до катаклизмов 1917.
После Февральской революции 1917 года Николадзе поддерживал идею полной независимости Грузии от России. Он был избран почетным председателем Национально-демократической партии Грузии. В годы правления Грузинской Независимой республики (1918-1921) он активно участвовал в социально-экономической жизни страны. В 1920 году Николадзе возглавлял грузинскую делегацию в Европу, пытаясь наладить экспорт марганцевой руды из Чиатура. С 1920 по 1926 гг. жил и работал в Лондоне. В 1926 году, через 5 лет после советизации Грузии, он вернулся на родину. Скончался знаменитый публицист и незаурядный общественный деятель в 1928 году, в возрасте 85 лет. Супруга пережила его на двенадцать лет. Похоронили супругов Николадзе в Дидубийском пантеоне Тбилиси, однако в 1957 году Нико Николадзе нашел последнее упокоение в пантеоне на Мтацминда.
Недавно отреставрированный Дом-музей в Диди Джихаиши вновь принимает посетителей. В нем хранится более пяти тысяч экспонатов, в том числе, личные вещи Нико Николадзе и членов его семьи. Большую ценность представляют предметы быта европейского производства XVIII-XIX веков. Сохранились поражавшие воображение крестьян механизмы, помогавшие вести хозяйство – ветряной мотор (1910 г.), стиральная машина «Берлин», один из первых образцов фотоаппарата фирмы «Кодак» и многое другое. Центральное место в богатой библиотеке отведено изданным на разных языках научным трудам, литературным и публицистическим произведениям Нико Николадзе. Семья Николадзе оставила глубокий след в памяти односельчан. С 1972 года проводится ежегодный народный праздник «Никооба». В Диди Джихаиши был снят грузинский художественный фильм «Имеретинские эскизы».
В Потийской башне, в единственном строении, оставшемся от османской крепости, расположен музей Нико Николадзе. Город чтит память о человеке, подарившем Поти новую судьбу. В прошлом веке Поти дважды становился плацдармом для социально-экономических экспериментов. Успехи и заслуги Нико Николадзе переоценить трудно. Гораздо более скромных результатов добились инициаторы Потийского эксперимента времен перестройки, когда была предпринята попытка внедрить хозрасчетные отношения в отдельно взятом регионе. Между тем именно с легкой руки Нико Николадзе Поти в конце прошлого столетия постоянно притягивал неординарных хозяйственников, достаточно вспомнить, что на Золотом озере была создана прекрасная база для занятий водными видами спорта и проведен чемпионат Европы по водным лыжам. У Поти есть потенциал, этот город еще способен удивить, считал Николадзе. А он редко ошибался в своих прогнозах. Выдающийся деятель так писал о наметившемся прогрессе в 1918 году, после окончания Первой мировой войны: «Война фундаментально изменила значение Грузии для других стран. Нашей родине вернулась функция самого удобного моста между Западом и Востоком, утерянная в XVI веке».
И далее: «От тех империй, которые до этого владели нами или грызли нас, нынешняя Европа отличается тем, что от нас требует не рабства, а сотрудничества. Рабов ей больше не надо. Вместо рабов она создала машины. Мы должны встать вровень с ней или исчезнуть. Это не ее закон, а закон природы. Это надо помнить всем, старому и малому, правительству и народу. Мы должны стать достойными ее дружбы, прогрессировать в промышленности и науке до такой степени, которая необходима для сохранения существования нации… Вооружимся же лучшим оборудованием; жадно прильнем к источнику современных знаний и опыта. Прекрасное месторасположение сулит нашей стране хорошее будущее, если не поленимся трудиться и разумно используем обстоятельства…». Прошел целый век, а звучит актуально. Стоит прислушаться к мнению общественного деятеля европейского уровня, который один из немногих не только знал, что делать, но и умел воплощать свои замыслы в реальность.


Ирина ВЛАДИСЛАВСКАЯ


 
Воскресенье, 18. Ноября 2018