click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
Признание

ПОД ЗНАКОМ ЛЮБВИ

https://lh3.googleusercontent.com/1Bo6YbqgCP5zHm4l493v1HHsN6Za_V94XTaQiC2KATort01ivYD18SNH7REdTVG57xUtPvvIKAi398f2DU7UTIjKGZ0h4fLmATLUN32K543492EraxNGLAcyro6BsIwZK0sKuy3G2AvkFKNzrSHuc-4zAn7AhFWS3jQ2G7HmVBleo0g5Fltz15vssCNFOBDgnofan_hLznyQV5iqmmmBajpJ9mT_ORmmB2HTN_LU3V4mWcL10iblvr-f7hz8ibrOi58Y22gQWtHSXwjnx3K45qCbgAzKvEx20xwnGci0zZojQDlRXY9MZncEPNjk_Q-yf3Lv4Fv2T0IitC0wqM31adSLW5z9sHM76UwvlsLJDKytkLOdT053ufjHtE3hpOwUdCggwvSG9n6E8pfO0d0i4GaQSZQH-WUwLov4uZADefVG_GIA16QSwOBxJk5rT6E3O93RkG3YyPiNBjLfQc-ryUwOVz47AXfhBuzvUl2jWor8Mmqgj48cwUrJUB9HxwBmObaCYsnUbJSXLeh7LU3y6B-KhBMYEwUr9FYx8UGi8Dm0E3aC4fdcGerZaShMJfVh6CLvcoqIIwjtPhhaJWY-BxGlQ1Qb2GHgF3DOYsU7-y74NSVTZIVYGerVE_94pEzvmY7XR3NZ_c0X14Dr8c9nxXkJ=w125-h119-no

В Санкт-Петербурге уже во второй раз при поддержке правительства города прошли Дни грузинского кино. Организаторами стали Международный кинофорум «Золотой витязь» и представительство «Золотого витязя» в Грузии, возглавляемое киноведом Дали Окропиридзе. Она сформировала программу фестиваля, представив, в частности, три поколения грузинских женщин-режиссеров.
– Это был большой праздник кино с насыщенной программой. В нее были включены как фильмы современных режиссеров, так и этапные картины грузинских мастеров кинематографа, которые принесли им международное признание, – рассказала Дали Окропиридзе. – Перед кинопоказами прошел гала-концерт, состоявшийся в Государственной академической капелле. В нем приняли участие популярные российские актеры Нина Усатова и Георгий Штиль, влюбленные в грузинскую культуру, а также известные грузинские артисты Автандил Махарадзе, Зураб Кипшидзе, любимцы публики – музыканты из вокального ансамбля «Тбилиси» Заза Мамаладзе, Рамаз Гуниава, Васил Хуцишвили, Коба Бериашвили. Вел вечер президент Международного форума «Золотой витязь» народный артист России Николай Петрович Бурляев – поистине удивительный человек, делающий все от него зависящее для того, чтобы российско-грузинские культурные связи развивались. Когда закончился концерт, многие зрители поднялись на сцену, им хотелось выразить свою любовь и восхищение.
Программа кинопоказа открылась картиной «Опасная мать» молодого режиссера Анны Урушадзе. Она – о даре. Гениальность – крылья, но она же – бремя, тяжкий крест. И еще ответственность. Прежде всего – перед самим собой. Об этом размышляют создатели фильма, получившего главный приз «Золотой Прометей» в национальном конкурсе XVIII Тбилисского международного кинофестиваля. Это – очередная награда дебютной работе Анны Урушадзе, обладательницы главных призов на кинофестивалях в Локарно, Сараево, Египте, а также международной кинопремии Asia Pacific Screen Awards (APSA), которую называют азиатским «Оскаром».
«Опасная мать» – о матери большого семейства, написавшей гениальный роман. Остался только финал, но для этого ей необходимо полное уединение, а главное – понимание близких. Однако «враги человеку – домашние его». Они далеки от творческих исканий Мананы, им нет никакого дела до ее гениальности. Для мужа героини (как, впрочем, и для издателей-профессионалов) ее роман – «порнография», а она сама – почти сумасшедшая, «опасная мать». В Петербурге картину представили замечательный оператор Константин Эсадзе, предложивший интересное операторское решение фильма «Опасная мать», и Автандил Махарадзе, блистательно сыгравший в картине одну из главных ролей.
Был показан еще один фильм – фаворит Тбилисского международного кинофестиваля – это работа режиссера, сценариста, продюсера, художника Георгия Параджанова «Все ушли», снятая в жанре воспоминаний автора о своем детстве и чем-то напоминающая итальянское кино эпохи неореализма, но с кавказской «начинкой», неповторимым тбилисским колоритом, сочными образами, особой магией и образной структурой. В Тбилиси, в рамках XIII международного кинофестиваля, фильм получил приз за режиссуру – «Серебряный Прометей». Но это – лишь одна из его многочисленных наград. Картину в городе на Неве представили актеры Зураб Кипшидзе и Автандил Махарадзе – оба снялись в ней.
В программе были также: фильм классика грузинского кино Александра Рехвишвили «Ступень» (1986), в которой снялся молодой Мераб Нинидзе, полюбившаяся зрителям картина «1000 рецептов влюбленного кулинара» (1996) Наны Джорджадзе с участием французского комика Пьера Ришара, комедия 70-х «Первая ласточка» Наны Мчедлидзе, современный документальный фильм Вахтанга Кунцева-Габашвили «Прозрачный мир» – его, как и другие отобранные для показа картины, очень тепло приняли зрители.
Фильм «Прозрачный мир» о том, как благодаря терпению глава семьи приучает сына – особенного ребенка – к самостоятельной жизни, помогает поверить в свои силы и талант. Он тоже был отмечен наградами – в нынешнем году получил бронзового «Витязя» за лучшую режиссуру на международном кинофоруме «Золотой витязь».
На пресс-конференции (она прошла в Медиацентре правительства Санкт-Петербурга, в Книжной лавке писателей) выступил Николай Бурляев: «Уже два года мы проводим в Петербурге Дни грузинского кино, чтобы укреплять те связи, которые разрушаются политиками. Политика разрушает, а культура созидает, и там, где бессильны политики, вступает в силу дипломатия народная, дипломатия культуры».
Он также рассказал, что в Тбилиси уже много лет работает грузинское представительство кинофорума «Золотой витязь», которым руководит подвижница культуры, киновед Дали Окропиридзе.
– Обычно перед очередным показом гости из Грузии представляли фильм, а потом шло обсуждение его со зрителями. Залы были переполненными, чувствовался огромный, неподдельный интерес к Дням грузинского кино. Причем на кинопоказы приходила интересная публика, подготовленная к встрече с грузинским кинематографом, настоящие петербуржцы-киноманы, люди разных поколений, в том числе и молодежь, – рассказывает Дали Окропиридзе. – Дни проходили на киностудии «Ленфильм», в кинотеатре «Родина», и везде мы чувствуем себя как в родном доме. Нас принимали удивительно тепло. Как долгожданных гостей, как друзей, которых долго не видели и по которым соскучились. Когда наши актеры выходили на питерские улицы, их многие узнавали и выражали свою радость. Жители культурной Мекки ждали блестящих представителей грузинской культуры и не были разочарованы! В Медиацентре правительства Санкт-Петербурга, где уже во второй раз состоялась встреча участников Дней с представителями СМИ, нас тоже горячо приветствовали, принимали как старых друзей. Фестиваль «Дни грузинского кино» был прекрасно организован правительством Санкт-Петербурга.
В Смольном состоялся прием у губернатора Георгия Полтавченко. Он отметил, что грузинское кино всегда отличалось добротой, юмором и было очень популярно у зрителей. Подчеркнул, что у России и Грузии давние и прочные культурные связи, и немаловажная роль в расширении гуманитарного взаимодействия принадлежит Санкт-Петербургу – многонациональному городу, в котором широко представлена грузинская культура. По словам губернатора, сегодня существует обоюдное желание укреплять и развивать сотрудничество. Георгий Полтавченко напомнил о Днях Санкт-Петербурга, которые прошли в Тбилиси в 2014 году, а также отметил, что город на Неве готов принять Дни грузинской культуры.
– Вечер у губернатора был наполнен добрыми чувствами, любовью, – рассказывает Д. Окропиридзе. – Георгий Полтавченко делает все, чтобы положительные тенденции в сфере культурных связей России и Грузии развивались. Могу сказать,что Дни прошли на высоком уровне – и художественном, и организационном. Питерцы высоко оценили нашу кинопрограмму, мастер-классы и были очень благодарны. Главное – была особая атмосфера открытости и тепла. Высокий уровень организации обеспечили губернатор и весь правительственный аппарат, все, кто принимали участие в этом замечательном проекте. В их числе – вице-губернатор Олег Марков, Председатель Комитета по культуре Правительства Санкт-Петербурга Константин Сухенко. Огромное им всем спасибо! Хочу поблагодарить также кураторов, которые были в постоянном контакте с представителями правительства и делали все для того, чтобы нам было уютно и комфортно. Ни одно мероприятие не проходило без внимания СМИ. Так, на пресс-конференцию пришли представители многих ведущих печатных изданий и телеканалов, все события Дней оперативно освещались – готовились репортажи, сюжеты. Хочу поблагодарить и директора ресторана «Рэро» Шорену Шамугия.
Так что питерцы принимали нас от всей души! Очень приятное впечатление произвел Георгий Штиль (кстати, его жена – грузинка). Штиль – большой артист и доброжелательный, светлый человек, обожающий Грузию и грузин. Он посещал все наши мероприяия, был восхищен грузинским кино – как классикой, так и современным. Запомнилась встреча с прекрасной актрисой Лизой Боярской. Умная, обаятельная, естественная, с большой внутренней культурой. Хорошо знает Грузию, ценит ее культуру.
Была еще одна незабываемая встреча, устроенная нашей соотечественницей в своем салоне-ресторане. Это не просто ресторан, а элитарное пространство, куда приглашаются лучшие представители культуры. Хочу поблагодарить начальника аппарата губернатора Давида Адамия. Как представитель правительства он много делает для популяризации грузинской культуры в Питере, а российской – в Тбилиси.
В Дни грузинской культуры в Петербурге была развернута фотоэкспозиция Юрия Мечитова, отражающая несколько десятилетий истории грузинского кинематографа. Он создавал хроники грузинского кинематографа: был на съемочных площадках таких фильмов, как «Легенда о Сурамской крепости», «1001 рецепт влюбленного кулинара» и снимал не одно поколение выдающихся грузинских актеров: Верико Анджапаридзе, Кахи Кавсадзе, Софико Чиаурели и других. Эти работы были представлены в киноцентре «Родина».
И еще. Дни грузинского кино прошли и в Хабаровске, а меня пригласили читать там лекции. В конце октября – начале декабря Дни грузинской культуры пройдут в Челябинске. Помогли замечательные люди – бизнесмен Анзор Атабадзе, способствующий тому, чтобы грузинская культура широко была представлена в Челябинске, а также министр культуры Челябинской области Алексей Бетехтин.


Инна БЕЗИРГАНОВА

 
НАША ГУРАНДА

https://lh3.googleusercontent.com/iIK67kvGTutaL1DcLJSGPrwlw_eKgT4zLyK2tNfyRhbCHbs8iGGE1E5xCOsNCtA6Btl7DOYuPmrDYd83TZuHQUURsUlmF_6_xk6-iKOhq1EA71jJjF1p2_rTi3aYzkjtpGjPGw4arZIWDJJa16GLzGwqCU5H-QYmt2fvbUR9nSgXbnIg9xy5JmqypBlEJvFw6BT21xLwGtUJP-YFUy8rtQH0eBkp_u6fxRlHy7qtWEfp0WffU-nnSfxBN7vmj-25PDVIo5URX1hrg-Lefr2qHHp0F-mVvNy1nh42_bfph4kkbwRqVGST0iacZrf8rDLkzP9q6WjrYqVwKwbJ4P0mrHfEWk-WLwQgvHbS0MUCrUkCt5XMlfmhwLQK414aZIs3P8RkUnuY88bLOvd4geeGNXDhybaL-tPIR9EEv6GBIQUxLTQnr7SyAgyCi7da5rO8RoEM5YqtVx8jZJNeXFXpbWPsCwZsM26jp49t62_Zlktw-PhDGF3IqBDWw_t9ZYJ0Px9wYydWba1ub9oRRuDCobhg1T6FRpTm0nCCxoWpLKNhzbinktCemKM7sVkzz4TflI4VvffbCNLtDNwsRj8wjKELHX0Ryw-rMUlN88ymJjN6GSpqpo4qIBCosfKZ3Ag=s125-no

26 августа свой юбилей отмечает Гуранда Габуния.
Первое, что хочется сделать, услышав подобную новость, это немедленно воскликнуть – не может быть! Круглая дата – это не про Гуранду, совсем не про нее. Ведь актрису с таким молодым темпераментом, страстностью, невероятной энергетикой – еще поискать. Да неизвестно, найдешь ли… Как говорится в пьесе «Милый лжец», ей никогда не будет больше 39 лет, ни на один день!
У Гуранды Георгиевны – много наград и званий. Народная артистка Грузии, лауреат премий имени Котэ Марджанишвили, Михаила Туманишвили, Верико Анджапаридзе, обладатель звания «Жрец культуры», неоднократный лауреат национальной премии «Лучшая актриса года», с 1975 года и по сей день – ведущая актриса театра Марджанишвили…
Но вот что примечательно (первым об этом сказал Николай Свентицкий, директор Грибоедовского театра): «В Тбилиси никто никогда не скажет «Гуранда Габуния». Говорят так: «Как Гуранда… Вчера смотрел спектакль с Гурандой… Сегодня видел Гуранду… Как здоровье Гуранды»… Понимаете, ее называют только по имени. А это удел очень больших людей».
Есть у нее и еще одно бесценное-драгоценное звание – супруга (язык не поворачивается произнести слово «вдова») Народного артиста СССР Отара Мегвинетухуцеси. Как справедливо заметил в свое время Олег Табаков, «Гуранда – это редкий пример абсолютной погруженности в любимого человека»…
А начиналось все в Сухуми. Гуранда родилась в театральной семье. Отец, Георгий Габуния, был артистом, режиссером, драматургом, художественным руководителем Сухумского драматического театра. Мама, Тамара Макарашвили, – ведущей артисткой того же театра. Казалось бы, судьба Гуранды была предрешена, но она, к удивлению окружающих, даже не думала о сцене. С раннего детства девочка обожала танцевать и мечтала о карьере балерины.
«Мои самые трепетные воспоминания детства и юности связаны с Сухуми, – рассказывает Гуранда Георгиевна. – Я не могу забыть теплые, дружеские отношения между грузинами и абхазами. Как не вспомнить «собачий» пляж, где родители купали нас в море, а рядом бегали и плескались собаки. Знаете, как я научилась плавать? Соревнуясь с собаками. Никогда не забуду бутафорский цех Сухумского театра, забитый самыми разнообразными театральными предметами, рояль, на котором я засыпала, не дождавшись окончания спектакля, в котором играли папа и мама, балетную школу Гореловой при Сухумском музыкальном училище, где я приобщилась к хореографическому искусству, свои первые детские роли на сцене…».
А потом в Сухуми приехал легендарный ансамбль Игоря Моисеева, и юная танцовщица показалась знаменитому хореографу. Представьте себе, Моисеев захотел взять ее в свой коллектив. Но Георгий Габуния был категоричен – ни за что! И Гуранда на протяжении пяти лет танцевала в национальном ансамбле Сухишвили-Рамишвили.
Но наследственность все же взяла свое. Гуранда с блеском сдала вступительные экзамены в Тбилисский театральный институт и поступила на курс к Дмитрию Алексидзе. Первый курсовой спектакль «Где тонко, там и рвется» И. Тургенева, в котором Гуранда сыграла главную роль, поставил молодой режиссер Роберт Стуруа.
По окончании института Гуранда Габуния служила в театре Руставели, в театре Санкультуры, где Лили Иоселиани набирала молодых перспективных артистов, в основанном Гигой Лордкипанидзе Руставском театре. С 1975 года по сегодняшний день Гуранда хранит верность театру Марджанишвили и остается его ведущей актрисой.
Гуранда Габуния – актриса редкого дарования. Ее отличают утонченный артистизм, взрывной сценический темперамент, исключительный профессионализм. Актерский диапазон Гуранды – невероятен, ей одинаково блестяще удаются и героические, и драматические, и романтические, и лирические, и характерные роли. Судите сами: Маргарита в «Празднике одиночества» В. Коростылева, Асмат в «Что скажет народ» Р. Табукашвили, Долли в «Анне Карениной» Л. Толстого, Селия Пичем в «Трехгрошовой опере» Б. Брехта, Баронесса в «Бароне Мюнхгаузене» Г. Горина, Гонерилья в «Короле Лире» и Клеопатра в «Антонии и Клеопатре» Шекспира, Клара в «Соломенной шляпке» Лабиша, Роксана в «Сирано де Бержераке» Ростана. И так далее, и так далее… Как ей удается идеально сочетать в одном образе страсть, ярость, резкость и в то же самое время – филигранное чувство меры? Это ее личная профессиональная тайна. Что далеко ходить за примером? В культовом советском фильме «Экипаж» она сыграла крохотную роль пассажирки самолета. Габуния появилась на экране всего на несколько секунд. А запомнили ее все – с таким накалом она сыграла свой эпизод.
Очень эмоциональная, общительная и темпераментная Гуранда была, казалось бы, полной противоположностью своему мужу – спокойному, молчаливому, сдержанному Отару Мегвинетухуцеси. Они познакомились в театральном институте, расписались, когда Гуранде было 19 лет, и счастливо прожили вместе больше полувека.
Когда Отара не стало, на Гуранду было страшно смотреть.  Даже самые близкие не знали, как утешить, как успокоить, чем порадовать…
Выход нашел младший друг Отара, который всегда гордился своей дружбой с великим актером, – Бидзина Иванишвили. Он попросил Николая Свентицкого как можно скорее сделать театральный проект специально для Гуранды Габуния. Свентицкий, как известно, человек, который все понимает сразу. И он придумал не просто проект, а своего рода театральную сенсацию. По просьбе директора Грибоедовского режиссер Андро Енукидзе написал и поставил собственную сценическую версию «Вишневого сада». И на сцену русского театра в роли Раневской вышла актриса истинно грузинского темперамента и экспрессии. Подобный опыт в истории Грибоедовского уже был. Когда-то на этой сцене блистали Верико Анджапаридзе и Отар Коберидзе. Гуранда Габуния продолжила экспериментальную линию соединения двух театральных школ. Но она сделала это по-своему, неповторимо. А неповторимость ее в том, что она, как очень немногие, умеет сочетать трагизм и иронию, пафос и простоту. И во всей силе проявила это дарование в роли Раневской.
У спектакля «Вишневый сад» сложилась счастливая судьба. Он не только собирает неизменные аншлаги в Грузии, но и триумфально гастролирует. На Международном театральном фестивале «Мельпомена Таврии» в Херсоне Г. Габуния была награждена призом в номинации «За преданное служение театру», а после показа спектакля в Москве, в Театральном центре «На Страстном», зрители аплодировали ей 18 минут!
И, конечно, специальным показом именно этого спектакля в прошлом году в Грибоедовском отметили 60-летие сценической деятельности любимой актрисы.
«Ставя этот спектакль, – говорит Н. Свентицкий, – мы хотели внести очень светлую, красивую страницу в историю нашего театра. И это случилось. Мы счастливы, что сегодня на нашей сцене – Гуранда Габуния, выдающаяся грузинская актриса и при этом – человек русской культуры. Уверяю вас, что ее путь в театре имени Грибоедова будет долгим».
Мы очень на это надеемся!
Поздравляем Гуранду Георгиевну ГАБУНИЯ с юбилеем и от всего сердца желаем здоровья, творческого долголетия, огромной зрительской любви и новых ролей – и в Марджановском, и в Грибоедовском!

 
ЛЮБИМАЯ АКТРИСА

https://lh3.googleusercontent.com/_gV_MviEQ45FPn5RQiAAaktdV4_r7qbrIaC46USGtfRbe55Lh5AQm3Kc56ZkSI5WAFat5IEfK7Yf9byMy4lNzCoUMcm7E_9PFtLQ5_DhVz2EU1U3d1-fR5amL-uGQ2v5h6caF291QlnhaqlSdP_f8kxg_M_ZdzdlLplEIVbDZPQfzeYvCvzJ6IS3iPK8S3aO2tbyELUTc--cgqQLluMjeuqrANf0jwjkm7T-bJKYeFZK9x9Yi3Z63tvTgkBf1aHou-2h9FlMoW1PXOaxWS_HmRbZ1KOqftz-46s0QPz6QrIbHSGxQGfUhwh-Kn2qvvmOIbvct3IiZWGqYK7soFE8IRTP7NOYAZirEgRc0YQrcD1fQU2hcaq8ylz1vkcyx-PbX4fvG4f_TJa_ilEsRKi0PaBnk0w6M8RN5Dx_mVwC8YyY4vJjyMVvq9x883cSr3HmCvddewwn_h9B2NL9HL0nEdiYvtQjqwkeG2QOpzRaWK2EG6QF8ZJ4RlLDPkqHHwg0PnxUVS7Jki9dQ7JKa5NiJ0tVWdeklYBGlwvqurq7r3tKo-k-9rH-2snPbeY8gpjgNOZJckMQqUit1dXgP8ZENdlQoMEswYuYYWReeG0=s125-no

Ирина Квижинадзе – актриса, рожденная для успеха.
В ее творческой биографии нет ни одной неудачно сыгранной роли. Она всегда яркая, запоминающаяся, легко и сразу покоряющая зал. Не могу припомнить, чтобы она, отыграв сцену в спектакле, ушла бы за кулисы без аплодисментов. У нее бывали роли второго плана, и в то же время таких ролей как бы и не было, потому что даже не главную роль Ирина Квижинадзе умеет превращать в «гвоздь» спектакля! Ну, а уж в своем моноспектакле «Кастинг. Белый танец для любимой актрисы» она играет и Маргариту Гете,  и Марию Стюарт, и Медею, и Незнакомку Цвейга, и Нефертити, и даже Гамлета. Актриса, скажем прямо, крутит-вертит зрительным залом по своему велению-хотению,  зрители улыбаются, грустят, задумываются, смеются и плачут – огромными светлыми слезами…
Заслуженная артистка Грузии, кавалер Ордена Чести, обладатель звания «Мастер сцены» Ирина Квижинадзе родилась в Хабаровске. Актерство у нее в крови. Ее бабушка и мама, хотя и не окончили театральный (жили тяжело, нужно было работать), многие годы играли в народном театре. Семья переехала в Тбилиси, и Ирина, по настоянию мамы, поступила на филологический факультет педагогического института, отучилась, получила диплом. И тут в Тбилисском театральном институте открылся русский сектор. Ирину сразу взяли на второй курс. С 1967 года она служит в театре имени А.С. Грибоедова – более полувека! В ее творческой биографии – десятки блистательных ролей в спектаклях по произведениям Шекспира, Лермонтова, Гоголя, Островского, Сухово-Кобылина, Чехова… Она работала с режиссерами Михаилом Туманишвили, Додо Алексидзе, Александром Товстоноговым, Котэ Сурмава, Гигой Лордкипанидзе, Гизо Жордания, Гоги Кавтарадзе, Авто Варсимашвили, Андро Енукидзе…
«Я много сыграла, – рассказывает актриса, – но еще больше так и осталось в мечтах. Впрочем, актер, как правило, не удовлетворен, ему всегда хочется играть еще и еще… Я еще практически ни разу не сказала себе: «Ах, как я сегодня довольна своей игрой!» Это бывает очень-очень редко, да и бывает ли? Уходя со сцены, я обычно испытываю острое чувство неудовлетворенности. Единственный момент, когда я ощущаю себя иначе – когда выхожу после спектакля  на сцену и слышу аплодисменты. В эти мгновения  я понимаю, что зрители мне благодарны, значит,  я сделала нечто такое, что доставило им удовольствие. И вдобавок  я  всегда была оптимисткой. Что бы со мной не происходило».
А еще – вот уже почти десять лет – актриса возглавляет театр-студию юного актера «Золотое крыльцо», и сегодня на сцене театра имени А. Грибоедова работают молодые артисты, чей творческий путь начинался именно в «Золотом крыльце», под руководством их первого педагога – Ирины Владимировны Квижинадзе.

Поздравляем Ирину Квижинадзе с юбилеем и сердечно желаем здоровья, благоденствия и новых ролей – на радость всем ее почитателям!

 
ЕДИНСТВЕННЫЙ ЭКЗЕМПЛЯР

https://lh3.googleusercontent.com/w76wU_g645J1X6bVWNCjxLtKg1ajcB8Rikge2M7IwIgzBHx62YvcoOKsgru0v4nt3YG0N0xYzbvY609zRcx7gA9eJ8XbsKRpg1n4YPRfPCe-q9thL-s0nUzXHKEnh1H6jyE80w-Oaq0BU8l4pQ0MvEd_sCq22S8tAbL213_zq5fd8sh6ytY97gQ5ppUuJjBQD6xc1IIkIFef4pvTDbTjoPiApII7WSDz64S1dYtegldnxbfCfq0i3dFzNOTPOXlNSbng1uR4FCLDNoE217WB56_XyWyLl5YGDsmrPBnpmFhYA3v6Z5T1FXToWS2Y8aPnSkKYp_LQ6vWXx_zznA14AdrJV_CQ1iH54DUvoc3CUCLg45Kqiks6FlAKr_q_m9zRCVu6DLWL5bjhcBaWuHejydWJCrfMCZ4SBY62Gkbi-xKx23GrwGlFfguDR7s1gDu5fG3HXw2uOgU-p-eC8b4nxS25neJGhABEjGuGutV6ziE_WJGxbv0H1XmGlma_1p2eckL5bledrykIgy8KYKhxWmQ8HEl-tPb8Nw3RxiG9lSLKnxpWiJlnc_GKxAGBSox5nwUuWYIEirHWzjmRgL77H0pHwvZWscV_RcyzDLQ=s125-no

Ирина Мегвинетухуцеси родилась в Харькове, окончила актерский факультет Харьковского института искусств им. И. Котляровского и сразу же, в 1984 году, стала актрисой Тбилисского русского театра им. А.С. Грибоедова. Кстати, тем самым она осуществила мечту своего отца – абсолютный грузин по менталитету, он очень хотел, раз уж ему не суждено, чтобы дочь вернулась на его родину, в Грузию.  
«Тут все свои», – это первые слова, которые произносит Золушка в пьесе Евгения Шварца. С этими словами Ирина и пришла в Грибоедовский театр, с этой роли и началась ее актерская карьера. А «своими» для нее сразу же стали звезды Грибоедовского тех лет – Наталья Бурмистрова, Борис Казинец, Тамара Белоусова, Валентина Семина.
После Золушки последовал целый ряд ослепительных ролей – Анна Каренина, Аня в «Вишневом саде», Тереза Ракен, Ханума, Кабаниха в «Грозе», Дона Анна в «Доне Гуане», моноспектакль «Желтый ангел», в котором актриса в собственной актерской интерпретации исполняла песни Александра Вертинского. Еще один моноспектакль (который она в том числе сыграла и на сцене БДТ по приглашению Темура Чхеидзе) – «Ангелова кукла» по рассказам Эдуарда Кочергина… И много других ролей. Сейчас актриса репетирует Вассу Железнову в спектакле приглашенного украинского режиссера Станислава Моисеева, и все мы с нетерпением ждем премьеры, которой 14 сентября откроется новый театральный сезон.
Сегодня Грибоедовский театр невозможно представить без Ирины Мегвинетухуцеси, как и ее нельзя вообразить без Грибоедовского. Так уж сложилось. «Я отношусь к театру как к крепкому супружеству, – говорит Ирина. – Мои отношения с театром прошли много стадий. Это можно сравнить с человеческими взаимоотношениями: сперва влюбленность, потом страсть, после расставания и потери, а еще – радости, победы и много-много счастливых минут».
В чем феномен актрисы? У нее совершенно четкий, свой собственный актерский почерк – ее узнаешь в любой роли, под любой маской, с первых же произнесенных слов. Но – вот фокус! – при этом она никогда не сыграет вам двух одинаковых или похожих образов. В каждом спектакле, в каждой роли Ирина Мегвинетухуцеси – другая, новая, всегда удивительная и всегда талантливая. А это и значит – штучный товар. Если угодно – единственный экземпляр.

Поздравляем Ирину Мегвинетухуцеси с днем рождения и желаем здоровья, благополучия, творческих побед и много успешных премьер!

 
ВСЕЛЕННОЙ ЖИВОЙ МНОГОГРАННИК

https://lh3.googleusercontent.com/oGBs3GlU24VHJcOVrZ-uMkTTwmCEWHONkIk839j0E92aD5-tZpxEv9HeCkSL5beS6v0qpJAhxyDmpPygxBANSO7rt-sdbC3So-8M8KnlOydb5ZdG67XIZaEq-kqjmsqBSPk9_L8wzEFNSzDuST74Y0EJsLFJbY367TiBqOSsVDXfHBTYVdqtXbFGJP-gk1K0bYDih9auqrK2_S042_kyF7fP6NS-deIhK0IZHs07PS0K2G1cfQJ80S2Wo-FoPMiDtDkyQOdCzgZRAiFEJeLHK1wpqeh8cNTgk7wSFyR09AVQ1s5UuXAHBlCB9u8xhapE4eWonPzJTlCBWynj0PRlyw0anIAEkd4bhmXwsFl5PnDTIpVcRDxeSjifxWCBvAlNbGyA02s00caPQN8vdCIjGzCELKlM6htkvg6JSPRTP6korCc7BO8qTITAOjymXVRh4Kkuucn19Wy1YQkOmTH33hDzqyvTJsX78JuvHe8IBWXFLsNrStjLZCQkn1Tk1ME1LOct4whxtuP6vr_4FZ9wnYnAW38wAtuCr10ymoGiqEkYa3mtNHl1wK9_cfTU3c_IPgyLXnS-Z7vUhy1fIvWOJDyyt39X9e0NvxD03ME=w125-h129-no

Мелодия для скрипочки и флейты...
Страшит ее святая простота.
Два голоса, две вещих птицы смерти,
Два ангела и – райские врата...


Говорят, возвращаться – плохая примета, но только не в город детства, юности, первой любви и первых стихов. Город, где остались голоса друзей, разговоры по душам и песни, боль когда-то бежавших из Карса предков, корни... Где родной дом, мама и брат. Он вернулся через 25 лет, пройдя через жизненные передряги, болезнь, поиски себя и своего места в жизни. Вернулся возмужавший, поседевший и мудрый, скромный, улыбчивый и добрый и раскрыл жаркому тбилисскому солнцу свои объятия. Правда, вернулся на время... С возвращением, Юрий! Излишне задавать вопросы о том, скучал ли он по родным местам, когда у него есть такие строчки-воспоминания:
Сашик с Людой жили-были,
Жили на Марджанишвили.
Где железные ворота,
Там, где вывеска «Плиссэ»...
Все прошло бесповоротно –
Нет ворот и подворотни.
Было все, конечно, было,
Да давно и как во сне...

Или такие:
Обметает дворы и покатые крыши.
Пыль к земле прибивает рыдающий дождь.
Облетают во тьме сололакские вишни...
Синеокая Нана, о чем ты поешь?..

Или вот – другу:
...Но тебе не избыть ни любви, ни печали.
Твой удел –это жгучая боль бытия...
Ты в тенетах судьбы, словно рыба-цоцхали,
Что сверкает под солнцем в сетях рыбаря...

Юрий Санников вернулся и привез свои замечательные стихи и песни, простые и сложные, философские и мудрые.

Вселенной живой многогранник
И золото звездной купели...
Я – только паломник, я – странник
Иду и не ведаю цели.

Он – странник на извилистых дорогах жизни, ищущий себя и Бога, красоту, ответы на мучающие вопросы. В нем какая-то неприкаянность и бесконечное одиночество в этом вечном поиске... Так и говорит: «Все стихи и песни написаны от чувства одиночества и тоски».

...Я дорогу давно позабыл к своему очагу,
Но сейчас вспоминаю родную деревню невольно...
Мне не больно, под ветром стою на пустом берегу,
И так сердцу легко, одиноко ему и спокойно.

Юрий Санников родился в Новокузнецке, потом семья переехала в Тбилиси, где он жил до семи лет. Три года жили в Индии: отец работал на заводе тяжелого машиностроения. Вернулись в Тбилиси. Он пошел в математическую школу им. И. Векуа. После окончания школы уехал в Москву, поступил в МИФИ, женился и перевелся в Тбилисский университет на физико-математический факультет, стал геофизиком. Супруга окончила Академию художеств, работала в оперном театре. Казалось бы, живи и радуйся, но он снова собрался в дорогу, на этот раз – на север, в маленькую деревушку под Архангельском. «Хлопнув дверью, уйду я из отчего дома,/ Где в крапиву и жимолость прячутся стены...».
– От Архангельска добирались поездом, потом на автобусе, на пароме, – смеется он. Устроился в местной школе учителем математики. Там, на севере, никто не мог понять, почему человек приехал из теплого Тбилиси в такую глухомань и присматривались с подозрением. А дом молодых супругов – учителей стал центром, где собиралась молодежь, пели песни Окуджава, вели разговоры, засиживались допоздна. Однажды водитель грузовика остановил его и сказал: «Юрий Григорьевич, о вас говорят, что у вас подпольный кружок». Это был 86-й год. И однажды пришла повестка: прийти с вещами в милицию. «Я сидел и думал, как сообщить родителям и что делать? Но никуда не пошел, а позвонил, что получил странную повестку и ничего не понимаю – я всего лишь учитель школы», – вспоминает Юрий. Ответа ждал 40 минут, в конце концов ему ответили, что перепутали фамилию и адрес. Видимо, проверяли, как он себя поведет, ждали, что испугается, побежит...
Почему именно Архангельск? «Где-то в 80-м году Армен Зурабов, который читал все, что я писал, дал мне телефон Вадима Валерьяновича Кожинова – это был ведущий критик в России, занимался именно стихами. Я попал к нему в Москве. Сейчас думаю, как я посмел пойти к нему с первыми неумелыми стихами, но он подарил мне три часа. Он меня поразил: читал Данте по-итальянски, Катулла на латыни... И он сказал такую фразу: «Невозможно жить в Тбилиси и писать русские стихи». Тогда и решил уехать в российскую глубинку, и никогда об этом не пожалел. Теми впечатлениями я питаюсь до сих пор». И действительно, первые серьезные вещи он написал именно там.
Спустя время Анна Смирнова, супруга Армена Зурабова, познакомила меня с поэтом Юрием Левитанским. Он посоветовал мне поступить в Литературный институт. Но в институт я так и не поступил. Кто-то сказал, в литинституте готовят профессиональных читателей», – смеется он.
Поездка на север была фундаментальной для Юрия, ведь это был совершенно другой мир, «другая планета», как он говорит. Особенно после Тбилиси. «Однажды в школе решили пойти на лыжах на восьмое озеро – там такая система озер, – вспоминает он. – Я на лыжах второй раз в жизни. На улице – минус 35 мороза. Все ушли вперед, а я медленно иду, т.к. быстро не умею. Тут началась вьюга, лыжню занесло, стою и не знаю, куда идти. А там волки, медведи. Хорошо, угадал направление и пошел правильно. Тут навстречу вышли коллеги – догадались, что отстал. А на озере – охотничья избушка, которая вся в инее изнутри, но в избе топор, пила. Срубили сухую сосну, развели огонь. Скоро стало так жарко, что разделись по пояс. Сидим, смотрим в окошко – сосны гнутся до земли, такая вьюга, и пьем спирт для согрева, который кажется водой, оттого что легкие заледенели и как-то очистились. И вот тогда впервые в жизни мне показалось, что я разгадал тайну мирозданья. Вот в этой заброшенности и в то же время – единении с природой. Вот такая была фантастическая эйфория». Жена всегда была рядом, над ней подшучивали и называли «женой декабриста». Жене и дочери посвящены очень теплые и нежные строчки.

...Совершается нечто...
Полуночный всадник летит,
В грязной пене и в мыле
Эпоха грызет удила...
На руках у меня
Моя нежная женушка спит.
Мне дочурку она
На закате вчера родила.

И «Колыбельная» для дочери:

На реке туман. Слышен плеск весла.
За окном скрипит старая сосна.

Рыбаки плывут по ночной реке.
Плещет под луной рыба в тростнике.

Тени на стене. Гаснут облака.
Стынет на окне кружка молока.

Я спою тебе, лампу потушив.
Спи, мой мотылек, крылышки сложив.

Там, на севере, были опубликованы и первые стихи...
Прошли три года и супруги вернулись в Тбилиси, работали, а потом началась перестройка и борьба за существование. Решили снова уехать. Сначала в Москву, затем в Петербург, где они и живут по сей день.

...Твоих коммуналок ковчег ледяной
Качаясь, плывет над полночной Невой.
Два северных сфинкса тебя стерегут,
Два сфинкса, две тайны – печаль и уют.

Наконец, Юрий нашел тихую гавань в одной из петербургских школ, где он преподает математику. Ученики обожают своего необыкновенного учителя, который может сказать: «Забудем сегодня о логарифмах» и читает стихи. Его слушают, с ним делятся, обсуждают волнующие темы.Говорят о самом разном, но и о математике, конечно, не забывают. Многие его ученики поступили в высшие учебные заведения. «Дети и работа помогают мне жить», – говорит Юрий, и очень гордится и тем, и другим. Как-то в гости пришла дама – завуч одной из школ – и сказала, что стесняется своей профессии учителя. Юрий так возмутился, что написал песню.

Одарен я завидной судьбой,
И в страну, где цветут незабудки
Я детей уведу за собой...
У меня есть волшебная дудка...

Стихи он писал всегда, а песни стал писать в конце 90-х. Однажды на концерте подошла пара – обоим было за 80. Сказали, что прошли лагеря и что песню «Щелкает челюстью время» он написал о них. Было очень приятно. Тема репрессий и лагерей близка Юрию, в то время пострадали его родственники.

Все по воле Господней,
И только по ней:
Тусклый свет преисподней
И тоска лагерей.
Лагеря да погосты,
Лагеря да кресты,
И сугробы, и кости
Воркуты и Читы...

«У меня предки армяне и русские. Мой русский дед уходил с Колчаком от «красных», а в советский период больше трех лет не жил на одном месте – боялся, вдруг узнают, что служил Колчаку. А армянский дед был известным фармацевтом. Когда в 70-е годы заходил в аптеку, меня спрашивали, не внук ли я того самого Ивана Петровича Пилосяна – все старые фармацевты его помнили. У него у самого когда-то аптека была в Батуми, и в Тифлисе он работал аптекарем. А брат моей армянской бабушки в 16-м году уехал в Италию и дослужился до кардинала. Во время Второй мировой войны он приезжал повидать сестер. Это держалось в строгой тайне. Бабушка из армян-католиков. Это была купеческая семья, бежавшая из Карса во время резни. Вот такая история семьи...», – говорит он. Армянской тематике посвящены замечательные стихи.

...Армения, судьбе наперекор
Стоишь ты, сотворенная из камня,
Из корневищ вспоенных кровью гор.
Пусть Промысел до времени таится –
Взрыхляет души музыка, как плуг...
Благословил Господь твою десницу,
Лозу и Крест, и плачущий дудук!

И еще:
...Не спасли ни Господь, ни любовь.
Словно память, черна моя кровь.
Голос твой раздается вдали...
Мое сердце с тобою, Ани...

А вот строки из стихов о Холокосте.
Нет, печаль несладима, этот плач несладим
Дщери Эршалаима, я ваш пепел и дым.
Дщери Эршалаима, я ваш пепел и прах,
Я сгорел вместе с вами в нацистских печах.
Горе мне! Я не спас стариков и детей.
Обезумел. Я – там, среди черных костей.
Мой расколотый разум, как пламя, угас...

Он пишет обо всем, что не может оставить равнодушным настоящего человека – о страшном, печальном, красивом, добром... В его поэзии боль всего человечества, запахи жизни и поиск смысла, поиск Бога, себя в этом странном мире, замешанном на разных языках, культурах, религиях...

...Славяне, тибетцы, евреи, арабы и копты,
Сандал я и ладан в пропорциях равных смешаю...
И что мне ответят, коль спросят презрительно:
– Кто ты?
Я капельки крови своей по Земле собираю.

Но, пожалуй, вернемся в Тбилиси!
Считает ли он себя тбилисцем? – «Конечно! Но в изгнании. Знаете, чего мне там не хватает? Тбилисской компании, несмотря на то, что есть круг. Но нигде так не сидели и не общались, как в Тбилиси. А еще не хватает тбилисских гроз и ливней». Юрий замечает, что город изменился, но в то же время остался таким же. «К сожалению, для меня Тбилиси стал городом воспоминаний. Хожу и вспоминаю: вот здесь жил тот-то, но уже умер или давно уехал... До семи лет я жил на Калинина, 23. Недавно друг привел меня в этот двор. Из окон квартиры, в которой мы жили, выглянул мужчина и спросил, кого мы ищем. Я сказал, что жил в этой квартире 50 лет тому назад. Он спустился, разговорились и оказалось, в этом дворе на первом этаже жил его дядя – Яша, который был младше меня на три года и с которым я играл в детстве! Как хорошо, что есть люди, с которыми можно вспомнить что-то радостное из детства».

...Тоска и печаль, растворенные в звуке, –
Какая-то смутная память о детстве...
Плывет по реке пароходик разлуки,
И в муке прощанья заходится сердце.

Юрий Санников публиковался в журналах «Нева», «Невский альманах», ежегоднике «Окно», издал две книги, выступал с песнями на радио. Первый поэтический сборник «Все по воле Господней» вышел в 2006 году, во второй – «Вселенной живой многогранник» вошли стихи и песни последних лет.


Анаида ГАЛУСТЯН

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 14
Пятница, 14. Декабря 2018