click spy software click to see more free spy phone tracking tracking for nokia imei

Цитатa

Думайте и говорите обо мне, что пожелаете. Где вы видели кошку, которую бы интересовало, что о ней говорят мыши?  Фаина Раневская
Соотечественники

МОЛОДЕЖЬ СТРОИТ БУДУЩЕЕ

https://scontent.ftbs1-2.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/23471908_364759730649791_2080054474375663627_n.jpg?oh=2d7f90f11655b652ed7b62af74e3d913&oe=5A709830

В Софии прошел Всемирный молодежный форум российских соотечественников – самое масштабное на сегодняшний день международное мероприятие, направленное на консолидацию представителей русскоязычной диаспоры в возрасте от 18 до 35 лет. Грузию на столь крупном форуме представил Михаил Гавашели. На молодом лидере лежала двойная ответственность – он представил Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб» и Тбилисский государственный академический русский драматический театр им. А.С. Грибоедова.
Для участия в форуме съехались сотни лидеров молодежных организаций соотечественников из 72 стран мира. В течение четырех дней делегаты обсуждали вопросы популяризации русского языка, образования и культуры за рубежом, а также перспективы сотрудничества соотечественников, проживающих за рубежом. Главная тема форума в текущем году – «Судьба России: вчера, сегодня, завтра». В рамках дискуссионных площадок форума Михаил Гавашели выступил в секции «Механизмы повышения эффективности распространения русской культуры, русского языка и российского образования за рубежом». Его доклад на тему «Русский театр и театральное образование в Грузии» касался проблем и успехов главного очага русской культуры в Грузии.
«95 процентов зрителей Грибоедовского театра составляют этнические грузины. Они приходят в театр не только за эстетическим удовольствием, но и за тем, чтобы услышать грамотное русское слово, приобщиться к русской классике. Другого источника, кроме театра, в Грузии практически нет – русская классическая литература в национальных школах изучается в небольшом объеме, а использование русского языка в обиходной речи – минимально», – отметил в своем выступлении Михаил Гавашели.
Он также подчеркнул, что русское слово в Грузии продолжает звучать, русская культура популяризируется. Организатором всех этих проектов является Международный культурно-просветительский Союз «Русский клуб», который активно и плодотворно работает уже почти 15 лет.
По словам Михаила Гавашели, участие в форуме стало для него большим событием: «Мое выступление участники форума восприняли с большим интересом. Были намечены проекты по сотрудничеству с несколькими странами, в частности, с представительством Координационного Совета соотечественников Италии. Мы еще раз убедились в необходимости международного сотрудничества, и, уверен, молодежь играет в этом важном процессе огромную роль. Что же касается отношений наших стран, то Грузия и Россия связаны многими веками дружбы, любви и творческого сотрудничества, и мы не можем допустить, чтобы это можно было разрушить или потерять».
Торжественная церемония открытия состоялась в зале «Европа» «Парка отеля Москва» в Софии. Открыла форум председатель Координационного совета организаций российских соотечественников в Болгарии Марина Дадикозян, которая поблагодарила всех партнеров и организаторов форума, приветствовала официальных гостей и делегатов. Официальные приветствия в адрес делегатов III Всемирного молодежного форума российских соотечественников «Судьба России: вчера, сегодня, завтра» были направлены от десятков государственных и общественных организаций.
Программа форума включала пленарные заседания, дискуссионные площадки по актуальным темам, работу по тематическим группам и знакомство с памятными местами российской истории Болгарии и ее достопримечательностями. Участники и официальные лица возложили цветы и венки к памятникам Царю Освободителю и монументу Советской армии в Софии, а также посетили город Плевен.
С 2010 года Координационный совет российских соотечественников в Болгарии, Федерация «Союз соотечественников» и национальное общество «Вместе с Россией» ежегодно проводят в Софии Международный молодежный форум «Молодежь строит будущее». За эти годы в форуме приняли участие более 900 лидеров молодежи и председателей страновых координационных советов соотечественников из более 80 стран. Международный молодежный форум «Молодежь строит будущее» зарекомендовал себя как успешная площадка для обмена мнениями молодых российских соотечественников и председателей крупных организаций соотечественников из стран Европы, СНГ и России.

 
«СОЛО МОНО» нашего соотечественника

https://scontent.ftbs1-2.fna.fbcdn.net/v/t1.0-9/22894196_361941487598282_407218247088121075_n.jpg?oh=7842fa78ae1aeba41b7d239cd0b51098&oe=5A760C3B

Прозаик, финансист, бизнесмен, доктор экономических наук Александр Потемкин – личность настолько разносторонняя, что порой кажется: сферы его интересов не могут профессионально пересекаться. Однако он успешен во всех своих начинаниях. Родился Александр Петрович в Сухуми и учился на отделении журналистики Тбилисского государственного университета, а потом в МГУ. Как журналист начинал в «Молодежи Грузии». Позже переехал в Германию. Сегодня Александр Потемкин живет с семьей в Испании, хотя география его  «жизнедеятельности» не менее широка, чем области интересов. Он тесно связан с Грузией, Россией, Германией и Испанией. Уже несколько лет осенью он собирает литераторов, переводчиков, журналистов, критиков из нескольких стран на своего рода «потемкинские чтения» в Малаге. В непосредственной обстановке обсуждаются новые произведения писателя и многие вопросы современной литературы. Неизменно самая многочисленная делегация прибывает из Грузии. Это вполне естественно. Заслуженный журналист Грузии Габриэл Намталашвили – глава грузинской делегации когда-то был первым шефом писателя – он принимал юного Александра Потемкина на работу в «Молодежь Грузии». Александр Потемкин – член Союза писателей Грузии, и в 2016 году он был награжден орденом Святого Ильи, который вручила прозаику председатель Союза писателей Грузии Маквала Гонашвили.
Александр Потемкин – автор повестей и романов «Я», «Изгой», «Кабала», «Стол», «Игрок», «Мания», «Человек отменяется», «Русский пациент». Новый роман «Соло Моно» в российской печати и  многих телепередачах объявлен «шедевром мировой литературы». Подобное «вершинное» звание, пожалуй, должно присудить время. Но очевидно, что это незаурядное произведение уже вызвало острые споры и определило полюса мнений – от восхищения до неприятия. Впрочем, как и все произведения писателя с необычной судьбой, порой окутанной тайной, и неповторимым мировосприятием.
Художественно-философская концепция Потемкина – попытка создания модели сегодняшнего мира, это констатация имеющегося и  моделирование мира будущего. Модели зловещей, гипотетической, если процессы пойдут в направлении, предсказанном автором, – то есть в направлении повсеместного разрушения.
В книгу, появившуюся в Москве в издательстве «Порог», вошло послесловие автора этих строк под названием «Homo ли Solo?» («Таежное» блуждание души), которым хочется поделиться с читателями «Русского клуба».
Новый роман Александра Потемкина удивил своей сложностью даже самых его прилежных читателей. Это роман-вызов, и уже в авторской аннотации задан тон: «Уважаемые читатели! Если уровень вашего HIC («эйч-ай-си», высшее выражение сознания, higher intelligence consciousness) меньше, чем 100, то, пожалуйста, не приобретайте эту книгу – вряд ли вы получите удовольствие от ее чтения». При таком посыле не каждый решит признаться в своей несостоятельности, и читатель обеспечен – начинаешь погружаться в причудливую ткань текста. Если автор хотел добиться того, чтобы роман был прочитан даже помимо воли, – он этого достиг.
Уровень HIC и является основным составляющим романа, причем уровень интеллекта напрямую связывается с судьбой человечества, что даже в контексте нынешнего повышенного интереса к возможностям человеческого сознания и мышления представляется оригинальным. А уж выбор персонажа, который взял на себя миссию усовершенствования человечества, просто поразителен. Итак, молодой человек по фамилии Махоркин и со значащим именем Федор Михайлович родом из городка Сивая Маска, что за Полярным кругом, пешком отправляется из родных мест в Астрахань к возможному спонсору Пенталкину, способному финансировать воплощение в жизнь его,  махоркинской идеи.
Внутренний монолог персонажа длиною почти во весь роман начинается сообщением: «Сегодня я уже точно не помню, что именно меня вдруг обеспокоило: нога, рука, голова, живот.  Но боль оставалась в памяти. Именно после нее я, сам того не подозревая, впервые задумался: сейчас меня уже раздражает, почему эта мысль раньше не приходила мне в голову, а что это такое я сам?» То есть герой сразу определяет не просто свою необычность, но «неподчиненность» собственному организму – он не может определить, что же у него болит. Да собственно, на протяжении всего повествования Махоркин отказывается от любого проявления исконных человеческих чувств, интересов и ощущений. Сам он «угрюмый», лохматый, с почерневшими зубами, худой и неказистый. Махоркин подчеркивает свою неприглядность, почти декларирует ее, хотя порой кажется, что именно собственная непривлекательность так мучит его, что он спасается от мира верой в гениальность своей идеи. Она родилась в его сознании и мало связана с реальностью,  мир реальный вообще живет параллельно с героем: «У меня отсутствует вкус на прекрасное или отвратительное. Мое сознание не оперирует такими характеристиками. Я вообще практически не замечаю внешний мир. Мне необходимо предельно сконцентрироваться, чтобы разглядеть его».
Все чувственные  радости и недомогания им отрицаются как  проявление низшего, присущего «сивомасковцам» существования, которое для него олицетворяет все пошлое, примитивное, недочеловеческое. Их стремление устроить свою жизнь, повысить благосостояние, любить, выпить-поесть, одеться и даже завести детей в Махоркине вызывает полное отторжение. Если «подпольный» персонаж Достоевского упивался своей зубной болью и вокруг нее возводил свои болезненные умственнные построения, то Махоркин – уже какой-то завершающий этап отказа от обычных человеческих проявлений, особенно позитивных. Если Махоркин вдруг ощущает в себе (а это случается) какие-либо чувства, близкие к «сивомасковским», он не просто отгоняет их, но стремится истребить: «Но как избавиться от всего этого чисто человеческого, которое я ненавижу не столько в других, но больше в самом себе? Конечно, меня сложно понять: если у них восхищение вызывает то, что они называют прекрасным и возвышенным, то у меня их восторги, кроме удрученности, ничего не рождают. Еще давно я сделал первые шаги по пути, удаляющему меня от людей: в школе и техникуме отказался от общения со знакомыми, единственным собеседником и другом для меня стало Время»... Персонаж пускается в путь с обмылком, полутора тысячью рублями, скудным запасом провианта и вполне современным, невесть откуда у него взявшимся, планшетом. Да это и несущественно, поскольку необходимо для его идейного продвижения по тайге и редких включений в происходящее во внешнем мире.
Александр Потемкин, как и всегда в своем творчестве,  обыгрывает целый пласт идей и сюжетов. Собственно, узнаваемая цитатность характерна для современного, особенно постмодернистского мышления. В данном случае перед нами роман-путешествие, но также доведенный до логического предела.  Преодолевая в XXI  столетии тысячи километров пешком, персонаж по сути путешествует по закоулкам собственного сознания и постоянно декларирует это. Если молодой человек классического романа-путешествия к его завершению «воспитывался» приключениями, общением с новыми людьми, совершенствовался, то и Махоркин меняется к финалу, но эта эволюция  – от интереса к собственной идее – через полное погружение в нее – к отчаянию и трагическому концу.
В начале пути Федор Михайлович определяет его цель и координаты: «В этом путешествии, и я должен это понимать, мне откроется не реальная картина мира, а ее искаженный образ, порожденный моим болезненным сознанием. В этом понимании мой эгоизм становится абсолютным. Свою жизнь я посвящаю лишь себе самому. И чихать я хотел на всех и даже на свой собственный биоресурс. Я одинок и не испытываю никакого желания иметь какое-либо имущество, кроме собственных, порой вздорных, мыслей».
Люди, по Махоркину, в основном обладают самым низким интеллектом, их потребности примитивны, а современное человечество выродилось безнадежно – люди истребляют себя и себе подобных (мотив расширения масштабов уничтожения, войны, ненависти пронизывает повествование): «...свою вершину человечество уже миновало. Последние тридцать лет оно катится в бездну, набирая скорость. Свет, озарявший души и разум, потускнел. Разгул потребительства и восторги от жалких мыслишек, напоминающих мелкие клочья былого, цельного и даже великого, нынче писком наполняют Вселенную». Такому человечеству нет места в Галактике, и хотя человек – результат случайных космических мутаций,  хаоса материи, этот продукт не удался. Единственный путь – создание  биоинженерным путем новой человеческой особи с несопоставимым с нынешним, высоким уровнем HIC.
Следует «вывести» принципиально новый тип человека, и это берет на себя Махоркин из Сивой Маски. Продуктом нанокупажа станет Соло Моно. Поначалу Махоркин еще осознает, что ему не под силу создать нового человека, что все планы – лишь игра его воображения: «Я мечтаю совершенствовать свой вид, то есть, сивомасковцев во всем мире, но отлично понимаю, что для этого у меня нет Времени, и вот я нашел успокаивающий меня компромисс: мне важно не столько  само физическое перерождение, изменение собственной сути, сколько постоянное размышление об этом невероятном чуде...».
От непрекращающегося внутреннего монолога героя время от времени отвлекают события, составляющие некое развитие сюжета, мы подчеркиваем «некое», поскольку ведущим движением сюжета явлется развитие самого Махоркина от мечтаний к полному подчинению собственной идее. Он находит в тайге труп и документы, которые могут принадлежать убийце. Так и происходит,  Федор Михайлович на время «сбивается» со своей траектории  и оказывается в небольшом городке, где выслеживает убийцу – тупого братка, от которого чудом спасается. Далее он встречается с немкой – членом антиурбанистской организации «Индивидуалис». Девушка годами живет в лесу, изредка встречаясь со «своими» и обсуждая лишь насущные проблемы выживания. Касаться вопросов политики и современного быта запрещено. Следующей оказывается компания купальщиков, устроившая на берегу групповую оргию, затем пьяная компания, от которой Махоркин едва уносит ноги. И еще безумный тип, требующий общения, этот оказываесят садистом и рассказывает, что может перемещаться из эпохи в эпоху, причем проделывает свои скачки ежедневно – оказываясь то в застенках Гулага, то среди современных экстремистов. Сам он отрубил голову человеку, который чем-то его рассердил. Галерея чудаков, дикарей, извращенцев и сумасшедших почти не затрагивает чувств Махоркина, он спасается погружением в мечты о нанопинцете, который необходим для создания нового человека на атомно-молекулярном уровне. Вообще он постоянно подчеркивает, что люди его не занимают, он вне этого мира страстей, да и встреченные им лишь убеждают, что человечество безнадежно и нужно поскорей заняться трансформацией людского рода. Моментами герой удивляется самому себе, декларируя одиночество как единственно приемлемую для него форму существования. Одиночество Махоркина абсолютно. Собственно, все герои А.Потемкина одиноки, но в данном случае оно непробиваемо. Да и персонажи, появившиеся на страницах романа лишь подтверждают, что каждый бредет сам по мрачной тайге своих переживаний и мыслей. Природная тайга здесь не причем – она величественна и прекрасна, Махоркин изредка ощущает ее красоту, он чувствует повадки зверей. Но это также затрагивает его «по касательной». Тайга же его сознания мрачна и непроходима.
Однако постепенно возникает ощущение, что Махоркин все же страдает от своей невписанности в реальность. «Я ничем и никогда во внешнем мире не очаровываюсь, потому, что его, мира, я вообще не вижу. Про себя я никогда не восклицал: «Как красиво!» или «Как безобразно!». Когда не замечаешь окружающую действительность, сказать, слава богу, нечего. Молчишь и раскидываешь умом». Лишь пару раз он тепло вспоминает библиотекаршу из родного городка, которая помогала ему. И однажды в его памяти звучит: «Я лишь эпизодом вспомнил свою бабулю и прервал работу памяти», «бабулю», по-видимому, сыгравшую главную роль в его детстве. Остальные – лишь ошибка мутаций: «Да-с, неудачный биоинженерный проект сотворения сивомасковцев вынуждает меня к его фундаментальному переделу ... Но тут без генной инженерии желаемого результата добиться невозможно. Других инструментов, способных гасить соблазны потребления, воспитывать невосприимчивость к телесным искушениям, я не вижу. Однако ампутация чувственности вызовет колоссальный социальный взрыв:  сокращение у граждан небольшого таежного городка потребительского спроса приведет к спаду производства, а это  послужит толчком к развитию экономического кризиса. Лопнут социальные программы».
Все в герое противоречиво и нескладно. С одной стороны, соотечественники его вообще не интересуют, с другой – он размышляет об экономическом кризисе, о котором при его образе жизни никак не должен заботиться. Возникает вопрос – а не эмоциональная ли тупость присуща Махоркину? Как известно, это понятие из области психиатрии, симптом  тяжелых заболеваний.
Да и свою идею герой часто называет навязчивой. Но чем дальше, тем больше она охватывает его целиком. «Их (то есть «сивомасковцев» – М.Ф.) для меня нет. Моя мечта – быть их противоположностью. И все! Единственная моя мысль, которая вызовет у них неприязнь ко мне, так это что я в своем сознании, а не публично утверждаю:  сивомасковцы – не конец эволюции, довольно скоро появится новое существо Соло Моно, мой приемный сын». Писатель мастерски прослеживает, как сознание Махоркина становится все более воспаленным, герой моментами осознает это, но все реже и реже.  «Мне достаточно подключить к мозгу существующую в сознании информацию, касающуюся устройства наносборщика, и в воображении возникнет образ нового существа – я мечтаю назвать его  Соло Моно или Сам в Себе». Противоречия усугубляются: «Вообще же у меня нет никакого сомнения, что все связанное с моим главнейшим проектом, а значит, с этапами жизни Махоркина и с воспаленным сознанием Федора Михайловича, отмечено какой-то ниспосланной свыше сверхсилой». Какие же высшие силы, когда Махоркин абсолютно убежден в отсутствии высших, во всяком случае, божественных сил? К примеру, он утверждает: «Если я – мельчайшая часть общей материи, то и передо мной не должны возникать вопросы, что есть божественное, благородное, а что – дьявольское, антигуманное. Жизнь, материя, Вселенная – это продукты стихии, а я могу внести в этот необдуманный процесс интеллектуальное начало».
Постепенно проявляются черты мании величия. Махоркин начинает верить, что именно он создаст Соло Моно: «Надеюсь, настанет день, когда я передам в дар миру идеальный образец великого Соло Моно. В его сознании моментально будет совершаться оценка любого глобального события, точная и всесторонняя».
Если одной из целей автора было нагнетение безысходности, это удалось блестяще – читатель словно продирается через тайгу вместе с Махоркиным – тайгу реальную и непроходимую тайгу его воспаленного сознания. И постоянно герой видит перед собой полотна Сальвадора Дали, которые становятся лейтмотивом наррации, а возможно, и ключом к пониманию видений Махоркина. В романе, как у А.Потемкина во всех произведениях, просматривается широкий культурологический ареал – перекличка с Ницше, Хайдеггером, Федоровым, современными философами, сюжетные и персонажные цитаты из Гоголя, Салтыкова-Щедрина,  Маркеса. И, конечно, Достоевский, который, словно закулисный персонаж, присутствует в ткани романа, а его наследие является ведущим интертекстом.
Попутно Махоркин начинает высылать по электронной почте статьи-послания сильным мира сего – главам государств, высшему духовенству. Это размышления о мировых религиях и институте церкви, о политике и Евросоюзе. Он даже переводит их с помощью компьютера на английский и китайский, считая, что его посланиям должны внять все континенты, и одновременно сомневаясь, что на них отреагирует хоть один адресат. Эти вставки представляются менее органичными, во-первых, вряд ли Махоркину могут быть доступны все приведенные в них сведения, во-вторых, при своем воспаленном состоянии он скорее всего не мог бы логически построить какой-либо текст, хотя известны случаи,  когда люди, охваченные сверхъидеей, направляют свои тексты именно в высшие инстанции.
Последнее послание касается пагубности искусственного интеллекта и уверенности, что именно новый биочеловек должен населить планету: «Скажу, что материальной реальностью является лишь вещество. Соло Моно создается из материальной реальности, то есть из вещества; это творение из органики. Существуют причины, вынуждающие меня браться за свое детище без промедления. У меня есть конкуренты. Я бы выразился даже более жестко: у сивомасковцев есть противники, которые ни перед чем не остановятся. Это всемирно известные фирмы, основательно взявшиеся за создание искусственного интеллекта. Они намерены использовать не природные органические вещества, а пластик, металлы и прочую неорганику. Поэтому я не могу браться ни за какой другой проект. Соло Моно фактически стало частью моего собственного существа; кроме идеи создания жителя Вселенной, в голове моей ничего нет и быть не может».
И, наконец, герой на пике своего земного унижения начинает собственно себя ощущать первым новым человеком: «В этот момент в голову пришла совершенно неожиданная, обескураживающая сознание мысль. Если я так радикально отличаюсь от сограждан своей ментальностью, мировоззрением и дерзновенной устремленностью к созданию нового обитателя глобального мира, если я совершенно не испугался отправиться в преисподнюю, то возможно предположить нечто удивительное: некий неизвестный (или неизвестные) ученый уже сложил 27 лет назад из биологического строительного материала самого Федора Махоркина, первую версию Соло Моно?» Кто же этот Соло Моно? Субъект, обладающий высочайшим HIC, которому будет доступен диалог с разумными существами всей Галактики. Но каковы его душевные качества? Единственное, о чем рассуждает в этом направлении Махоркин – новый человек будет лишен всего суетного и не будет агрессивным. Неудивительно, что мечты Махоркина полны противоречий: то он говорит, что ничто из жизни гомо сапиенс не будет характерно для Соло Моно, то пытается наделить его именно лучшими человеческими качествами – душевными, а не только интеллектуальными... И все глубже в эти противоречия погружается.
Встреча с предполагаемым спонсором – реальным олигархом Пенталкиным состоялась и завершилась крахом. Поначалу бизнесмен даже заинтересовался проектом, но вскоре осознал, что перед ним безумец. А, возможно, оказался не способным оценить масштаб идеи. Если раньше,  порой с параноидальным стремлением, пытались создать вечный двигатель, то перед нами – задача создать новый тип человека, таков изобретатель XXI века. Фактически Пенталкин – единственный оппонент идей Махоркина, увидевший в нем обиженного, несостоявшегося человека, которому недоступны обычные чувства и занятия обывателя. Когда-то был задан вопрос: «Достаточно ли он сумасшедший, чтобы быть гениальным?» В отношении персонажа А. Потемкина этот вопрос остается открытым.
Герой совершает самоубийство – на последние деньги покупает в аптеке пенталгин и настойку боярышника и уходит из жизни. В последние мгновения угасающего сознания он надеется, что продолжит свой путь в ином измерении и там осуществит свою мечту.
Махоркин не раз размышлял о смерти, и ему кажется банальным и непристойным обычное погребение. «Смерть должна быть праздником!» – заявляет человек, не способный ощущать радость жизни. Мысль о том, как совершится погребение, нередко будируется в современной литературе. Так, героини пьесы польского писателя Ежи Пильха «Множество демонов» – юные сестры, наделенные сверхъестественными способностями,  решают быть сожженными после смерти. Это рассматривается как вызов, поскольку их отец – протестантский пастор.
Роман «Соло Моно» – еще более резкий и безжалостный, чем остальные произведения писателя. Если раньше А. Потемкин размышлял о падении человека внутри человеческих категорий и оценок, то ныне он представил персонаж, выведенный из системы людских чувств и ценностей. Если в центре предыдущих романов была, прежде всего, судьба России, то в «Соло Моно» выносится приговор нынешнему состоянию и «исчерпанности» всего человечества. Роман программный, написанный в уже известном нам авторском жанре – вплетенное во все пласты художественной ткани философское обоснование,  препарирование разрушенного  мира и человека в нем.   Отдельного персонажа и всего человечества в целом.
Возникает вопрос, почему мысли и идеи, которые тревожат самого автора, доверены «пораженцу», человеку убогому?  Божественную миссию создания нового человека берет на себя некто, не верящий в Создателя. Но если  взглянуть с иной точки зрения – с позиции гуманистической русской литературы – перед нами несчастный, недолюбленный, недоласканный человек, возможно, с большим нереализованным потенциалом. Однако  потенциал этот направлен на несоизмеримые с его масштабом идеи, которые, созидательные по замыслу, оказываются для него разрушительными. Он мечтал расселить свое творение по всему Космосу, а бездна космоса и безграничное время обернулись для него тупиком. Хотя в своей творческой мысли Александр Потемкин почти всегда непредсказуем. Возможно, такой персонаж, пребывающий на грани полета интеллекта и мерцающего, воспаленного сознания, и может быть глашатаем прорыва в новые перспективы?
Многие вопросы остаются без ответа. В наши дни, когда всем мыслящим людям очевидно, что человечество достигло грани, за которой или бездна, или поиски принципиально новых путей, когда искусственный интеллект несет в себе реальную угрозу, которая, быть может, не за горами, размышления о возможных путях весьма актуальны. И роман А. Потемкина погружает в самые тяжелые, но неизбежные раздумья.
Ведь, возможно, из дремучего таежного сознания есть выход. И раз человечество, по крайней мере, нужно не уничтожить, а улучшить, это может быть путем к надежде.


Мария Филина

 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ЛЕТНЯЯ ШКОЛА СТД ПОДВЕЛА ИТОГИ

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/21728234_343601572765607_8989407747467824912_n.jpg?oh=08cf07da8b2b63cd60f240bfb800677b&oe=5A5CE6B8

В подмосковном Звенигороде прошла XI Международная летняя театральная школа СТД РФ. В числе тех, кому повезло окунуться в этот удивительный мир, оказалась актриса Тбилисского театра им. А.С. Грибоедова Нина Калатозишвили.
Международная летняя театральная школа СТД РФ под руководством Председателя Союза театральных деятелей РФ, Народного артиста России Александра Калягина ежегодно проводится в подмосковном Звенигороде в июне.
В 2017 году Школа собрала 85 артистов из 24 стран, а результатом работы стали целых пять постановок! Учащиеся занимались в одной из трех творческих мастерских, которые возглавили Вениамин Фильштинский, Гитис Падегимас и Дмитрий Мелкин, а также посещали занятия по сценической речи, фехтованию, сценическому движению, ритмике и т.д. По итогам обучения зрителям показали пять выпускных спектаклей: «Ловля форели в Америке» по мотивам романа Ричарда Бротигана  (режиссер Борис Павлович), «Реконструкция скелета» – народные чтения драматурга Ксении Драгунской, по мотивам произведений Бориса Пильняка (режиссер Александр Огарев), «Проун. Супрематические опыты» – театрально-цирковой перформанс (режиссер Елена Польди), «Смерть Тарелкина» – кукольный спектакль по одноименной пьесе А.В.Сухово-Кобылина (режиссер Александр Янушкевич).
Актриса Грибоедовского театра Нина Калатозишивили приняла участие в пластическом спектакле «Оригами». Постановка режиссера Александра Пепеляева рассказывает о японской девочке Садако, которая пережила трагедию Хиросимы, и заболела смертельной лучевой болезнью. У японцев есть поверье, что если сделать тысячу журавликов и загадать желание, то оно непременно сбудется. Садако успела сделать только 644 журавлика. Она умерла, но ее друзья сделали оставшиеся 366 журавликов, исполнив ее последнее желание. Примечательно, что весь реквизит артисты сделали своими руками. Как пошутил режиссер, понадобилось всего 14 километров бумаги. Спектакль был показан трижды – в театральном центре «На Страстном», в Звенигородском центре им.Любови Орловой и в Истринском драматическом театре.
Нина Калатозишвили служит в Грибоедовском театре с 2010 года. Играет в спектаклях «Холстомер. История лошади», «Гроза», «Гетто», «Путешествие в страну чудес», «Морозко», «Двенадцать месяцев» и др. Она поделилась своими впечатлениями от участия в летней Школе: «Говорить о Школе с людьми, которые там никогда не бывали, невероятно сложно! Все, что произошло за этот месяц, останется со мной навсегда! Это очаг беспрерывного искусства, место, где возможно все, где каждый – твой друг, где есть шатер, костер и пруд, где время длится вечно, или, точнее, совсем перестает существовать. Нет слов, которые могли бы передать степень моей благодарности организаторам! Вы лучшие, ребята! Это «лето любви», «чумовое» лето, наше лето… Буду помнить каждое мгновение от «Ты приехал в СТД, улыбнись!..» до феерического закрытия Школы. И, в некотором смысле, XI Международная летняя театральная школа осталась открытой, потому что люди, которые вошли в мое сердце, уже никогда из него не уйдут!».
Грузию на летней Школе также представил актер тбилисского государственного армянского театра им. П. Адамяна Серго Сафарян. Примечательно, что в прошлом сезоне он исполнил одну из ролей в спектакле «Мне Тифлис горбатый снится», поставленном на сцене Грибоедовского театра.
Подытожил работу Школы ее художественный руководитель Александр Калягин: «Что бы вы ни делали на сцене, что бы вы ни делали в искусстве, вы – творческие люди. Творческие люди работают душой. Берегите свою душу, постарайтесь сделать так, чтобы в ней было как можно больше ценного и как можно меньше таких вещей, от которых вы сами себя можете не узнать».
На церемонии закрытия всем участникам торжественно вручили  дипломы государственного образца о повышении квалификации.

 
СПОРТ ДАРИТ РАДОСТЬ ОБЩЕНИЯ

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/19884091_317774028681695_4395841205751244692_n.jpg?oh=6db4c805947b818f9f8f1873c903a70f&oe=5A0C829A

В столице Татарстана с 14 по 22 мая проходили III Всемирные игры юных соотечественников. 600 детей и подростков из 48 стран мира съехались в гостеприимную Казань для участия в соревнованиях по самым популярным среди школьников видам спорта: шахматам, плаванию, мини-футболу, стритболу (баскетбол 3х3), настольному теннису.
Главные задачи этого поистине благородного проекта – укрепить связи между представителями подрастающего поколения соотечественников, живущих за пределами России, и популяризация юношеского спорта.
По инициативе главы Координационного совета организаций российских соотечественников Грузии, президента «Русского клуба» Николая Свентицкого в III Всемирных играх юных соотечественников приняли участие дети из разных регионов страны, специально для них были пошиты спортивные костюмы молодыми грузинскими дизайнерами. В составе делегации из Грузии были шахматисты, подготовку которых осуществляла опытный тренер из Батуми Светлана Утянская. 12 юных спортсменов из Грузии участвовали в трех видах спортивных соревнований. Результаты оказались впечатляющими: по настольному теннису и шахматам грузинские спортсмены вошли в первую десятку – теннисисты заняли четвертое место, а шахматисты – пятое.
Помимо спортивных состязаний участников ждали сюрпризы – встречи и знакомства со звездами мирового спорта – многократными чемпионами мира и Европы, обладателями высших спортивных регалий – Анатолием Карповым, Ириной Родниной, Николаем Валуевым. Главным судьей соревнований был двукратный призер Олимпийских игр, призер чемпионата мира и Европы Ирек Зиннуров. Партнером Игр второй год подряд явлется банк «Югра».
Участников Игр порадовала по-праздничному насыщенная культурная программа: экскурсии, открытые уроки, встречи, мастер-классы, дискотеки. Юные спортсмены приняли участие в международном форуме «Молодые соотечественники против терроризма». На «Аллее соотечественников» их руками были высажены сотни деревьев. Среди почетных гостей этой акции был уроженец Батуми, депутат Государственной Думы РФ, член правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом,  сопредседатель оргкомитета Всемирных игр Отари Аршба. Яркой и исключительно познавательной была конкурсная программа «Визитная карточка». Ее участники рассказывали о странах, в которых живут. Стоит отметить, что делегация из Грузии заслужила горячие аплодисменты и самую высокую оценку.
Интерес не только для участников, но и многочисленных зрителей вызвала интеллектуальная игра «Диалоги на русском», позволившая проявить и, конечно, расширить свои знания о русской культуре, литературе, истории, географии и языке. С юными соотечественниками занимались представители программы «Послы русского языка в мире».
По словам знаменитой спортсменки Ирины Родниной, которая возглавляет Всероссийскую федерацию школьного спорта, Всемирные игры – это не только и не столько спорт. И действительно, этот замечательный турнир дал детям и подросткам возможность получить радость от общения друг с другом, много удовольствий от встреч и приобретенных знаний. Именно так закладываются основы взаимных симпатий и понимания. А это фундамент в будущем для мира и спокойствия на земле.

Александра Анисимова

 
ГРУЗИЯ: ВЗГЛЯД ЭМИГРАНТКИ

https://scontent-sof1-1.xx.fbcdn.net/v/t1.0-9/19420535_309898589469239_2352446106232279904_n.jpg?oh=272d6e633b0153f88d4ce6e0a0b105b7&oe=59C9C812

Волнующая, солнечная и сказочная. Эта страна тревожила сердца многих поэтов, писателей, путешественников. Грузия – страна, куда я переехала из России. Какой я увидела ее впервые? Легкость романтики и опасность менталитета, европейские нововведения и древние традиции. Здесь сочетается несочетаемое. Ультрасовременные здания из стекла и бетона и старинные итальянские дворики с резными балкончиками. Загадка – длиною в жизненный путь.

Прошлое и настоящее
Самое тяжелое, нудное и «всплывающее окно» – это воспоминания. О Родине, России, семье, друзьях...
Труднее всего оказалось – совместить это самое прошлое с настоящим. Бешеный ритм России и южная ленивость Грузии. Трудовой график с 8 утра и роль домохозяйки. Отсутствие выходных и постоянное пребывание дома. Как это соединить? С такими внутренними проблемами я столкнулась здесь, в Тбилиси, окунувшись в совершенно непривычный для меня мир.
В такой ситуации душевных противоречий есть несколько вариантов: от великой депрессии и театральной ностальгии до возвращения на родину. Но я выбрала наиболее оптимальный – не оглядываться назад. Не жалеть о прошлом. Не стоять спиной к своему будущему.
Двигаться только вперед, дабы не проворонить настоящее... Включила режим перезагрузки, переоценки ценностей и поиска смысла в реальной действительности. Славяне вообще хорошо адаптируются, так в чем же дело? Главное – договориться со своими тараканами в голове, остальное – наживное. В нашей жизни хотя бы стремления зависят только от нас.

Культурный шок
Есть в Грузии вещи, понятия, явления, которые идут вразрез с моим мировосприятием. Это касается разных сфер жизни, многочисленных мелочей, из которых она собственно и состоит.
К примеру, отсутствие в Тбилиси зимы, снега, разъезжающих по городу деда Мороза и Снегурочки. Порой я теряюсь во времени и пространстве. Какой сейчас месяц? Когда будет холодно? Сейчас зима? Действительно?
Не секрет, что грузины любят и чтят традиции. Сдвинуть их вправо или влево порой невероятно сложно. Это касается и манеры одеваться, и застолья, и поведения.
Вот, например, тут не принято дома снимать обувь. Я уже смирилась с гостями. И нечеловеческими усилиями воли заставила себя не смотреть на ноги друзьям, когда они к нам приходят. Ну не поменяет вся Грузия ради меня своих привычек! А вот с домашними холодную войну продолжаю. Особенно усилила свои правила с появлением маленькой дочки. А недавно, намывая пол, в сердцах крикнула: «Увижу кого в ботинках – тресну шваброй!» И представляете... Меня боятся! Но продолжают шлепать в обуви. И так во всем. Грузины невероятно упертый народ.
В Грузии ничего не выкидывают. Никогда и ни при каких условиях.  В домах есть такие древние вещи, что с трудом можно догадаться об их предназначении. Почти в каждой семье живут громоздкие, из цельного дерева комоды, тяжеленные круглые столы, вычурные кованые люстры и вазы. Порой вокруг этих вещей и выстраивают весь интерьер. В собственных домах обязателен камин, как дань традициям. Доисторические кастрюли, мясорубки, столовое серебро, потемневшие от времени подсвечники, сифоны для газировки и даже наши, русские самовары! Например, моя свекровь создала из деревянных ложек, копившихся годами, кухонную люстру. Собирательству грузин нет предела.
В Грузии муж не отпрашивается у жены! Русские жены к такому явно не привыкли.  У нас ведь как? Надо сначала пропылесосить, сделать все дела по дому, а потом, так уж и быть – можешь сходить в баню с мужиками... Тут абсолютно все по-другому. Вообще. Муж делает так, как считает нужным. Встречи с друзьями – это святое. Он, конечно, поставит меня в известность, но заискивать, умолять или как-то компенсировать свое отсутствие не станет. Как я с этим смирилась? Да просто люблю мужественность. У грузин, к слову, очень выражена мужская харизма. Так зачем ее истреблять? Лучше чувствовать себя женственной, нежной и слабой, нежели отвешивать подзатыльники мужу и выполнять тяжелую работу. Равноправие ведь оно во всем равноправие.
Поражает здешнее отношение к женщине. Особенно к матери.  В России как? Жена должна работать, убирать, готовить, следить за мужем и детьми... А также откапывать зимой из снега машину, чинить ее, таскать тяжелые сумки и т.д. Вот оно – пресловутое равноправие!
Здесь несколько иначе. В основном проблемы по обеспечению семьи лежат на мужчине, он добытчик и хозяин. А женщина – хранительница очага. Муж, конечно, не заставляет вас сидеть дома силой, если есть работа – пожалуйте! Но этого никто не требует, и основная задача – забота о семье.
Я бы сказала, тут развит культ родителей. Никогда бы этого не прочувствовала, если бы не родила маленькую грузинку. С ее появлением отношения в семье поменялись. У меня появилось право голоса в решении ключевых вопросов. Причем заметила, что муж, охраняя меня, может строго поговорить с маленькой дочкой, подчеркивая мой статус. Никакого панибратства и распущенности. Дети должны знать свое место. По словам моей старшей, русской дочери, я здорово укрепила позиции. И отлично! Мосты ведь давно сожжены.

Точки соприкосновения
Человек – такое интересное и беспокойное существо, которое всегда все сравнивает. Так и я. Хотя уже перестала при каждом удобном и неудобном случае твердить: «А у нас, в России...» Кому это интересно?
Теперь ищу точки соприкосновения, нечто родное или близкое сердцу, душе... или желудку. И, что удивительно, нахожу.
У нас одна вера, мне во многом это облегчает жизнь. Не идет вразрез с моим воспитанием и объединяет. Общие праздники и обряды, а значит, одинаковый взгляд на некоторые нематериальные ценности. Хотя масленицы мне не хватает. И блины тут не в почете. Однако...
Грузия – вкусная страна! А русские не откажутся от плотного обеда. Шашлыки, шаурма и хинкали... Что может быть вкуснее? Мне кажется, никогда не смогу ими насытиться. К слову, я забыла про майонез и оливье, на свете есть куда более интересные блюда.
Еще один момент, определенно для меня близкий и понятный – это теплые отношения родственников. В моей российской семье тоже приняты шумные и веселые семейные застолья, взаимопомощь и «чувство локтя». В Грузии, вдали от своих родных, я плавно влилась в семью мужа. А когда были живы его родители, всегда чувствовала их поддержку, внимание и заботу.

Назвался груздем – полезай в кузов
Отбросив лирику, метания и ностальгию, думаю, добилась определенных результатов. К слову, не уверена, что смогла бы это сделать на своей Родине, если бы привезла мужа туда. Значит, обстановка, менталитет, традиции и упрямая любовь грузин ко всему родному, помогли мне в адаптации. Итак, находясь в браке с грузином три года я:
Поняла и приняла, что мужчина в семье главный. Это освободило меня от постоянной ответственности за все вокруг: землетрясения и цунами, неоплаченные счета и поломку машины.
Научилась готовить грузинские блюда. Мои домашние грузины с презрением относились к русским супам и салатам. Однажды сын моего мужа сказал, вздыхая и глядя на стопку блинчиков: «Вот если бы на каждый ты положила кусок шашлыка, то мы быстро бы управились с ними...»
Подружилась с родственниками и друзьями мужа. Конечно, в зрелом возрасте трудно доверяться новым людям, но мне оказалось это жизненно необходимым. Они помогли мне во многом – понять менталитет этого народа, что в какой-то степени даже облегчило взаимоотношения в моей семье.
Поняла, что дочь будут воспитывать в грузинских традициях. Моя младшая дочка родилась и живет здесь, в Тбилиси. Понимает два языка. Но отец ее уже сейчас воспитывает по-своему. Разница в воспитании, конечно, есть. Но я не стану перебивать своей славянской культурой, если она где-то пойдет вразрез. Зачем нам скандалы в семье?

Безусловно, для того, чтобы полностью адаптироваться к жизни в Грузии, мне может не хватить и всей жизни. Уж настолько мы разные. Но знаю одно – интересно видеть необычное каждый день, познавать, открывать что-то новое, примерять на себя. Ведь как говорят категоричные грузины? Где находишься, ту одежду и носи!

Взгляд в будущее
Сильные, упрямые, и невероятно живучие. Так я думаю о грузинах.  Их трудно свернуть с намеченного пути, запугать. Несмотря на очень упорные десятилетние старания извне, они сохранили и культуру, и традиции. Только вот что ждет впереди?
Оказалось, я тоже заинтересована в этом самом будущем. И прежде всего, как мать. Моя старшая дочь планирует уехать из России, окончить магистратуру в Тбилиси и связать свое будущее с этой страной. Младшая – вообще никуда отсюда пока не собирается. И я не хочу, чтобы ей эта мысль когда-то закралась в голову. Однако в этой стране столько проблем и противоречий, что не говорить о них – словно закапывать голову в песок.
К примеру, отечественные пенсии равны! Звучит гордо. Но где еще такое встретишь? Директор завода и уборщица в одинаковых условиях. Я не против труда чернорабочих, совсем нет. Но ведь не сравнить уровень ответственности или напряженную работу руководителя крупного предприятия, главного врача, директора школы и санитарки, уборщицы и грузчика. Верно? Разная у них эта самая напряженность, и ответственность, и последствия, да и наказание за оплошность.
А к старости оказывается, что они одинаковую трудовую жизнь прожили. Выживают грузинские старики. На фасоли, картошке или хачапури. Да и дети помогают. Только вот что делать с молодежью? Им ведь продолжать традиции, так как они будут управлять страной.
А какая мотивация у подрастающего поколения? Зачем им учиться и чего-то достигать? К чему карьерная лестница и профессиональные достижения? К чему вообще развитие?
К сожалению, сейчас в Грузии сознательно или неосознанно взращивают поколения потенциальных эмигрантов.  Все стремятся уехать на заработки.  Но ведь обидно: не врачами, юристами и учителями едут трудиться молодые грузины. За границей их удел – рабочие, нянечки, сиделки и уборщицы. Мы уверены, что именно этого хотим для своих детей и внуков?
Хотелось бы видеть Грузию сильной и свободной, перспективной и процветающей, ласковой и любящей своих граждан. Грузию, опирающуюся на вековые традиции, сохранившую свою веру и землю.  


Юлия ТУЖИЛКИНА

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 6
Воскресенье, 17. Декабря 2017